Kletochnaya-kosmetika-KRAVT

КЛЕТОЧНАЯ КОСМЕТИКА

почему ее называют «отпуск для кожи»

и кому она подходит?

kisspng-anti-aging-cream-skin-care-cosmetics-woman-face-woman-5b36c8e70569e2.7769353415303170310222

Первый женский

digital-журнал

в Беларуси

gorodw.online
РНПЦ "Кардиология" журнал Город Женщин

Профессор Наталья Митьковская: «Лишь у 50% людей инфаркт имеет классическую картину»

Сердечно-сосудистые заболевания — первая причина смертности во всем мире.  По данным ВОЗ, ежегодные потери от таких патологий составляют около 17 млн человек. В Беларуси лишь за январь-март прошлого года от болезней системы кровообращения скончалось более 18,4 тысяч человек, или 60% от общего числа умерших. Удручает и тот факт, что болезни сердца все чаще поражают людей среднего возраста.

Как понять, что с сердцем не все в порядке? Можно ли хоть как-то обезопасить себя? О важных вещах мы поговорили с руководителем РНПЦ «Кардиология», профессором Натальей Митьковской.  

Митьковская, журнал "Город женщин""

Наталья Митьковская, директор РНПЦ «Кардиология», заведующий кафедрой кардиологии и внутренних болезней БГМУ, доктор медицинских наук, профессор, председатель Республиканского общественного объединения «Белорусское общество кардиологов и терапевтов».

 

— К сожалению, сердечно-сосудистая патология в Беларуси, как и во всем мире, является основной составляющей в структуре  заболеваемости и смертности населения, — отмечает эксперт. — Наша кардиологическая служба работает на очень высоком уровне, но, чтобы повлиять на показатели по ССЗ (здесь и далее «сердечно-сосудистые заболевания» – Прим.ред.) надо усилить первичную профилактику. Именно она определяет, изменится ли трагичная статистика в меньшую сторону.

А первичная профилактика невозможна без участия самого гражданина. Пока человек не полюбит себя, пока не поймет, что ему надо отказаться от вредных привычек и составить четкое представление о показателях здоровья, хорошего результата добиться не удастся.

— Есть какие-либо данные насчет показателей здоровья у белорусов?

— Пять лет назад ВОЗ провела исследование STEPS — очень серьезное и важное для Беларуси. В его рамках была опрошена значительная часть респондентов по поводу рисков ССЗ. Результаты получились не очень радостные.

У огромного числа белорусов есть значительные неблагоприятные отклонения в липидограмме. Более того, многие никогда в жизни не проводили подобных исследований, а если и проводили, то не сделали никаких выводов.

То же касается показателей глюкозы, артериального давления. Еще одна тревожная тенденция: довольно много людей, принимающих антигипертензивные препараты, не достигают цифр так называемого целевого артериального давления. На этот счет у врачей есть злая, но справедливая фраза – о том, что плохо леченный пациент – это пациент, не леченный вовсе.

STEPS указало и на такую беду: количество соли в рационе белоруса превышает норму практически вдвое. Но, солеедение является одним из серьезнейших механизмов прогрессирования артериальной гипертензии.

«Надо ходить хотя бы по 30 минут в день»

Очередной, серьезнейший фактор риска ССЗ – гиподинамия. Огромное количество людей проводят больше половины рабочего времени, сидя за столом или компьютером. И это тоже существенное основание для прогрессирования гипертензии, ожирения и в итоге – хронической сердечной недостаточности. Мы обязаны призвать людей к занятию физической культурой. В этом вижу важнейшую комплексную задачу профилактической медицины.

— По поводу гиподинамии. При сегодняшнем сумасшедшем ритме жизни сложно заставить себя пойти в тренажерный зал. Есть альтернатива?

— Конечно, например, быстрая ходьба. По европейским рекомендациям ВОЗ, человек должен выкроить хотя бы 30 минут не менее 5 раз в неделю на прогулку достаточно бодрым шагом. Я же рекомендую своим пациентам делать это каждый день и в течение часа. Если не нравится ходьба, можно плавать. Если нет противопоказаний — заниматься игровыми видами спорта. Но двигательная активность чрезвычайно важна. В том числе и как профилактика ожирения.

— Еще недавно считалось, что для белорусов проблема ожирения не существенна, если сравнивать, например, с американцами. Или это уже не так?

К сожалению, лишний вес сейчас – это проблема, которая не чужда белорусам. Исконно да,  белорусская нация характеризуется стройностью.

Типичный белорус – это рослый человек нормальной комплекции. Однако в последние годы все поменялось: фастфуд, гиподинамия и другие вредные привычки делают свое дело.

