Журнал
Интервью Психология

«Когда мы хотим быть похожими на кого-то, мы теряем себя». Cказкотерапевт Анна Бену — о том, как сказки влияют на нашу жизнь

Анна Бену

Cказкотерапевт Анна Бену написала новый бестселлер «Женские стихии. Исцеляющие практики через архетипы сказок и мифов». Как и предыдущие две ее книги, она бьёт рекорды продаж. Мы поговорили с Анной о том, как сказки и мифы строят нашу картину мира, как инициации влияют на нашу жизнь, а также о том, чем принципиально отличается новая книга.


Анна Бену – автор и ведущая курса «Сказкотерапия. Миф и символ» в Институте транс-ориентированной психологии, сказкотерапевт, культуролог, дизайнер и художница, писатель, путешественник-исследователь традиций народов мира, режиссёр ТВ, автор образовательных телевизионных  программ.

Родилась в Подмосковье, но раннее детство Анны прошло в Замбии в мультикультурной среде. Ее первыми подругами были африканка Кристина и две сестры индианки. Любовь к разным народам родилась в детстве и вылилась в исследования культур народов мира, танцев, музыки, праздников и обрядов народов мира. «Я путешествую, изучаю, собираю известное и сокрытое, и публикую в своих книгах, в ТВ программах» — говорит Анна.

Книги Анны: «Танцующие с волками. Символизм сказок и мифов народов мира», «Сказки тебе», «Сны жизней», сборник нот «Федорино горе».

— Анна, о чём новая книга?
— Книга посвящена женским архетипам в сказках и мифах и женским инициациям. Когда тело девочки превращается в тело девушки и наступает женский цикл – это очень важный момент в женской жизни. И этот момент отмечали в разных культурных традициях, помогая девочке принять свою новую роль, гордиться ею, любить себя в новой ипостаси. В моей книге описаны возрастные инициации, связанные с изменением тела. Основные женские инициации – это начало менструального цикла, роды и менопауза.

Я училась в разных странах женским инициациям — этой информации не было в моих предыдущих книгах. Знания почерпнула у африканских народов, знания Мексики на курсах «Психологии феминного» Елены Галкиной, создавшей онлайн обучение в мексиканском институте Макуаль – знания именно доиспанских народов Мексики и так далее.

Также в предыдущих изданиях не было глав о том, как помогать людям, потерявшим близких, как провожать душу умершего и найти в себе новые силы жить. Включены новые сказки и главы о детско-родительских отношениях, об исцелении программ рода.

 «Женские стихии. Исцеляющие практики через архетипы сказок и мифов»

Для меня это принципиально новая книга именно потому, что в ней есть практики, иная структура. А эта книга более прикладная, её можно использовать в работе психологам и любому человеку.
— Да, в предыдущих была только теория, знания, почерпнутые из разных источников и сравнительный анализ сказок и мифов народов мира, символизм. После каждой главы идёт практическая часть — путешествие к архетипам, методы. Например, если интересуют отношения с мамой, можно прочитать главы про это, а потом сделать практики на трансформацию отношений. Тоже самое, если нужно решить какие-то вопросы с отцом.

— А название книги вместе с редакцией придумывали?
— Да, это такой подарок от «Эксмо».

— Так как книга в основном посвящена инициациям, у меня вопрос, почему этого нет в названии. Может быть это связано с каким-то отношением к инициациям в нашем обществе? Или незнанием, что это такое?
— Я думаю, что есть предубеждение: инициации – это что-то эзотерическое. Но здесь речь идёт о возрастных инициациях, которые были во всех культурах. И связано это было с изменением тела в пубертатном периоде. Тело больше никогда не будет детским. У мальчиков ломается голос, появляются мужские гормоны, волосы начинают расти на лице, а у девочек появляются месячные. Получается, смерть детского тела и рождение взрослого. И инициации – это определенные обряды, ритуалы, которые были направлены на то, чтобы помочь подростку принять своё новое тело, новый статус и себя в новой роли. И это было очень важно.

