zhenshhiny-professii

Сила красоты: мужчины о стереотипах в «нетипичных» для них профессиях

Мы совершенно точно уверены: красота в силе. Именно поэтому в тематическом номере журнала «Город женщин» мы не могли обойти стороной сильную половину нашего бьюти-мира – мужчин, которые из-за дня в день трудятся для того, чтобы мы выглядели неотразимо! В рубрике «Красота» мастер по маникюру, визажист, бровист, а также мастер перманентного макияжа рассказывают о мифах и стереотипах «немужской» профессии.

АЛЕКСАНДР ЗМИТРОВИЧ:
«С МОИМИ НОГТЯМИ ТЫ ВСЕГДА БУДЕШЬ ОТЛИЧАТЬСЯ ОТ ДЕВУШЕК, КОТОРЫЕ ХОДЯТ К МОИМ КОНКУРЕНТКАМ!»

DSC_6976

Александр Змитрович уже более 10 лет занимается ногтевым сервисом.На мастера по маникюру он отучился, проживая в Санкт-Петербурге, там же продолжительное время работал в салонах красоты, этим же занимался после возвращения в Минск. Сегодня у Александра свой семейный бизнес – учебный центр и школа красоты Zmitrovich Studio.

– Мой путь начался, когда решил уйти из общепита, – тогда я работал официантом в одном из ресторанов в Санкт-Петербурге. Бывшая девушка занималась ногтями, и я подумал, что это не такая плохая идея. Основной процесс для меня теперь – преподавание, этим мы занимаемся с женой. Стараемся помогать и своим друзьям: часто звонят, просят помочь найти девочку в салон, научиться чему-то. Стараемся, чтобы школа всегда была на высоте. Сейчас девушки реагируют на мужчину-мастера нормально, не так, как раньше. Бывало, приходит женщина лет 50, администратор ей говорит: «Это ваш мастер Александр», а она в бешенстве: «Зачем вы записали меня к мужчине? Я не пойду!» Все это мы проходили. Конечно, было тяжело, но я хотел наработать клиентскую базу, больше меня ничего не волновало. Сейчас понимаю: клиент всегда сам выбирает, соглашаться на услугу или нет. Я обычно говорю: «Девушка девушку красивее не сделает, а вот мужчина – может!»

Придерживался такого плана: с моими ногтями всегда будешь отличаться от девушек, которые ходят к моим конкуренткам. Несмотря на то что профессия «женская», мальчики тоже к нам приходят. Все они хорошие мастера, но у нас в студии мужчины не работают. Парни очень деревянные в плане реализации каких-то женских тем, им требуется гораздо больше времени для практики, стажа. За ними надо следить и направлять, потому что если мастер по маникюру будет сидеть на одном месте – это трата времени. Всегда нужно учиться и самосовершенствоваться. Девушки в этом плане более гибкие, если она захотела, то стремится к своей цели, ведь с детства понимает, что нужно сделать для того, чтобы было красивее. Я думаю, как и в любой профессии, главное – иметь цель. Если она есть, конечно, ты добьешься того, чего хочешь.

СЕРГЕЙ СТАЛЬНОЙ:
«ТО, ЧТО МУЖЧИНЫ НИЧЕГО НЕ СМЫСЛЯТ В МАКИЯЖЕ, – БЕЗУСЛОВНЫЙ МИФ!»

Стальной

Сергей Стальной, начав заниматься макияжем 2,5 года назад, успел поработать на ТВ и фешен-съемках, публиковал свои работы в Ikon Magazine California, проводил собственные мастер-классы и бьюти-завтрак… Одним словом, накопил достаточный багаж знаний от лучших из лучших мира бьюти, чтобы в ближайшее время открыть свои первые курсы по макияжу «Макияж для себя и Basic Mua».

