Журнал
Интервью Культура

«Любовь к женщине делает мужчину свободнее». Интервью с джазовым музыкантом Андреем Славинским

Андрей Славинский

«Взаимоотношение с женщиной — это как взаимоотношения с музыкой. Чувства, эмоции и «вау»-эффект и там, и там не достигается по принуждению. Чтобы возникла любовь, нужно создать особые условия.» — говорит Андрей Славинский. Отношения с джазом у Андрея начались еще в детстве. И эта любовь с ним на всю жизнь. Сейчас он не только играет джаз, но активно его популяризует. Он — автор, художественный руководитель и дирижер проекта VIP Jazz Андрея Славинского. Также он организовывает концерты, на которых люди могут послушать джаз и про джаз. Ближайшее такое мероприятие состоится 7 декабря в Белгосфилармонии. А пока мы поговорили с Андреем о музыке, любви, гармонии и жизни.


— Почему джаз? В начале Вашего пути он не был популярен в нашей стране. Музыканты предпочитали либо простую популярную музыку, либо классику — если хотели заниматься чем-то более серьезным. А Вы выбрали его, оставались ему верны все это время и не только исполняете его, но и популяризируете.

— Я начинал с рока. Рок был понятен, моден, его играли все. Однако, когда мне было 10 лет, я получил предложение пройти прослушивание в детский джазовый оркестр Ильи Райхлина. Я не знал, что такое джаз, но мне было интересно попробовать что-то новое. Самостоятельно занимаясь роком, к тому времени я уже научился играть на ударной установке, так что прошел по конкурсу. И так, став солистом оркестра, начал знакомство с миром джаза.

Буквально с первых репетиций и выступлений я понял, что джаз — моя музыка. С тех пор ничего не изменилось: джаз — это та музыка, которую мне хочется исполнять и популяризировать. Его средства выразительности мне очень близки. Рок музыка на фоне джаза стала казаться очень простой и ограниченной. Джаз объёмен. Он включает в себя элементы рока, классики и, по большому счету, в той или иной форме — элементы всей мировой музыки, созданной до его появления.

Джаз стал объединяющим, составляющим, универсальным музыкальным языком на котором в принципе я могу говорить на любые темы. Узнав, тогда, в 10 лет, что такое джаз, я остаюсь ему верен до сих пор (улыбается).

— А что такое джаз для Вас?

— Джаз — это способ выражения своего отношения к миру, к происходящему. Язык джаза позволяет очень точно обозначить многообразие оттенков и смыслов. Рок, как, собственно, и любой другой стиль музыки, тоже может это делать, но, только в джазе нет ограничений по структуре и средствам самовыражения. По своей сути, джаз не может быть ничем детерминирован.

В этом смысле джаз — самая свободная музыка.

Джаз включает в себя элементы всей мировой музыки, созданной до его появления

— Можно ли выучить этот особенный язык джаза?

— Разумеется, язык джаза можно изучать, причем начинать можно с детства! Как в любом стиле музыки, в джазе можно выделить три основные составляющие: мелодию, гармонию и ритм. Если вы хотите заниматься джазом, начинать нужно с изучения этих простых составляющих, причем в том варианте, в котором они были созданы в классической музыке.

Освоив азы, можно двигаться дальше — к более сложным и богатым ритмам, гармониям и мелодиям джаза. Джаз не случайно считают не самой простой музыкой. В силу того, что он аккумулирует в себе элементы многих музыкальных стилей, в том числе и узконаправленных, в нем есть ритмическая, гармоническая и мелодическая свобода — он может трансформировать музыку очень радикально, давая возможность любому аккорду звучать по-новому, открывая тем самым бесконечный горизонт музыкальных смыслов.

При этом, джаз нельзя назвать анархичной музыкой. В нем есть рамки, форма, определяющие его звучание, которые важно соблюдать, для того, чтобы случилась музыка, а не какофония. Понимание баланса между свободой исполнения и рамками, определяющими звучание, по сути, и является главным правилом изучения и исполнения джаза.

Андрей Славинский

— Что отличает джазового музыканта от музыкантов других стилей и направлений?

— Для того, чтобы стать джазовым музыкантом обязательно погружение в контекст! Очень важно слушать разный джаз: как самые ранние его направления (госпел, блюз, диксиленд и др.), так и современные течения (модальный джаз, этноджаз, фьюжн и т.п.).