К примеру, я задумалась, в каких культурах нет суицида. Потому что обнаружила, что в России суицид очень распространён среди подростков и молодых мужчин. По статистике Россия на первых местах, также как страны бывшего СНГ, Южная Корея, Швейцария. Меня, конечно, это волнует, так как я работала с людьми, потерявшими близких. Среди них немало матерей, потерявших своих сыновей и дочерей в подростковом возрасте: от 14 и где-то до 23.

Я стала искать где не было суицида и обнаружила, что там, где инициации присутствуют до сих пор, суицида нет как явления. А почему? Во время инициации посвящаемым задавали вопросы: кто я, зачем я живу, куда иду, в чем мое предназначение, моя личная сила, чем я отличаюсь от других, и в чем моя ответственность. Часто они получали новое имя.

Юноши учились брать ответственность за свою жизнь, за себя и тех, кто слабее. За женщин, детей и стариков племени. Молодые мужчины выходили из этих инициаций, чувствуя гордость за свою новую роль. Этого уважения к себе нет у современных подростков.

там, где инициации присутствуют до сих пор, суицида нет как явления

Согласна, но насколько я помню из каких-то программ про путешествия, мужские инициации были довольно жестокими. Можно сказать, мальчик как раз переживал смерть символическую в такой инициации. Видела, что бывали и с кровопролитием, и не ели, либо ели что-то особенное, ядовитое, что приводило к определённым последствиям для сознания… Так что да, пройдя такую смерть, потом уже умирать не надо было. Но у девочек, по-моему, помягче были инициации. Или тоже была символическая смерть?
— У девочек были совсем другими. У меня есть продолжение этой книги, уже готовое, написанное – про мужские инициации, там мы подробно разбираем, как они проходили в разных культурах. И, действительно, там было и шрамирование, телесный ущерб – испытание страхом, выработка смелости, это очень важные качества для мальчиков.

А для девочек нужны другие качества. Для девочек — испытание темнотой, одиночеством. Во многих культурах девочку отделяли от племени, она жила одна в лесу, в джунглях. Девочка живёт в отдельной хижине, спит днём, а бодрствует ночью. Потому что девушке важно было научиться ориентироваться в темноте, слышать свою интуицию. К ней приходит старушка, бабушка, то есть женщина после менопаузы. И это было специально, чтобы не было соперничества даже на подсознательном уровне с только что
рождающейся женщиной.

В женских инициациях женщин учат не конкурировать, а принимать себя, осознавать, что она и есть и темнота и она же — мать-земля, цветущая, плодородная. Всякое зарождение жизни – и семени растения в почве и ребенка в утробе матери происходит в темноте.

Анна Бену  «Женские стихии. Исцеляющие практики через архетипы сказок и мифов»
Иллюстрация из книги «Женские стихии. Исцеляющие практики через архетипы сказок и мифов»

Похоже, кстати, на сюжеты про бабу-ягу или госпожу Метелицу, у которой в любое время года цветёт луг…
— Да, именно так, поэтому в сказках мы видим, что девушка, которая идёт за огнём, попадает к Бабе-яге или страшной старой госпоже Метелице, в чешской сказке «Соль» тот же персонаж. Лес, в котором девочка встречает старуху – это символ инициации. В темноте девочка училась считать месячные по Луне.

Войти в контакт со своей лунной частью?
— Да, темнота – важный фактор для женщины, так как в утробе матери изначально мы в полной темноте. И тут как будущая женщина, которая будет вынашивать ребёнка, она рождает в темноте саму себя. Войти в контакт с темнотой, в которой рождается жизнь, с этим мраком – это и значит войти в контакт с женской сутью.

