анна-бонд-1

Алфавит Анны Бонд

Город. Красивый у нас Минск. Не могут не радовать последние преображения в нем. Многие говорят, что город разрушают, строят что-то невпопад. На самом деле нет. Все имеют право жить, эпоха сменяет эпоху, когда-то мы будем вспоминать эти недостроенные гостиницы с ухмылкой. Потому что все будет достроено и будет функционировать. Я считаю, нужно обращать внимание в первую очередь на себя, а не на то, что вокруг. Разобраться бы в своем «городе». Нежно люблю улочку Карла Маркса и Дрозды. Мои окна выходят и на Дрозды, и на «Арена-сити», и я тоже переживала раньше, что испортили вид. А сейчас думаю, как прекрасно, ведь я могу в 12 ночи выбежать из дома купить что-то недостающее. Это удобно. А Дрозды – как царство мертвых: там всегда спокойно. Причем рядом очень живой проспект, но вот 50 метров от него вглубь – и уже совсем другой мир. С одной стороны, развитие, с другой – тишь да гладь. Каждый должен найти в городе свою локацию и чувствовать себя в ней удобно.

Любовь. Чувство, без которого жить нельзя. Однажды я загадала себе на Новый год любви. И весь год у меня было столько любви… до тошноты. Любовь приносит страдания, способна разрушать, ломать человека. Нужно быть очень аккуратным с этим чувством. На кинофестивале «Лiстапад» я посмотрела фильм «Любовь» французского режиссера Гаспара Ноэ. И рекомендую его посмотреть всем мужчинам!

Мама. Любимая моя мамочка, пусть она будет счастлива! Недавно она зарегистрировалась в инстаграме и мониторит меня. Часто ругает за то, что я там что-то не то написала. Хотя я стала гораздо скромнее, чем раньше. Потому что Игнат (сын) подписан, друзья его… нужно блюсти себя, матом не ругаться. А мама у меня очень строгая. И нас с сестрами правильно, я считаю, воспитали благодаря именно маминой строгости. Зная, какую программу я давала, и когда я сама стала матерью, я ее хорошо понимаю! По-другому с нами нельзя было. Я же не водилась с отличницами в школе. Они были красивыми, с белыми бантами, а я – гадкий утенок из многодетной семьи. Поэтому и компания у меня была стремная. Одна одноклассница из папы сделала Франкенштейна, получила за это 11 лет. Так что если бы не мамина строгость, неизвестно, что было бы. От мамы у меня закрытость. Многие думают, что я – человек очень открытый. Нет. Люди знают только то, что я позволяю им знать. А еще такая история с моей мамой была. Бабушка, умирая, сказала ей: «Наташа – ты беременна, только не вздумай делать аборт, у тебя будет дочка». Мама моя еще не знала о беременности (я посчитала, у нее было не больше 2 недель), и бабушка оказалась права. А звали ее Анна, и меня тоже назвали в честь нее.

Народ. Мне нравится работать с простыми людьми. В своих репортажах я спрашиваю о том, что сама хотела бы услышать, о том, что мне близко. Когда выезжаешь в регионы, видишь, как на самом деле живет наш народ. И не всегда это весело. Хочется, чтобы народу дали свободу, не мешали реализовывать свои идеи. Молодежь стекается в Минск, а развивать «свое село» никто не хочет, потому что неинтересно. У моей двоюродной сестры, которая работает в районной школе, в классе 7 детей – все уезжают, учить скоро будет некого.

Папа. Мужчина № 1 в моей жизни! Был, есть и будет. В детстве у нас было безграничное взаимопонимание. С теплом вспоминаю, как он меня водил на Сторожевский рынок за рыбками, потому что сам их разводил. Он работал на базе водителем, ездил на грузовике. У меня даже мечта была: когда вырасту и куплю машину, номер возьму, как у папиного грузовика: 2221 МИЩ. К сожалению, такого в ГАИ не было, но получился похожий. И я не теряю надежды однажды получить заветный номер. А еще помню, как я перебегала улицу Ванеева, а там как раз заливали асфальт смолой. Раз наступила – сандалики прилипли, второй раз – носочки прилипли, сандалики-то уже остались позади. И тут едет мой папа на грузовике и посреди дороги меня выхватывает из этой смолы. Много у него в жизни было всяких историй… Он долго выпивал, и я уже потеряла надежду, но однажды случилось чудо. Тяжело это все было переживать.

Работа. Этот год у меня был очень плодотворным. Мое сотрудничество с БАТЭ, во-первых. И нашумевшая история с историей про раздевание (Анна обещала раздеться на стадионе, если БАТЭ выиграет у «Барселоны», об этом написали все СМИ Беларуси. – Прим. ред.). Хочу сказать, что сотрудничество со спортивным клубом – это новая для меня аудитория, но приняли меня хорошо, тепло. Еще мне предложили попробовать свои силы на радио. Есть проект с крупным интернет-порталом. Работы очень много! И в разных направлениях, что мне нравится. Приятно, знаете, когда женщина зарабатывает деньги. У нас в семье с мужем всегда так было: если он заработал, он мне дает деньги, если я заработала – это мои деньги (смеется).

Столовая. Люблю я столовку! Все-таки я советский ребенок, выросла на парных котлетках и водяном пюре. И всю беременность ездила в столовку. Сейчас все перешли на кафе, коих выбор в Минске – огромный. А я – за столовую. Все это еще к тому же дешево. Хочу сходить в столовую ГУМа, и, возможно, даже какой-то репортаж сделаю об этом месте.

Творчество. Человек должен быть творческим. Это должно быть во всем! Если женщина – домохозяйка, она должна дома творить бесконечно. На кухне, в постели. Не нужно говорить, что Бог не одарил. Сегодня есть интернет – зайди и вдохновись. Мне кажется, вообще нет не одаренных людей. Нас всех учили в детском саду петь, танцевать, лепить. Все мы получили хоть какое-то творческое начало.

Х… Здесь должно быть слово из трех букв. Люблю творчество группы «Ленинград». Шнур придал этому слову особую художественность. Да и слово очень емкое, им в нашей жизни можно многое описать.

Честность. Это качество, к сожалению, присуще не многим людям. Нужно быть честным в первую очередь по отношению к себе. Потому что самообман, этот внутренний яд, сильно портит жизнь. Я всегда говорю то, что думаю, и стараюсь быть честной с собой. Говорите людям правду, не льстите, пусть они замечают свои ошибки.

Шалаш. Я не верю в то, что с милым рай в шалаше. Когда начинается быт и рутина, все проходит: и любовь, и страсть – и начинается шалашовский быт. Лучше съемная квартира в таком случае. У меня никогда не было никакой домработницы, няни, я всегда все делала сама. Но сейчас, в силу моей катастрофической занятости, ко мне иногда приезжает младшая сестра и помогает. В свой дом мне трудно впустить чужого человека, и я не очень люблю гостей. Мои гости – люди исключительно избранные, очень редкие. Потому что мой «шалашик» – моя крепость. А чужих женщин, мне кажется, к себе домой вообще пускать нельзя.

Беседовала Мария Столярова 

Фото: Kanaplev+Leydik

Алфавит Ильи Лагутенко 

Алфавит Владимира Цеслера

Алфавит Мелиты Станюты

Алфавит Дениса Дудинского 

Алфавит Александра Куллинковича

Алфавит Максима Поташева