Но в то же время меня радует, что сейчас растет молодое поколение людей, ориентированных на то, что здоровье –  их богатство. Они придерживаются и здорового питания, и здорового образа жизни в целом. Если нам удастся вырастить такое сознательное поколение белорусов, то значительная часть работы по снижению неблагоприятных показателей ССЗ будет реализована.

Кстати, в 2020 году в Беларуси проходил повторный этап опроса STEPS. И по некоторым пунктам мы видим положительную динамику. Белорусы поняли, что у них есть системная, национальная проблема по сердечным заболеваниям.

РНПЦ "Кардиология" журнал Город Женщин

РНПЦ «Кардиология» журнал Город Женщин

«Очень важно умение держать себя в руках»

— Когда мы говорим, что боимся болезней сердца, подразумеваем инфаркт. В СМИ проходила информация о том, что женские инфаркты особенно «молодеют». Так ли это?

— Инфаркты серьезно молодеют в принципе. И здесь, кроме факторов, названных выше, большую роль играет жесточайшее психологическое напряжение, хронический стресс, в котором пребывает среднестатистический житель крупного города.

Переживания способствуют развитию прогрессирующей гипертензии, склонности к вазоспазму, к аритмиям.

Это, в свою очередь, выливается в достаточно грозные осложнения: инфаркт миокарда и прогрессирующую сердечную недостаточность. Поэтому умение держать себя в руках, быть ориентированным на позитивное отношение к жизни – очень важно.

— Этому можно научиться человеку лет сорока? 

— Вне всякого сомнения. Научиться можно всему и всегда. Мой любимый мотиватор из интернета –  фото старушки в монашеском облачении, что-то сосредоточенно рассматривающей в мониторе компьютера. Совершенствоваться никогда не поздно, особенно если речь идет о здоровье и качестве жизни.

Недавно мировые таблоиды опубликовали результаты исследования. Суть в том, что кардиологи часто пропускают инфаркты у женщин, списывая жалобы на другие проблемы со здоровьем. Почему так происходит? 

— Я бы не сказала, что в Беларуси есть такого рода значимые гендерные отличия. Особенно в возрасте 50+. В этом сегменте и заболеваемость, и смертность регистрируются практически на одном уровне, как у женщин, так и у мужчин. Но могу предположить, почему таблоиды сделали подобные выводы.

Женщины очень терпеливы. Будучи в жизни эмоциональными, они сдержаны в выражении жалоб на проблемы со здоровьем. Вот этот фактор способен влиять на несвоевременность диагностики.

К тому же клиника «женского» инфаркта миокарда может выглядеть атипично, поэтому диагностика мелкоочаговых инфарктов миокарда у представительниц слабого пола бывает непростой. Но, еще раз повторюсь, настороженность  в отношении острых  ССЗ должна быть одинаковой у мужчин и женщин.

«Лишь у 50% людей инфаркт имеет классическую картину»

— Вы сказали, что у женщин инфаркт чаще может проявить себя без стандартного симптома – боли в груди. А как именно?

—  По поводу «боли в груди». На самом деле человек далеко не всегда характеризует острый неприятный симптом, возникающий при развивающемся инфаркте миокарда, именно как боль. Чаще это ощущение давления, «плиты» на груди. Не зря раньше стенокардию, которая часто предшествует инфаркту миокарда, называли «грудная жаба».

Лишь у 50% людей инфаркт миокарда имеет классическую картину – интенсивных, давящих болей за грудиной. У остальных — симптоматика может быть атипичной: в виде аритмии, одышки, головокружения.

Поэтому я всегда говорю своим ученикам и пациентам о том, что любое необычное ощущение, особенно в области грудной клетки, должно настораживать. Не бывает людей, которые обратились к доктору напрасно. Увы, слишком много тех, кто обратился поздно. Если сердце тревожит, в первую очередь найдите время, чтобы обратиться к доктору.

— Сейчас многие жалуются на панические атаки. Людям с подобными проблемами кажется, что сердечный приступ настигнет «здесь и сейчас». Как отличить панику от реального приступа?   

— Если у человека появляются панические атаки (а это, как правило, не разовая история), за ними вряд ли будет стоять инфаркт миокарда. Мы должны понимать, что инфаркт – острое состояние, которое отличается от того, что человек испытывал ранее. Думаю, люди с неврозом хотя бы раз обследовались у кардиолога. И наверняка делали электрокардиограмму. Это исследование надо хранить, чтобы впоследствии можно было сравнить результаты. Другими словами, надо обследоваться в динамике. И работать над собой.