Это необходимо делать по многим причинам. Для того, чтобы понимать отличия основных стилистических направлений джаза, увеличивать свой музыкальный словарь и тем самым формировать «наслушенность», осознанное восприятие специфики и нюансов этого музыкального стиля. Эти нюансы невозможно свести к единой схеме, они становятся понятны только в таком веерном представлении.

Такая включенность в контекст позволяет сформировать ритмические, гармонические и мелодические основы, выучить музыкальные формулы, отталкиваясь от которых в будущем вы сможете исполнять джаз- импровизировать, а иначе говоря — создавать музыку в момент ее исполнения.

Читайте также: Екатерина Зиновьева-Провалинская: «Импровизация – это внутренняя свобода»

— У кого учились вы? Кого вы можете назвать своими учителями в джазе?

— Моими первыми учителями были редкие аудиозаписи Дэйва Грусина, Чик Кориа и  гр. Иракере, которые удавалось доставать в то время, когда я был ребенком. Если называть имена, в оркестровой музыке своими учителями я считаю Гленна Миллера, Каунта Бейси и Дюка Эллингтона, в традиционном джазе — Луи Армстронга, в вокальном -Эллу Фицджеральд и Сару Вон.

Очень важным опытом для меня стали концерты мировых джазовых звезд, которые будучи студентом Ростовской консерватория им. С. В. Рахманинова, я мог смотреть не из зала, а из-за кулис. Когда ты стоишь за кулисами, ты можешь видеть, как играют музыканты.

Если борьба с миром затягивает, мы всё дальше начинаем отходить от собственного «я» и своего пути

Это можно сравнить с работой повара. Одно дело, когда тебе приносят готовое блюдо, а другое — когда ты можешь видеть то, как его готовят. Секреты поварского искусства раскрываются при непосредственном контакте мастера и ученика. По сути в музыке, все также.

Одно дело слышать музыку из зала, а другое — видеть нюансы движения рук гениальных музыкантов, углы поворотов тела, то как делается замах для удара- все то, что позволяет извлекать очень тонкие вибрации звука, принципиально меняющие картину произведения. Эти наблюдения из-за кулис за джазовыми звездами меня очень многому научили, позволили значительно усовершенствовать технику.

И, разумеется, опыт совместных выступлений с европейскими и американскими джазменами, специфика исполнения которых очень отличалась от принятой у нас, стал для меня серьезным уроком.

Вообще, это очень старая традиция — совместные выступления на одной сцене известных и начинающих джазменов в формате джем-сейшн-концертов, на которых музыканты выбирают одну тему и исполняют ее каждый в своей манере, так как они ее видит, как они к ней относятся. Для начинающих музыкантов она дает рост профессионализма, а для известных — вносит свежее виденье в сложившуюся стилистику, позволяет выйти за свои рамки.

Собственно поэтому, и я очень часто приглашаю выступить вместе с VIP Jazz и своим оркестром не только известных, но и начинающих музыкантов. Мне кажется это важным.

— Каких исполнителей, на ваш взгляд, стоит послушать, чтобы понять, что такое джаз и полюбить его?

— Мне кажется, стоит начинать с вокального джаза. Он понятнее. Например, можно послушать Луи Армстронга и Фрэнка Синатру, остановиться на самых ярких именах в каждом направлении, например, в блюзе мне нравится Джо Уильямс, его выступления с оркестром Каунта Бейси, в бибопе — Чарли Паркера и «Диззи» Гиллеспи, в модальном джазе — Джон Колтрейн и Майлз Дэвис, в кул-джазе — Чет Бейкер, Стэн Гетц и Билл Эванс.

Однако, сразу не стоит делать выводы о том, что вам нравится, а что нет. Дайте себе время обработать эту информацию. С джазом бывает так, что то, что вам сначала совсем не понравилось в перспективе становится очень близким направлением.

Чего точно, на мой взгляд, не стоит делать — начинать с альтернативного, модального джаза. Его восприятие очень непростое для неподготовленного уха и может оттолкнуть тех, кто пробует разобраться в специфике джаза. В изучении джаза важно идти от простого к сложному.

Хотя, конечно, все индивидуально. Джаз прекрасен тем, что в нем есть направления на любой вкус. Именно поэтому, я стал проводить концерты, на которых мы не просто исполняем джаз, но и знакомим слушателей с разными его направлениями.