Это всё интересно с исторической точки зрения, но сегодня может ли инициация женщины быть такой же? Странно даже представить. Или инициация может быть какой-то другой, адаптированной к современным реалиям? Понятно, что в каких-то ортодоксальных культурах это сохранилось, но для совсем современного человека возможно ли пройти инициацию каким-то образом?
— Мы на нашем курсе по сказкотерапии как раз этим занимаемся. Созданием альтернативы древним инициациям. Конечно, сейчас мы не можем отделить девушку, поселить её в лесу одну…

ДЕВУШКИ ПРОКЛИНАЮТ СВОЁ ТЕЛО ЗА ТО, ЧТО ИЗ НЕГО «ЛЬЁТСЯ». ВОТ ТАКОЕ НЕПРИЯТИЕ

— Да, и подослать к ней старушку…
— Утрачено многое, и нет сейчас тех мудрых бабушек…

— Или если есть – их на всех не хватит…
— Это точно. Поэтому мы создаем альтернативу: предлагаем праздновать месячные как День Рождения. Это бывает ведь один раз в жизни. Поэтому должен быть большой праздник, который нужно вернуть в нашу культуру. Во всех культурах после посвящения девочку выводили из хижины и устраивали праздник для неё.

Я получила знания от Нелли Нгомба, живущей в Замбии. Это учительница, образованная, но она проходила инициацию в подростковом возрасте в деревне. И она поделилась, что, когда она прошла инициацию и вышла из леса, собрались все женщины и мужчины племени. И все мужчины барабанили – только для неё, а она танцевала. Мама подарила ей пояс из бус, который специально сплела для этого, и она танцевала в нём свой танец зрелости, а все женщины пели для неё: «Я свидетельствую – ты созрела, ты готова к новой жизни».

Представляете, какое чудо, а потом все мужчины племени дарят ей подарки. Это было не только в Замбии, но и во всей Африке, Амазонии, у индейцев. Что может чувствовать девушка, когда она сидит в центре поселения и все ей несут дары?

Анна Бену
Анна Бену

— Признание?
— Да. Гордость за свою новую роль. Любовь к своему телу. Ко мне приводят девушек-подростков мамы с такой проблемой: девушки проклинают своё тело (даже такие слова вырываются) за то, что из него «льётся». Вот такое неприятие.

— Мелькала где-то фраза, что женщина – «менструирующий человек».
— Вот до чего доходит культура, когда утрачено уважение к девушке как будущей матери. Что мы предлагаем с нашими студентами: когда у девушки начинаются месячные, можно подарить ей, например, красное платье, красные розы, красный блокнот, в котором она будет вести дневник, наблюдать за своим настроением в особые дни, пусть красный цвет будет легитимизирован, а табу снято. В нашем обществе существует запрет на менструального кровь. Кровь от убийства на телеэкранах в любом количестве, а в рекламе прокладок – кровь обозначена синим цветом, женская кровь – это то, что нужно прятать.

Когда у нас идут месячные нужно пять дней уделить себе – это важно. В древних культурах женщина эти дни старалась уделять себе, а сейчас мы затыкаем себя тампонами и бежим работать, не обращая внимания на цикл. Мы перестали слышать своё тело. А ведь, посвящая эти дни себе, женщина наполняется силой и тогда она может больше дать, вернувшись из тишины и молчания.

Также по поводу подарков для девушки — важно, чтобы их дарили не только женщины, чтобы участвовал отец. А женский круг собирается дома – родственники и близкие подруги — можно испечь пирог, спеть песню, сделать массаж. Сводить в женскую баню. У народов Океании девушке делают массаж с молитвами. Если у нас нет молитв Океании – можно создать индивидуальную аффирмацию девочке на принятие своего тела, любовь к своей новой роли и с этой аффирмацией делать массаж. Можно собрать женский круг, например, на выездном мероприятии.

У нас в институте транс-ориентированной психологии имени Ф.Гудман уже проводят такие инициации-праздники. Вместе с нашими выпускниками можно создать сценарий праздника, утвердить его и провести для «новорождённой девушки». В моей книге даны практики и на снятие ощущения чего-то порочного или грязного с наших женских органов, ведь это то, что будет давать жизнь – наше цветущее лоно.

 «Женские стихии. Исцеляющие практики через архетипы сказок и мифов»
Иллюстрация из книги «Женские стихии. Исцеляющие практики через архетипы сказок и мифов»

— В книге есть и о других биологических периодах…
— Да, у доиспанских народов Мещико в Южной Америке праздновали 13-летние женские циклы и 52 года – когда у женщин прекращаются месячные — считалось самым большим праздником и главной инициацией в жизни женщины.

В этот день её все приветствуют: женщина свободна от обязанностей матери и становится той, которая может давать инициации девочкам, если захочет, может получить новую профессию, обучиться новым ремёслам, путешествовать. Она свободна и становится мудрой наставницей – самый уважаемый статус.

Это тоже утеряно. У нас женщины начинают просто увядать. А когда женщина в древней культуре получала такой статус, у неё не было мотивации угасать, наоборот, открывались новые перспективы. У Маори женщина почитается с возрастом – чем больше морщин, тем больше она уважаема. Они не гонятся за вечной молодостью как наше общество, вытесняя женщин в возрасте, в страхе перед морщинами и старением.

А в Новой Зеландии за советом идут именно к старой женщине. И мы с нашими студентами разрабатываем праздники для женщин в период менопаузы. Чтобы помочь войти в новый статус, помочь выбрать новое направление, новую реализацию.

52 года – когда у женщин прекращаются месячные — считалось самым большим праздником и главной инициацией в жизни женщины. женщина свободна от обязанностей матери и становится мудрой наставницей – самый уважаемый статус

— А про свадьбу и родительство не было, чтобы книга не увеличилась до невообразимых размеров?
— Про свадьбу в книге есть и про символику свадьбы в сказках. Психологические инициации также важны, как и биологические, но да, мы сокращали книгу. В этой уделено большое внимание отношениям с матерью и отцом. Во время инициации девушке важно было принять себя такой, какая есть, а для этого необходимо принять «Тень матери».

А так как сейчас инициации исчезли, претензии и обиды на родителей, к сожалению, остаются. И взрослые дети никак не могут простить и принять родителей. Обиды мешают строить новую счастливую жизнь. А инициации помогали принять мать в любой роли.

За что я люблю сказки: в сказках никогда не говорится: «А давайте-ка переделаем родителей». Мачеха в одном из контекстов — та же самая мама, которая становится мачехой, когда в семье появляется «вторая королева». Мама не случайно умирает в сказках, когда девочка становится девушкой. В этот момент появляется мачеха, так как включается конкуренция. И сказки не говорят: мачеха идет на край света или встречается с феей-крестной или тяжко трудится, чтобы что-то в себе трансформировать и стать прекрасной мамой для своей дочки. Нет ни одной такой сказки.

У ребенка появляются задачи. Их надо решать. Как стать королевой своей жизни, даже если в маме включилась мачеха? Как стать самостоятельной единицей? В сказке «Иван-царевие» не Король-отец добывал Жар-Птицу для сыновей, а сыновья. В сказках не перед родителями ставятся задачи, а перед детьми. Если мы хотим изменить в лучшую сторону отношения с родителями – не требовать от них, но изменить себя.

Анна Бену
Анна Бену в образе из сказки

— А как ты стала представителем такой редкой профессии – сказкотерапевт?
Я работала с детьми, а среди них часто бывают драки, дети обзываются, дразнятся. Я стала задумываться, что мне делать. Когда говоришь им «Это плохо» — запрет на ругательства, драки не имеет ни веса, ни осознания. Я обратилась к сказке. Когда мы изучали сказки, я задала детям вопрос: «Где живёт зло? И где живёт добро?» И дети стукнули себя по груди. А кто-то показал на голову. И сказали, что зло живет в нашей душе, наших чувствах и наших мыслях.

А когда я спросила, где живёт добро, они ответили: «Там же». С этого ответа и началась сказкотерапия. Тогда я спросила: «С кем же тогда борется главный герой? Если зло внутри нас». Произошло открытие, Иван-царевич получается с самим собой борется, и все сказки и мифы внутри нас самих.

И потом, когда дети дрались, я снова спросила : «Где зло?» Они вспомнили свой первый ответ и ударили себя по груди. И тогда я спросила: «А кто его хозяин?». «Я!» — воскликнули оба, кулаки разжались, драться больше не хотелось … Расслабление произошло и вопрос перевел детей в другое состояние, позитивное.

Когда мы следуем не за своим предназначением, хотим быть похожими на кого-то, мы теряем себя.

Тут было важно твоё свидетельствование. А если ребёнок один, сможет ли он осознаться? У него
же нет «Внутреннего наблюдателя».

— Да, тут важен наблюдатель-взрослый, который переводит состояние ребёнка из минуса в плюс. А когда у ребенка самого уже выработалась реакция, привычка – всё в наших руках. Что мы в наше подсознание загрузили, то потом и работает. И если мы привыкаем спрашивать себя: кто я сейчас – хозяин себе или не хозяин? Или хозяин — эта эмоция? Кто я сейчас? Когда эта привычка вырабатывается, в моменте человек перестаёт «закипать». Он из состояния «Кто я?» получает ответы и способен не только себя, но и другого перевести в плюс. И драться не хочется и возникает новое ресурсное состояние.

Тут важно, чтобы практика была где-то 21 день. За это время, считают нейробиологи, вырабатываются новые нейронные связи. И практики из моей книги, в том числе, хорошо практиковать 21 день. А дальше программа начнёт работать сама…

Вот почему «внутренний наблюдатель» формируется за 21 день, а «внутренний критик» за 1 секунду?
— На самом деле он тоже долго формируется, всё детство и юность. Нас не учат открывать мир, учат запоминать то, что уже открыто. Запомнил – хорошо, нет – мы тебя критикуем. Мы не привыкли себя принимать с ошибками.

За что я люблю сказки – они начинаются с того, что герои «идут налево» — совершают ошибки. Геракл, например, убил своего учителя кифарой – не рассчитал. Иван-Царевич сжигает кожу лягушки и теряет любимую. Осирис лёг «в шутку» в саркофаг. А потом герои обретают дары, друзей, новую жизнь. В начале сказки у героя часто изба, потом – дворец. А дом в символическом плане – это наше сознание. То есть в начале сознание темно и невежественно, а в конце оно огромно. А ошибки – это наш путь. И пока мы учимся – мы ошибаемся.

 «Женские стихии. Исцеляющие практики через архетипы сказок и мифов»
Иллюстрация из книги «Женские стихии. Исцеляющие практики через архетипы сказок и мифов»

— А правда ли, что подсознание человека мифологично и мы структурируем свой мир по сказочным лекалам?
— Да. Почему цивилизации умирают, исчезают Боги, а сказки живут и нравятся нам? Потому что это про нас самих. И когда мы погружаемся в наше бессознательное – всплывают архетипы, способные трансформировать наше сознание и исцелять.

— Поэтому мудрецы древности говорили притчами и коанами, не давая прямых ответов?
— Да, и это прекрасно.

— А нужно ли быть сказкотерапевтом или психологом, чтобы пользоваться техниками, изложенными в книге?
— Это для широкой аудитории. Необязательно быть психологом или сказкотерапевтом, чтобы применять практики, которые там даны для себя. Но работать с другими людьми, если нет специального образования, не нужно. К себе – можно, путешествия к сказочным архетипам прекрасно работают, но работать с другими все-таки нужно, будучи специалистом.

ОШИБКИ – ЭТО НАШ ПУТЬ. И ПОКА МЫ УЧИМСЯ – МЫ ОШИБАЕМСЯ.

— Ты смело обходишься с сюжетами некоторых авторских сказок, например, Андерсена. Но как же
воспетая жертвенность и самоотверженность Русалочки, от нее избавиться?

— Это не самоотверженность. Это именно жертва, когда Русалочка отказывается от своей сути, чтобы быть с принцем. Она не принимает себя как русалку, с русалочьим хвостом. Почему она не показалась принцу, когда его спасла? Она даже не дала ему шанса узнать её как русалку, она выбрала страх.

Когда человек выбирает страх – он действует из роли жертвы. Она обращается к колдунье, плывёт к ней и в обмен на ноги отдаёт свой голос – своё проявление в этом мире. За ноги, за чужой путь, так как её ноги кровоточат. Её путь – в воде. Вода – это анима, наши чувства. Её путь в чувствах и ее шикарный хвост – свобода в чувствах.

Когда мы следуем не за своим предназначением, хотим быть похожими на кого-то, мы теряем себя. И дальше уже ситуации будут показывать нам «жертву». Этот сценарий ранящий и ко мне обращались женщины, любившие эту сказку в детстве. С ними случился этот сценарий, они стали жертвами в отношениях – спасают мужчину, пытаются переделать себя ему в угоду, но ничего не получается – приходит другая женщина, уводит его, потом следующие отношения и всё заканчивается тем же.

Пытаясь «переписать сценарий», они приходили вот к чему: Русалочка научилась читать и писать и написала Принцу письмо. Она пишет из роли жертвы и рассказывает ему, что на самом деле она его спасла. Теперь Принц должен жениться на ней, потому что «дал слово». Из чувства долга. Но из чувства долга отношения счастливыми не бывают. Счастье, когда друг друга любят такими, какие есть.

Возможно, он и воспринимает её только как друга потому, что она предала себя. А если остановить сказку на моменте, когда он открывает глаза, и здесь убрать страх отвержения, обесценивания, заменить его на уважение к себе — тогда Русалочка приветствует Принца, помахав своим потрясающим прекрасным хвостом. Возможно, Принц был бы счастлив.

Анна Бену
Анна Бену

— В книге много примеров из твоей практики, но есть и диалоги с учениками. Расскажешь о своих курсах?
— Мой курс по сказкотерапии идёт в институте транс-ориентированной психологии им.Ф.Гудман, он для психологов, которые хотят дополнительно изучить ещё и сказкотерапию для работы. Также приходят обучаться родители – чтобы применять в семье, для детей, для себя – исцелить собственные отношения. Целители, коучи часто приходят на наш курс. Он авторский и называется «Сказкотерапия: миф и символ». Идёт курс 3 месяца, после этого студенты сдают экзамен и получают сертификат, который даёт право психологам работать при помощи этого метода.

— Ты упоминала книгу о мужских инициациях, когда её ждать?
— Пока неизвестно, но она уже готова. Она также большая : только 12 подвигов Геракла претендуют на целую книгу…

— Я знаю, что, как увлеченный собиратель традиций различных культур, ты сделала страницу, посвящённую семейным обычаям. Как работать с этой страницей?
— Я только создала её и хочется, чтобы люди заходили и делились обрядами, существовавшими в
их роду, которые они помнят.

Мама не случайно умирает в сказках, когда девочка становится девушкой. В этот момент появляется мачеха, так как включается конкуренция

— Они могут написать воспоминания из детства?
— Да, и написать город, губернию, где это происходило. Таким образом мы можем продолжить нить Традиции и зафиксировать утраченное. Ведь это может исчезнуть навсегда… Многие обряды и традиции важны и сейчас, мы можем их трансформировать, осмыслить и снова вплести в жизнь и культуру в новом ключе. Страничка открыта в соцсети ВК и называется «Женские стихии» Анна Бену» — а ещё в ней можно вместе делать практики, описанные книги и обсуждать у кого как получается.

— Спасибо за такой интересный материал о женских стихиях.
— Процветает женщина – процветает страна!

Рекомендуем

Из эйфории – в депрессию. Что такое биполярное расстройство и как его лечить

Город Женщин

Артист балета Денис Климук: «Насколько надо ненавидеть женщин, чтобы поставить их на пуанты»

Город Женщин

Не можете перестать читать новости? Психолог рассказал, как себе помочь

Город Женщин

Оставить комментарий