Мне вспомнился забавный эпизод с тех времен, когда я была совсем молодым доктором, заведующим отделением в 9-й клинической больнице. Рядом с моим кабинетом висел плакат, на котором провозглашалось что-то вроде: «Первый, второй, пятый, седьмой инфаркт… Сколько же это сердце может выдержать?» В очередной раз проходя мимо этого плаката, я поняла, что предостережения начинают нервировать даже меня – человека отнюдь не мнительного. И попросила убрать его, заменить чем-то более позитивным.

То есть, устать, начать переживать даже из-за постера может каждый из нас, но надо настраиваться на хорошее, работать над своим настроением и отношением к миру.

Кстати, именно поэтому я всегда была сторонницей того, чтобы в кардиологических отделениях работали психотерапевты. Это очень важно. В настоящее время в РНПЦ «Кардиология» открыты ставки и уже приняты на работу и психолог, и психотерапевт.

Сотрудники РНПЦ Кардиология радуются этому факту, и я предполагаю, что нагрузка на них в значительной степени уменьшится благодаря высокопрофессиональной работе специалистов психологической службы. Самим пациентам будет проще готовиться к операциям, выходить из послеоперационного периода.

«Называю гипертензию «тихим убийцей»

— Еще один вопрос о рисках. Главная «сердечная» фобия обывателя – инфаркт. Чего нам надо опасаться не меньше?

— Искренне считаю, что в первую очередь нам всем надо опасаться артериальной гипертензии. Эта болезнь – тихий убийца, как я ее называю. Гипертензия очень часто развивается без явных клинических проявлений. Люди живут с хронически повышенным давлением и не обращают на это внимание. Но ведь инфаркт, инсульт, аритмия, хроническая сердечная недостаточность по сути являются осложнениями гипертензии, а она словно прячется за ними. Словом, злейшее заболевание, сравнимое с чумой. Мы должны бросить силы профилактической кардиологии на то, чтобы уменьшить ее значимость. Здесь мы снова возвращаемся к тезису, с которого начинали: человек просто обязан следить за своим здоровьем.

«Самое больше пожелание – еще один корпус для РНПЦ»

— Недавно в Минске прошло сразу два съезда в сфере кардиологии: II Съезд Евразийской аритмологической ассоциации и VIII Cъезд кардиологов, кардиохирургов и рентгенэндоваскулярных хирургов Беларуси. Как наши медики смотрелись на общем фоне?

— Я редко бываю довольна результатом своей работы, но в данном случае считаю, что команда сработала великолепно. Мы услышали много хороших отзывов. Не помню, чтобы в последние годы в стране было столь масштабное мероприятие в сфере здравоохранения: 38 симпозиумов; 3 пленарных заседания; более 10 мастер-классов; 140 докладчиков, 70 из которых — зарубежные. Съезд показал, что в целом РНПЦ «Кардиология» работает на мировом уровне, а по каким-то показателям входит в десятку передовых клиник мира.

По поводу достижений — их много. Это заслуги наших кардиохирургов, рентгенэндоваскулярных хирургов, кардиологов, реаниматологов, диагностов, реабилитологов. Например, сложно переоценить работу академика Юрия Островского: он организовал четкую систему отбора пациентов на трансплантацию сердца.

Даже в тяжелейший период пандемии COVID-19 наш центр не снизил активность в этом плане: было прооперировано такое же количество пациентов, как и до пандемии. Горжусь уровнем рентгенэндоваскулярной хирургии, диагностической службы. Много значит и тот факт, что наши кардиологи пользуются новейшими медикаментозными технологиями. Есть много других примеров.

— Какие еще возможности лечения станут доступны «сердечникам» в скором времени? 

— Во-первых, достраивается корпус гибридной хирургии. По завершении это будет совершенно сказочной вариант помощи пациенту с одномоментным применением хирургических и рентгенэндоваскулярных технологий. На базе нового корпуса мы хотим сделать замечательную, умную реанимацию: 12 коек, оснащенных по последним технологиям, ориентированных на сложных пациентов.

Есть еще две задумки. Одну хотелось бы реализовать в скором времени – это палаты интенсивной терапии в старом корпусе, которые позволят интенсифицировать работу небольшого коечного фонда (у нас там только 192 койки).

И самое большое пожелание – строительство еще одного корпуса, который сочетал бы в себе высочайший уровень оснащенности консультативного отделения и при этом добавил центру современных стационарных отделений.

Если все сложится, то РНПЦ Кардиология окончательно превратится «в храм диагностики и эффективной кардиологической помощи», откуда пациент будет выходить полностью обследованный, с выполненными необходимыми вмешательствами и самыми современными рекомендациями.

 

Текст: Елена Орлова, фото Валерия Картуля

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *