Журнал "Город женщин". Читать онлайн бесплатно.
Дети Здоровье Калейдоскоп

«Мы стоим в очереди, чтобы я могла усыновить родного сына». Истории про суррогатное материнство

суррогатное материнство

Суррогатное материнство — сложная тема. Журналисты Tochka.by поговорили с суррогатной мамой, которая готовится родить второго ребенка по программе суррогатного материнства, и биологической мамой, чьего ребенка выносила другая женщина. Важно: героини не связаны между собой. Важно: эти женщины не связаны между собой, Екатерина не рожала ребенка Ирины.


История суррогатной мамы Кати: на вырученные деньги купили «трешку», но на ремонт уже не хватило

Екатерина скоро станет суррогатной мамой во второй раз. Сейчас готовится к родам, они запланированы на начало сентября. Уже переехала в Минск из родного для нее города Мозыря – роды по договору должны проходить в одной из столичных клиник. Кстати, подсадку эмбриона сделали там же.

«Все прошло успешно: прижился первый же эмбрион», – гордо рассказала Екатерина.

Она замужем, родила троих родных детей: младшему сыну шесть лет, среднему – 10, дочери – 14. Все эти беременности и роды у Кати прошли легко, поэтому она была уверена, что вынашивание суррогатного ребенка тоже будет несложным.

«Изначально я собиралась родить ребенка для кумы: у них с мужем все хорошо, только малыша нет, но потом они передумали. А я – нет. Подготовку к беременности прошла, настроилась… Не хотелось менять планы. Поэтому стала искать информацию в интернете. Так и нашла агентство для сурматерей», – рассказывает Екатерина.

суррогатное материнство

Сперва женщину направили на обследования. Их было достаточно много. Когда пришли хорошие результаты, Екатерину познакомили с парой из Питера.

«Все произошло очень быстро: с момента, как я пришла в агентство, и до знакомства с родителями прошло около полутора месяцев. Отношения с ними у нас сложились очень хорошие, после рождения малыша (это было в 2018-м) не переставали общаться. Недавно у ребеночка день рождения был, я поздравила родителей», – отметила Екатерина.

Катя говорит, что ни в момент беременности, ни после родов у нее «ничего не екнуло: точно знала, что ношу чужого ребенка», но тем не менее дату рождения малыша (9 июля) называет сходу.

«Когда маленький родился, я хотела посмотреть, но врачи сказали: «не положено». Говорю, как так-то, я же его девять месяцев под сердцем носила. Мне не дали, но я потом на следующий день к ним (биологической матери и новорожденному) в палату зашла, даже на руках подержала. Из интереса. Но ничего материнского во мне не взыграло», – поделилась Катя.

«Муж сначала ничего не понял»

Стать суррогатной матерью Катя решила сама, а уже потом сказала мужу.

«Он сначала не понял, что это такое. Думал, что я буду вынашивать своего ребенка от чужого мужчины. Я долго и понемногу объясняла, в конце концов он согласился», – вспоминает женщина.

И признается, что решила участвовать в программе суррогатного материнства в том числе из-за денег. Суммы вознаграждений за рождение одного суррогатного ребенка в Беларуси колеблются от Br38000 до Br46500 в зависимости от агентства сурматерей.

суррогатное материнство

С вырученных денег за участие Кати в первой программе семья закрыла некоторые долги: у мужа Кати с работой было непросто. Потом купили «трешку», но на ремонт уже не хватило. «На море отдохнули», – добавляет Екатерина.

Благодаря участию во второй программе семья планирует закончить ремонт, купить машину, а с ежемесячных выплат уже приобрели дачу.

Кстати, во время вынашивания первого суррогатного ребенка дети Кати, по ее словам, еще были маленькие и ничего не понимали, им она ничего не говорила. А вот родственники и друзья знали.

«Сейчас думала сказать дочери, все-таки 14 лет, уже взрослая. Но она не спрашивает ничего… Дома я ношу свободную одежду, а в августе она уедет в лагерь и уже точно ничего не заметит. Поэтому, наверное, не буду говорить», – сказала Катя.

Суррогатный туризм

Интересно, что некоторые белоруски ради более высоких вознаграждений выбирают российские программы суррогатного материнства. Спросили об этом у Екатерины.