– Вспоминаю, как еще в подростковом возрасте начал обращать внимание на проходящих мимо девушек и думать: «Какая красивая! А если еще и грамотно подчеркнуть черты ее лица – было бы глаз не оторвать!» Уже тогда, лет в 16, появилось желание больше знать о макияже и уметь применять знания на практике. Взрослея, я все чаще слышал, что визажист – дело не мужское, поэтому после окончания школы пошел получать другую профессию. Насыщенный график тогда не позволял заняться визажем, осознанно и твердо этим делом я начал заниматься только в 25 лет! Придя на курсы, с самого первого занятия понял, что макияж – это мое и ничем другим заниматься я не хочу. В самом начале мне приходилось нелегко. В нашей стране клиенты не особо были готовы к мужчине-визажисту. Свой опыт я начал нарабатывать на TFP-съемках, причем к тому времени такой макияж на курсах мне не преподавали – пришлось учиться по книжкам и по роликам на YouTube, поэтому шутливо называю себя «Сам себе визажист» – большую часть знаний я приобрел самостоятельно. Мне повезло, поскольку в самом начале пути со мной были по-настоящему дорогие мне люди, которые не переставали меня поддерживать. Сестра и мама даже покупали мне первые наборы косметики, видя мое стремление развиваться в этой сфере.

Макияж для меня не имеет пола. Мужское видение красоты все же отличается от женского, однако как у первых, так и у вторых клиенты будут всегда. Однажды мой педагог по макияжу во время обучения сказал такую фразу: «Ты мужчина – это твое главное преимущество». Она была права, большему количеству женщин приятнее находиться в руках мужчины-визажиста. Клиентки внимательнее прислушиваются к моим советам и доверяют моему экспертному мнению. Именно поэтому считаю: то, что парни ничего не смыслят в макияже, – безусловный миф. Самый распространенный стереотип, с которым я встречался, касается покупки косметики: консультанты думают, что я ни в чем не разбираюсь, и пытаются навязать мне ненужные продукты. До сих пор иногда замечаю, что девушки в косметических магазинах с удивлением смотрят, как я тестирую продукты и порой измазываю себе обе руки. Первое время я переживал: казалось, все на меня смотрят. Сейчас отношусь к этому проще, и очень рад, что нашел свое дело.

АЛЕКСАНДР НЕЧВОЛОДОВ:
«НРАВИТСЯ, КАК РЕАГИРУЮТ КЛИЕНТЫ НА МАСТЕРА-МУЖЧИНУ. КТО-ТО УДИВЛЯЕТСЯ БОЛЬШЕ, КТО-ТО – МЕНЬШЕ, НО ВСЕ СМОТРЯТ С ИНТЕРЕСОМ»

Александр

Александр работает бровистом почти 3 года. И хотя в детстве он мечтал стать танкистом, жизнь привела его в сферу красоты. Сегодня Александр работает в студии Татьяны Дойниковой и постоянно повышает уровень мастерства. По мнению героя, вся жизнь – это обучение.

– Сразу после школы были мысли учиться на барбера, но тогда не сложилось. У меня в родне были повара, и я решил из интереса пойти по их стопам. Знал, что не проведу всю жизнь в той профессии, потому что выбор был слишком спонтанным. В студенчестве фокусировался одновременно на удовольствии от работы и деньгах, поэтому подрабатывал в ресторане: два дня на учебе, два – на работе. Когда закончился контракт, решил его не продлевать. Коллеги тогда удивились, почему так, но я знал точно, что пора заканчивать с этим: приходил на одну работу, а думал о другой. Однажды случайно увидел рекламу, что открывается студия красоты, где будут работать только парни. Зацепила сама идея, концепция. Мне всегда нравилось, как образ человека может влиять на восприятие его другими людьми. Новые знакомства, эмоции, общение – тогда очень загорелся мыслью о желанной работе. Близкие это увлечение не приветствовали. Во мне уже видели повара – и тут я так удивил.

