Журнал
Город в лицах

«Верь в себя и все получится». Лия с тяжелой формой ДЦП была моделью, отличницей, а теперь преподает английский 

реабилитационный центр

У Лии — тяжелая форма ДЦП, она передвигается на коляске. Но была моделью и танцевала. Ее хотели отправить в школу для умственно отсталых детей. Но она закончила обычную школу с отличием. До четырех лет Лия не разговаривала. А теперь преподает английский в Республиканском реабилитационном центре для детей-инвалидов. Вместе с компанией А1 мы рассказываем историю Лии, каждая глава которой говорит: главное — верить.

Компания А1 вместе со стадионом «Динамо» приглашают на благотворительный фестиваль «У адным рытме з А1», который состоится 20 августа в Минске. Мероприятие абсолютно бесплатное для участников по предварительной регистрации на сайте pulse.a1.by. Все желающие смогут поучаствовать в спортивных активностях под динамичную музыку, чтобы общими усилиями помочь собрать средства на закупку высокотехнологичного инновационного диагностического оборудования для Республиканского реабилитационного центра для детей-инвалидов. 

— Мальчик по имени Сойер нашел раненого дельфина, который запутался в сетях. У него был поврежден хвост, который пришлось отрезать. Но мальчик не оставил дельфина. Он нашел множество людей, которые помогли, сделали дельфину протез хвоста, чтобы он мог нормально жить. В конце доктор сказал этому мальчику: «Вы никогда не теряли веру в мир. И никогда не теряли веру в себя». До этого фильма я никогда не задумывалась о том, как это важно — верить.

Лия с восторгом рассказывает о фильме «История дельфина». Говорит, что он ее очень мотивирует. И не думает о том, что сюжет ее жизни не менее удивительный, чем этот фильм. А еще о том, что задолго до его просмотра каждый день девушки до краев был наполнен именно такой безграничной верой. Правда, в ней было не две, а три составляющие: «я верю в себя», «я верю в мир» и «мир верит в меня»

«Мир верит в меня»: как Лия добилась физических успехов

Лия родилась с  детским церебральным параличом, спастической диплегией 3 степени тяжести (самая тяжелая — четвертая). Все мышцы ее тела были зажаты и из-за этого плохо работали: девочка не могла работать руками, сидеть, разговаривать. 

— Сначала я была в панике. Но когда Лие был год, пришла на консультацию к одному психологу. Помню как сегодня: она пишет, пишет что-то у себя за столом, потом поднимет голову, взглянет на меня, на Лию, вздохнет и снова пишет. Так длилось какое-то время. А потом говорит: «Сложный случай. Очень сложный. Но если ты перестанешь себя жалеть, а будешь работать, то очень многого добьешься». Я поняла, что выбор такой: «хочешь — работай, не хочешь — не работай». И результаты будут соответствующие, — вспоминает мама Лии Наталья. 

Лия Герасименок
Наталья Герасименок
Мама Лии Наталья

Наталья выбрала работать. Непрерывные лечения, реабилитации, занятия продолжились с удвоенной силой. В Республиканском реабилитационном центре для детей-инвалидов, где мы и встретились, Лия проходила реабилитацию трижды в год на протяжении многих лет. Массажи, ЛФК, занятия с дефектологом, логопедом, бассейн шли сплошной чередой.

Было непросто. Так, во время массажа, когда разминают и растягивают спастические мышцы, ребенок испытывает боль и дискомфорт, а от многочисленных процедур устает. Но инструкторы и массажисты не давали Лие возможности   киснуть: 

Дети — это дети. Она устала, ей тяжело, больно, не хочет. А инструктор по ЛФК твердит: «Ты сможешь, я в тебя верю, еще два раза сделай это упражнение. Вот, молодец, а теперь еще один раз». И в итоге делала. — вспоминает Наталья. 

Дома мама тоже не давала дочери спуска. Физкультура продолжалась каждый день. И мама тоже упорно твердила: «Ты сможешь»

Мне порой говорили, что я не мама, а мачеха — слишком требовательная. Я действительно очень строгая мама. Но по-другому результата не добиться. 

Результаты приходили постепенно: после каждого курса лечения и реабилитации появлялся новый микроуспех. Вот Лия сидит уже не две минуты, а десять. А вот может держать ложку левой рукой, а вот «включилась» правая рука. Постепенно стала пробовать ходить со специальными ходунками, сама управлять коляской и себя обслуживать в быту. В четыре, после курса лицевого массажа, заговорила — почти сразу предложениями. 

Республиканский реабилитационный центр для детей-инвалидов открыт в 2000г. В центре каждый год проходят реабилитацию более 1 500 детей с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата. Лечебная база центра включает в себя  многие (в том числе авторские) методики реабилитации: ЛФК, массаж, лекарственный электрофорез, импульсная электротерапия, магнитотерапия, светолечение, иглоукалывание, занятия на специальных тренажерах, бассейн, лечебные ванны и многое другое. 

Республиканский реабилитационный центр для детей-инвалидов
Занятие ЛФК в реабилитационном центре
Республиканский реабилитационный центр для детей-инвалидов
Чтобы помогать больше и лучше, в реабилитационном центре постоянно обновляют оборудование
Республиканский реабилитационный центр для детей-инвалидов
Занятие ЛФК в реабилитационном центре

«Я верю в себя»: как Лия стала моделью и занялась танцами

А Лия в воспоминания про реабилитацию не погружается. Непонятно: не хочет вспоминать или просто не помнит. Все, что произносит:  «Было трудно и больно. Но все перекрывали позитивные эмоции»

Пока мы разговариваем, из актового зала доносятся песни, а по коридору туда-сюда снуют нарядные дети. Сегодня — последний день заезда, и дети дают концерт.  Именно такие концерты, спектакли и разные кружки всплывают в воспоминаниях девушки, когда она говорит о детстве. 

Лия Герасименок
Лия в костюме лисички на одном из первых утренников в своей жизни в Ребалитационном центре

Помню, на новогоднем утреннике я исполняла роль лисички. Мне надели на голову ушки, и нужно было рассказать стихотворение. Я тогда впервые выступала, так волновалась! А на другой праздник в актовом зале к нам приходил клоун! Он мне пожал руку! Просто подошел и пожал мне руку!  — Лия смеется так искренне и заливисто, с детским восторгом, будто ей не двадцать четыре, а четыре. 

Роли росли вместе с Лией: выступления на сцене перед целым залом людей, школьные спектакли, стихи на школьных линейках… 

Подождите! — Лия замечает, что ее снимают, и резко прерывает разговор. Из тихой, мягкой и скромной девушки вмиг становится строгой и серьезной. — Не снимайте! Мне нужно правильно сесть. Главное — держать осанку. Я все-таки была моделью. Но об этом я вам позже расскажу. 

Позже Лия рассказывает все подробно. Однажды её маме позвонили и предложили Лие выступить в показе. И для мамы, и для дочери это было огромной неожиданностью: ни одна из них не представляла, как вообще можно попасть на подиум, будучи на коляске.

Хоть именно это было тайной мечтой Лии с детства. Девушка вспоминает,  как обожала компьютерные игры, где нужно было наряжать персонажей. В одной из них потом они отправлялись на подиум. 

— И я стала представлять себя на их месте. Моя подруга сказала: «Может, ты тоже когда-нибудь выйдешь на подиум?»  Я говорю: «Что? Как можно на коляске выйти на подиум?»

Лия не просто вышла на подиум — она весь учебный год ходила в модельную школу, училась искусству дефиле и позированию.

Участвовала в пяти показах и нескольких фотосессиях, в том числе — детской одежды «Оранжевый верблюд». 

День перед первым показом Лия помнит в подробностях:

— Это было 3 декабря 2012 года. Я просыпаюсь, вижу, мама уже начала готовиться — начинает девушка свой рассказ.  Со смехом вспоминает, что их провожал весь подъезд, а та самая подружка, которая когда-то пророчила ей модельное будущее, ехала с ней на социальном такси, чтобы поддержать. 

Но в самый последний момент, уже стоя за кулисами, перед выходом, Лия вдруг испугалась так сильно, что отказалась выходить. 

Я решила, что не смогу, что это не мое. Но наш преподаватель дефиле Илья меня утешил и сказал: «Все будет хорошо. Верь в себя, и все получится»

Лия поверила, вышла, у нее получилось. И хоть через полгода модельная глава в ее жизни закончилась, эти слова остались с Лией навсегда. 

Потом она стала участницей школы танцев на колясках, не раз выступала на самых разных площадках, фестивалях, конкурсах.

Ездила на гастроли, вместе с еще сотней человек участвовала в танцевальном флешмобе. И, конечно,  ни один раз ещё выступала на сцене в реабилитационном центре. 

Каждый раз эти события казались каким-то чудом. Еще не так давно никто не знал, сможет ли она двигать руками и говорить, а вот она танцует и читает стихи на сцене. Каждый раз перед выходом Лия волновалась так же, как тогда — стоя за кулисами перед подиумом. Но уже сама тихо говорила себе: «Верь в себя, и все получится». И верила. И получалось. 

В Республиканском реабилитационном центре центре для детей-инвалидов  проходят множество дополнительных занятий: арттерапия, бисероплетение, декупаж, изучение компьютеров, конструирование и многое другое. Это, а также множество мероприятий, которые проводят в этом центре, нацелены на то, чтобы дети забывали про трудности, получали позитивные эмоции и социализировались. 

«Я верю в мир»: как Лия стала учительницей английского

реабилитационный центр
Когда-то дефектолог Инесса Геннадьевна помогала маленькой Лие. А теперь они коллеги.

Как и все дети, Лия ходила в школу. Такое чувство, что всю школьную программу она помнит наизусть до сих пор. 

Что касается литературы, то мне понравилось произведение «Уроки французского» Распутина. В нем Володя приезжает из деревни в город, чтобы учиться. И там была одна героиня — Лидия Михайловна — она была учительница французского языка… — детально рассказывает Лия про про свои любимые и нелюбимые уроки. 

— Помню, на физике был нелепый случай в 8 классе. Мы проходили тему о трех агрегатных состояниях: твердом, жидком, газообразном. Я все выучила, но учительница задавала мне уточняющие вопросы, я растерялась, сбилась, и она поставила мне шесть. Я очень плакала. 

Это была единственная шестерка в жизни девочки — училась она на отлично. О том, что можно не быть отличницей, даже мысли не допускала. Включился ли это природный перфекционизм или приобретенная за жизнь привычка делать все изо всех сил, уже не разберешь. Но чтобы пройти эту главу жизни, Лие нужно было безгранично верить в себя и в то, что мир может дать тебе то, чего ты хочешь. 

После детского сада медицинская комиссия, несмотря на то, что Лия уже вовсю читала, предлагала отправить девочку либо в школу для умственно отсталых детей, либо на надомное обучение. Мама категорически отказалась. Через год Лия пошла в обычную школу. 

— Там мне было очень хорошо! Учителя меня очень любили, и с детьми мы подружились: они даже в очередь выстраивались, чтобы меня покатать! — вспоминает Лия. 

 

 

В школе возникла новая сложность: руки Лии не работали достаточно хорошо, чтобы писать. Мама добилась разрешения проверять знания устно: изложения она пересказывала; на математике учитель садился рядом с Лией и под диктовку записывал решение. 

— Я помню в колледже на экзамене по математике было очень смешно. Учитель мне все время говорила: «Подожди! Не спеши! Я не печатная машинка! Я не успеваю за тобой записывать», — смеется девушка.  

Лия училась в колледже при Минском государственном лингвистическом университете. Ее туда не очень хотели брать, но отказать не могли: она поступала на общих основаниях и прошла с запасом баллов.

В первый год мама Лии помогала ей перемещаться с этажа на этаж, с кабинета в кабинет. А потом добилась того, чтобы они учились на первом этаже.

Лия Герасименок в реабилитационном центре
Лия с некоторыми своими ученицами и директором реабилитационного центра Людмилой Кондрашовой

Учиться было сложно, но Лия, конечно, справилась: она всей душой увлеклась английским языком еще в школе. 

Помню, как мне понравилось разговаривать на английском с носителем языка. Впервые это случилось в этом центре. Его звали Тонни, он приходил сюда в гости. Позже, когда занималась танцами, было еще несколько таких разговоров. 

У одного музыканта я спросила на английском: «Какое у вас хобби?», он ответил, что танцы. А с другой девушкой вообще долго разговаривали и прекрасно понимали друг друга. Я очень люблю английский язык, — рассказывает  Лия. 

Вышла из колледжа Лия с хорошими знаниями,  дипломом с высокими баллами и рекомендациями МРЭК о том, что может работать учителем английского на 0,25 ставки.

 Но на работу ее брать никто не хотел. И Лия, и мама уже по привычке собирались пробивать новые стены и доказывать миру, что в Лию стоит верить. Но не пришлось. 

Из МРЭК позвонили в этот реабилитационный центр с вопросом про Лию. А директор центра сказала: «Я знаю эту девочку, я возьму ее на работу», — рассказывает мама Наталья. 

Так Лия стала учителем английского языка. В реабилитационном центре она работает уже три года. Сейчас у детей каникулы, но во время учебного года, помимо процедур и активностей, дети еще и учатся. Лия ведет занятия трижды в неделю. 

Спокойная и добрая Лия оказалась очень строгой учительницей. После многочисленных процедур дети порой приходят уставшие и учить английский не хотят. Но пока не пройдут запланированное на урок, никто не уходит. Девушка помнит, как сложно нагонять программу за одноклассниками после перерыва из лечений и реабилитаций. Потому держит детей в тонусе. 

А еще очень любит расширять для них границы мира. Долго и подробно Лия рассказывает про презентацию, которую подготовила для своих учеников, и как она проводит уроки. 

И как радуется, когда в этом заезде ребенок не знает букв, а в следующий раз приезжает и уже читает. 

 В работе мне больше всего нравится, когда дети, к примеру, приходят и говорят: «Помогите». Я рада, что могу помочь этим детям. Считаю, что моя главная задачазамотивировать их. Научить их верить в себя. 

Иногда для этого совсем не нужны слова.

Одна девочка, увидев, что ее учительница, как и она, передвигается на коляске, сильно удивилась и безмерно обрадовалась: «Значит, я тоже смогу быть учительницей!?»

Лия не сомневается, что так и будет. Ее личный опыт показал, что в жизни всегда найдется кто-то, кто в тебя верит. И если не сдаваться, тоже верить в себя и в этот мир, рано или поздно он откроется. 

Лия в реабилитационном центре

В своей деятельности компания А1 руководствуется принципами ESG – экологического, социального и корпоративного управления. Это совершенно новый взгляд на корпоративную социальную ответственность, который открывает для бренда новые возможности для позитивного влияния на окружающий мир и общество. 

Одним из ключевых направлений ESG-стратегии компании А1 является помощь детям. В этом году 20 августа вместе со стадионом «Динамо» компания организовывает фестиваль «У адным рытме з А1». У всех участников будет возможность поддержать активный образ жизни, заняться спортом и благотворительностью. Компания А1 соберёт «удары сердца» всех участников мероприятия и конвертирует их в финансовую помощь Республиканскому реабилитационному центру для детей-инвалидов. Подробности — на сайте pulse.a1.by

Текст: Лариса Малахова; Фото: Юлия Волчёк

Рекомендуем

«Не загоняйте ребенка в тревогу из-за оценки». Учителя рассказали, что поможет нашим детям полюбить школу

Город Женщин

«Если что-то закончилось плохо — это еще не конец». Алёну парализовало в 17, но она дважды вышла замуж, родила сына, переехала в Финляндию и стала художницей

Город Женщин

Топ-10 самых стильных белорусок

Город Женщин

Оставить комментарий