«Выплаты там хоть и чуть больше, но очень ненадежно все устроено. Некоторые даже писали, что вместо подсадки эмбриона, им вливают (уж простите) мужскую сперму. Нет, в Беларуси с агентством суррогатных матерей я уверена, что все будет как надо. В Россию никогда бы не поехала», – заключает она.

Читайте также: Стоит ли заводить ребенка женщине после сорока

История Ирины, которая воспользовалась услугами суррогатной мамы: уже год пытается усыновить собственного ребенка

суррогатное материнство

Ирина родом из России, но уже много лет со вторым мужем живет в Швеции. У нее от первого брака есть дочь, у него детей нет. Но оба хотели общего ребенка.

Долгое время у Ирины не получалось забеременеть из-за серьезных проблем со здоровьем, женщина пережила три операции и несколько попыток ЭКО (экстракорпорального оплодотворения). Для процедуры пара создала эмбрионы в одной из российской клиник.

«Когда остался всего один, врачи сказали, что я не смогу забеременеть. Для нас возможно только суррогатное материнство», – говорит Ирина.

После этого заключения паре потребовалось время, чтобы прийти в норму. Когда же первые эмоции улеглись, Ирина с мужем начали подготовку к вступлению в программу суррогатного материнства. Они очень хотели ребенка.

Рассматривали три страны: Россию, Украину и Беларусь. Тщательно изучив нюансы сурматеринства во всех трех, Ирина с мужем выбрали нашу страну. Во многом из-за белорусского закона, который признает матерью ребенка не суррогатную, а биологическую маму.

Знакомство с сурмамой

Ирина очень волновалась перед знакомством с вероятной суррогатной матерью будущего ребенка.

«Больше всего переживала даже не из-за вредных привычек самой женщины, сколько из-за ее мужа. Вдруг он пьет, курит… Это могло бы создать неприятности в семье», – рассказывает Ирина.

Вскоре директор белорусского агентства суррогатных матерей рассказал паре о Марии (женщине, которая решила вступить в программу суррогатного материнства). Пришло время встречи родителей и сурмамы.

«Мне Маша сразу понравилась. На момент вступления в программу ей было всего 23 года. Молоденькая – значит, крепкая. Ее муж совсем не пьет, что меня тоже очень обрадовало», – делится Ирина.

Для подселения эмбриона пара из Швеции выбрала белорусскую клинику. Маша забеременела с первого раза.

«Это была невероятная радость! Я уверена, что это произошло в том числе благодаря настрою Маши. Она сразу сказала, что все получится с первого раза. Так и вышло», – говорит Ирина.

Женщина долгое время очень боялась, что у нее не проснется материнский инстинкт.

«Вдруг я не буду чуствовать к малышу того, что чувствовала к первому ребенку, которого выносила и родила сама», – описывает свои прошлые сомнения Ирина.

Но очень быстро ее страхи начали рассеиваться.

«Как только Маша сказала, что беременна, я расплакалась… Мне было очень радостно. Хотя до 27-й недели мы с мужем старались сдерживать свое счастье: это время первых двух триместров, этот период считается самым опасным», – говорит Ирина.

суррогатное материнство

Маша часто присылала снимки УЗИ, Ирина с мужем проводили вечера за рассматриванием на черно-белом кадре носика, ручек и ножек малыша.

Материнский инстинкт

Ирина окончательно поняла, что у нее будет ребенок, когда впервые увидела своего малыша.

«Я не успела к Маше на роды, они прошли очень стремительно. Но когда зашла в родильную, Ваня (сын Ирины и ее мужа) лежал на столике под лампой, я увидела этот комочек, завернутый в одеяло, он посмотрел на меня своими глазками – и я все поняла», – слегка всхлипывая, делится воспоминаниями Ирина.

Так же, как переживала за свой материнский инстинкт, волновалась она и за Машины чувства к ребенку.

«После родов я спрашивала Машу, как она себя чувствует, не тяжело ли ей психологически. Не знаю, правда ли это, но она говорила, что все хорошо… Надеюсь, это так. Но всю беременность Маша была настроена очень правильно. Всегда говорила «ваш сын», «ваш ребенок»», – говорит Ирина.

По ее словам, Маша собирается стать суррогатной мамой во второй раз. Биологические родители будущего ребенка даже звонили Ирине, чтобы проконсультироваться.

Главное – понимать, что происходит

Ирина уверена: суррогатное материнство принесет пользу всем, если изначально правильно психологически настроить как биологических родителей, так и сурмаму.

«Родить ребенка, подарить жизнь человеку – это великое дело. Я думаю, что суррогатная мама должна это понимать. Это во-первых. А во-вторых, она должна понимать, что мы ее поддерживаем и всячески помогаем», – делится своими мыслями Ирина.

С самого начала они с мужем очень переживали за психологическое состояние суррогатной мамы. Поэтому Ирина с момента знакомства наладила хорошие отношения с Машей.

«На самом деле, это удивительно, но у меня к ней была такая любовь… Как к родному человеку. Мы с ней очень часто созванивались и разговаривали. Я все время плакала и до сих пор плачу, когда мы общаемся», – рассказала Ирина.

суррогатное материнство

По ее словам, Маша как будто стала членом их семьи. «Это удивительное чувство: такая близость с абсолютно посторонним человеком, который сделал для нас такое большое дело», – подчеркивает Ирина.

Они с мужем в будущем собираются рассказать Ване, как он появился в семье. Ирина даже спросила на это разрешение у Маши: она не против.

Год, чтобы усыновить своего же ребенка

Швеция – одна из тех стран, в которой суррогатное материнство запрещено. Поэтому пары, которые не могут родить ребенка, выезжают за услугами суррогатной мамы в другие государства.

«Когда гражданка Беларуси Маша родила нам, гражданам Швеции, ребенка, мы столкнулись с противоречием законов. В Беларуси матерью признается биологическая, а в Швеции все права на ребенка – у суррогатной мамы и биологического отца малыша», – рассказывает Ирина.

Читайте также: Ребенок за деньги: что происходит с суррогатным материнством в Беларуси

Из-за разногласия законов двух стран Ирина с мужем и новорожденным сыном не могли въехать в Швецию четыре месяца. Чтобы вернуться домой, семья прошла через судебное заседание.

«Маша подписала документы, что не претендует на ребенка. Муж и сын сделали ДНК-тест. Когда отцовство было установлено, прошел суд, мужа признали опекуном, и мы въехали в Швецию», – делится своей историей Ирина.

В августе Ване будет годик, но по шведскому закону Ирина до сих пор никто для своего же ребенка.

суррогатное материнство

«Мы стоим в очереди на разбирательство, чтобы я могла усыновить родного сына. Все наши документы в порядке, наш адвокат говорит, что суд вынесет положительное решение. Я этого очень жду», – говорит Ирина.

Швеция и ее отношение к сурматеринству

Адвокат семьи Ирины собирается написать книгу по вопросам суррогатного материнства в Швеции, а женщина с мужем будут помогать всем семьям, которые столкнулись с такими же проблемами. Ведь парам, которые решили обратиться к сурмамам, в Швеции приходится нелегко.

«Общество здесь очень феминистическое. К суррогатному материнству относятся как к использованию тела другой женщины за деньги. Причем бедной женщины, которая не может позволить себе нормальную жизнь. Сурмаму как будто вынуждают на суррогатное материнство», – рассказывает Ирина.

За пределами круга знакомых и семьи пара не рассказывает, что их ребенок рожден другой женщиной: боится реакции общества.

«Хотя все наши близкие люди хорошо отреагировали на новость о суррогатной матери, они знают, как сильно мы хотели ребенка и через что нам пришлось пройти», – завершила свой рассказ Ирина.

Читайте нас в TelegramFacebook и Instagram (и не забывайте смотреть сторис). Там мы публикуем самую интересную информацию.

Рекомендуем

20 способов помочь ребенку заговорить.

Город Женщин

Эксперты HerbalifeNutrition рассказали, как сделать тренировки стилем жизни.

Город Женщин

Все, что нужно знать о путешествиях во время пандемии (инструкция и мнения от экспертов)

Город Женщин

Оставить комментарий