Никто не воспринял мой выбор всерьез, но друзья поддержали. У меня не было сомнений в своих силах. Всегда знал, что мне нужно для успеха. Если что-то не получается, я пробую еще раз. Давление родных никогда не останавливало. Я просто не придавал этому значения: есть только я и моя цель. Бывает, конечно, конструктивная критика, но важно отличать ее от зависти и злобы людей. Нравится, как реагируют клиенты на мастера-мужчину. Кто-то удивляется больше, кто-то – меньше, но все смотрят с интересом. Приятно делать вклад в женскую красоту, в со- хранение естественной анатомии бровей. Хотя я непроизвольно и обращаю внимание на макияж, волосы, брови девушек, это не главное, это скорее профессиональное любопытство. Чаще всего девушки приходят ко мне с перещипанными бровями: у кого-то был неудачный опыт, кто-то неаккуратно сделал это дома, кому-то «помогла» мама. Хочется развивать сферу красоты в Беларуси и безопасность процедур. Из-за ошибок мастеров в этой сфере некоторые люди остаются со стереотипом, что им уже никто не сделает хорошо и красиво. Важно найти своего мастера и довериться ему: чувствовать и понимать друг друга с полувзгляда.

ВЛАДИМИР ПАСТУШЕК:
«БЫЛ СТРАХ, ЧТО ЖЕНЩИНЫ С ЭТОЙ РАБОТОЙ СПРАВЯТСЯ ЛУЧШЕ, НО ПОМОГЛО УМЕНИЕ РИСОВАТЬ»

Владимир

Владимир Пастушек работает мастером перманентного макияжа с 2015 года.

– Сколько себя помню, всегда рисовал: иногда из головы, иногда с картинок. Учился в Минском архитектурно-строительном колледже. Позже поступил на заочное в БНТУ, но, не увидев необходимости в учебе, оставил университет. Когда у нас появился семейный салон красоты, я работал в строительной фирме, но потом все изменилось благодаря интуиции жены и воле случая. Наш салон переехал в другое помещение, затянулся ремонт, и многие мастера не дождались открытия. Находить их было достаточно сложно, и тогда жена предложила мне стать парикмахером. Можно сказать, что именно она и поспособствовала моему увлечению профессией. Она стилист, парикмахер, визажист – и безгранично талантлива в этом. После ее немного шуточного предложения о работе я окончил курсы мужских стрижек и моделирования бороды. Мне понравилось, вроде даже хорошо получалось. Однажды в нашем салоне появилась процедура микроблейдинг: новая и интересная. И снова по идее жены я решил попробовать. Окончил очередные курсы по аппаратному перманентному макияжу в Минске и в Москве. И сегодня могу сказать, что я люблю это дело!

Изначально, конечно, был страх, что женщины с этой работой справятся лучше, но помогло умение рисовать. Знакомые и близкие удивились моей новой работе, но одобрили и поддержали. Часто клиентки говорят: «Только не татуаж!» Но татуаж и перманентный макияж – это одно и то же, просто слово «татуаж» пришло из французского. По сути, татуировка и перманент – это внесение пигмента в кожу человека путем механического прокола иглой. Но разница в глубине работы и в самих пигментах. Поэтому после просьбы «только не татуаж» иногда приходится читать небольшие лекции девушкам.
Рассказываю также о правильном построении формы и направления, чтобы смотрелось красиво. Потому что не все желания клиентов в итоге приводят к эстетическому и гармоничному виду. Также многие думают, что данная процедура – это больно. Но при правильной работе процедура практически безболезненна! Бывали случаи, когда мои клиентки, уставшие после работы, или молодые мамы просто засыпали. Год назад я расширил спектр услуг: начал делать тату. Чаще всего работаю с прекрасной половиной, но однажды появился необычный запрос от парня. Я посмотрел фотографии на его страницах в соцсетях: спортсмен, много татуировок на теле. Но он захотел еще одну небольшую и
на самом интимном месте. В такой работе есть свои особенности, и, несмотря на внушительную финансовую составляющую, я отказался.

Текст: Марина Кишкурно