Для таких концертов мы выбираем очень характерные для разных направлений джаза произведения и исполняем их в аранжировках понятных даже не подготовленному слушателю, при этом оставаясь интересными и для профессионалов благодаря нашему авторскому виденью и высокому уровню музыкантов.

Каждый музыкант прежде всего должен стать частью музыки, которую он исполняет

Между исполнением композиций мы рассказываем про эти них, про то, как они появились, какую роль в развитии джаза сыграли. Правда, делаем мы это не стандартным образом. Это мало похоже на лекции. Скорее мы находим интересные и малоизвестные факты о джазменах и их жизни и через них говорим о музыке. В общем, популяризируем джаз всеми возможными способами.

Ближайший такой концерт состоится 7 декабря в Филармонии. Это первый концерт из цикла «Импровизация». Он будет посвящен времени зарождения джаза. Мы представим вниманию зрителя авторское виденье импровизации в таких джазовых стилях, как рэгтайм, блюз, спиричуэл, госпел, диксиленд и др., с которых традиционный джаз начинался. Мы обратимся к истокам джаза, но презентуем эту музыку в актуальном современном звучании.

— Что слушаете Вы?

— В связи с моей продюсерской деятельностью я слушаю разную музыку. Бывает так, что для определенной программы нас просят сделать джазовые интерпретации классической, популярной, рок музыки. Поэтому, я стараюсь следить за всеми музыкальными направлениями.

Если говорить о том, что слушаю я «для души» — это ситуативно и зависит от настроения. С музыкой все также, как и с книгами или кино. Что послушать, почитать или посмотреть зависит от состояния.

Интервью с джазовым музыкантом Андреем Славинским

— Что сегодня читает Андрей Славинский?

— Недавно перечитывал Булгакова «Мастер и Маргарита», сейчас в электронной книге Замятин «Мы». В этих авторах я нахожу джазовые смыслы — двойные, тройные интерпретации одних и тех же фрагментов. У них есть самоирония, выход за рамки ограничений с сохранением целостности «я». Мне интересно следить за героями, их реакциями, за тем, как они меняются на фоне поведения окружающих людей. Мне интересны смыслы, события, которые потенциально могут произойти, следить за тем, состоятся они или нет.

Такие сюжеты мне интересны, ведь каждый из нас постоянно делает выбор. На этом пути случаются разные события, которые заставляют нас делать тот или иной выбор, принимать то или иное решение. События, которые происходят в каждом моем дне, формируют путь. Понять, как правильно формировать путь — важно.

Книги помогают в этом. Становясь на место героя — Мастера или Робинзона Крузо — можно увидеть направление, в котором стоит двигаться в своей жизни.

Любое доминирование не позволит достигнуть гармонию и будет мешать звучанию

— А на что можно опереться в этом движении?

— Только на себя, на свой внутренний стержень. При этом важно стремиться находиться в гармонии с окружающим миром. Это важно, т.к. только будучи в балансе с окружающим миром можно по-настоящему видеть, чувствовать и слышать то, что происходит внутри и снаружи.

Когда человек теряет эту гармонию он оказывается в состоянии борьбы, что в свою очередь приводит его к потере «своего пути». Безусловно, может быть так, что у кого-то путь — это борьба. Но, мне кажется, если борьба с миром затягивает, мы всё дальше начинаем отходить от собственного «я» и своего пути.

— Журнал «Город женщин» — женский, а потому не могу не спросить: гармония с миром подразумевает взаимоотношения с женщиной?

— Взаимоотношение с женщиной — это как взаимоотношения с музыкой. Чувства, эмоции и «вау» эффект и там, и там не достигается по принуждению. Для того, чтобы возникла любовь, нужно создать особые условия. Что такое любовь? Это состояние, когда ты становишься другим. Не в смысле плохим или хорошим, а в смысле ощущения баланса и гармонии с миром.

— Для вас это важно?

— Да! Потому что любовь — это состояние, когда у меня меняется взгляд на окружающий мир. В этом состоянии я начинаю видеть больше красок, мир становится рельефнее: я вижу больше солнца в каждом дне, я слышу в пении птиц определенный ритм, я начинаю замечать красоту вокруг, даже то, как на дороге лежал опавшие листья, мне кажется особенным.

Мужчины склонны к борьбе, они завоеватели, охотники. В силу этого, они часто находятся в борьбе с собой, окружающими, с женщиной. Эта борьба ограничивает. Она заканчивается тогда, когда мужчина влюбляется. Именно поэтому, мне кажется, что любовь делает мужчину свободнее, она дает ему силы жить и наслаждаться моментом. В этом смысле я не исключение.

— А как быть с конкуренцией и борьбой в творчестве, вам она не близка?

— Не в этом смысле. Борьба как достижение цели для меня понятна и такая интерпретация мне близка. Но борьба как способ показать то, какой я молодец — нет. Я убежден, что каждый музыкант, прежде всего, должен найти свое звучание и идеал внутри себя, стать частью музыки, которую он исполняет. Прежде всего, нужно научиться взаимодействовать с музыкой и искусством, войти с ними в баланс. Любое доминирование не позволит достигнуть гармонию и будет мешать звучанию. Прежде всего, нужно любить искусство, а не себя в искусстве!

К слову, я стараюсь работать с музыкантами, которые придерживаются такой же точки зрения. С некоторыми профессиональными музыкантами наши пути разошлись. Это происходило, как правило тогда, когда начиналась деструктивная конкуренция. Когда кто-то из коллектива начинает играть, не слыша остальных, не обращая внимание на мелодию и игру других музыкантов, стремиться показать, что он лучший, это идет во вред общему делу. Выступление на сцене — это, прежде всего, взаимодействие, контакт, во время которого и случается музыка.

ПРЕЖДЕ ВСЕГО, НУЖНО ЛЮБИТЬ ИСКУССТВО, А НЕ СЕБЯ В ИСКУССТВЕ!

Баланс в музыке важен также как и в жизни. В истории музыки есть много примеров, того, что гениальность музыкантов определяется их способностью делать музыку вместе, в балансе отношения каждого из них к композиции, а не через демонстрацию персональных супернавыков.

Иначе говоря, для того, чтобы стать гениальным музыкантом, филигранного исполнительского умения недостаточно. Для это нужно научиться коммуницировать с другими музыкантами на сцене.

Когда музыканты собираются на одной сцене, они все — супергерои. Важно понимать, что, когда кто-то один тянет одеяло на себя, кто-то другой остается голым, «вау» эффект теряется и слушатель это чувствует. Слушатель всегда чувствует фальшь.

— А вы говорить об этом со своими учениками?

— Безусловно. Моя главная цель, как преподавателя — научить детей взаимоотношению с музыкой. Мы не рождаемся с этим, отношение к музыке формируется. Мне кажется важным с детства сформировать правильное отношение к музыке, которое потом останется на всю жизнь. Даже если ребенок не выберет музыку профессией, правильное отношение к ней останется с ним навсегда.

— Есть ли в вашей жизни какое-то увлечение кроме джаза?

— Да! Я выращиваю цветы! Правда, у меня не сразу все получалось. Цветы как женщины. У каждого цветка есть свой характер и специфика, каждому нужны свои условия для того, чтобы он рос и цвел. Какому-то нужно яркое освещение, какому-то особый режим полива, какой-то хорошо чувствует себя в композициях, а какой-то эгоист и тут же сбрасывает цветы, если в горшке с ним начинает прорастать какое-то чужеродное семечко.

Для того, чтобы цветы приживались и росли, к ним нужно найти индивидуальный подход, важно учитывать их особенности и уважительно к ним относиться. При создании благоприятных условий, они расцветают.

— Есть ли у вас в планах проект, который пока не реализован, но которым вам хотелось бы заняться?

— Да, я хочу создать свой джаз-клуб, где на постоянной основе звучал бы джаз в разных форматах. Клуб, куда приходили бы слушатели, зная, что в нем всегда звучит живой джаз. В этом месте можно было бы встретиться с друзьями, прекрасно провести вечер слушая джаз и говоря о джазе.

Беседовала Татьяна Славинская-Пузыревич. Фото: архив героя, jazz-time.by

Читайте нас в TelegramFacebook и Instagram (и не забывайте смотреть сторис). Там мы публикуем самую интересную информацию.

Рекомендуем

«Бросить Гродно, которого не терплю, ради Вильно или Варшавы — никак не годится». Факты о жизни Элизы Ожешко, которые вас удивят

Город Женщин

Женские персонажи, перенесенные из игр в фильмы, запоминаются куда сильнее, чем мужские.

Город Женщин

Эксклюзивное интервью с Хью Джекманом: «Важно не подавлять друг друга, а видеть отличия, которые делают жизнь необыкновенной и разнообразной»

Город Женщин

Оставить комментарий