Pravda-serdtse-min-1

Сердце, ты просто космос!

Исследуем «новые миры» нашего здоровья

♥ как выглядит инфаркт

♥ риски для молодых

♥ вселенная сердца в книгах и фильмах

♥ на орбите модных образов

♥ удивительные факты о сердце

♥ черные дыры обследования

♥ астероиды психики

♥ сигнал SOS

Полет к сердцу!

Интервью с к

MELIP_2020_05_19_fw200716-1366x2048-1

Анастасия Дедович и Алена Попова о шопинге в период локдауна, феномене байеров и постковидной моде

Эксперт Milano Fashion Library Алена Попова специально для журнала «Город женщин» побеседовала с владелицей сети бутиков Fashionzone.by и основательницей журнала «ЭШ» Анастасией Дедович. Получился настоящий печатный подкаст, в котором девушки поговорили о моде в период ковида и будущих вариантах ее развития.

Alena-Popova-1

Алена Попова

Алена: Давай начнем с самого простого. В ушедшем году ты купила себе что-нибудь новое?

Настя: Купила. Босоножки. Наверное, это была самая дорогостоящая покупка в жизни. Она из серии «Завтра наступит конец света, поэтому до этого момента нужно успеть купить себе что-то такое сверхъестественное, что совсем не похоже на тебя!» (Смеется.)

IMG_2699-copy-1

Анастасия Дедович

Алена: У нас, в Канаде, было два месяца свободы от карантина, когда можно было «подышать» и открыли магазины – народ как безумный бегал и все скупал. Это в самом деле как перед концом света. Причем я заметила: они просто покупали. «Просто», а не потому что им это нужно было. Кстати, тогда же запретили все примерки. Фактически ты приходил, выбирал то, что вроде должно подойти, это упаковывали и ты уходил домой. Если что-то не подходило, мог прийти и сдать обратно.

Потом опять был полный локдаун, а с 8 февраля снова «приоткрыли» некоторые магазины, но только те, у которых есть отдельный вход. Основной бизнес для Северной Америки – это магазины в торговых центрах, а бутиков как таковых почти нет. То есть они есть, но их количество мизерно по сравнению с тем, сколько магазинов находится в ТЦ. Поэтому ты можешь представить, что происходит! (Смеется.)

Сейчас, как никогда прежде, актуален когда-то дежурный вопрос: какие тенденции вообще в моде? Понятно, что все бренды уже показали коллекции, кто-то из байеров даже что-то заказал и купил. Но что насчет тенденций, которые ты отметила для себя?

Настя: В этом году это кэжуал, а если конкретно – спортивные костюмы. Да, просто спортивные костюмы. Во всевозможных интерпретациях. Они могут быть простыми или эпатажными, но по-прежнему остаются главным предметом гардероба, универсальным и для дома, и для дачи, и для виртуального офиса для тех, кто ушел на удаленку. Такие модели присутствуют сейчас везде и всюду, и оказалось, что именно этого клиентам не хватало. Такого количества свитшотов, худи, толстовок, джогеров и спортивных брюк в разных сочетаниях и исполнениях, кажется, я прежде никогда не видела. Это, видимо, влияние нашего изменившегося образа жизни или психологического состояния людей, нуждающихся в комфорте, уюте, а может, и в некой закрытости. Либо всем не дает спокойствия успех бренда Мирославы Думы с ее разно­цветными костюмами. (Смеется.) Ну и конечно, обувь на плоской подошве и на массивной, но без каблука – будто для большего ощущения земли, не знаю. Даже те бренды, у которых никогда не было спортивной одежды, запустили дополнительные дропы такого рода вещей.

GM0020122202230_3_ORGINL_20210106143509176

Алена: А какие цвета предпочитают?

Настя: Судя по отзывам, люди радуются не черному. Радуются кофейным, белым, зеленым оттенкам, а весной и вовсе очень яркие цвета пользуются спросом, всем хочется праздника и на какое-то время отключиться от негатива. Но и темное, конечно, у нас всегда вне конкуренции.

Алена: Да, это классика: «Дайте мне тот красный сарафан!», но домой все равно уходишь с чем-нибудь ярко-черным! (Смеется.)

Окей, кэжуал и спортивные костюмы… Эта тенденция распространена везде. А как предпочитают покупать? Здесь любят заказывать все онлайн. Это логистически удобно: никто не хочет выезжать в город, тем более все закрыто. Система возврата и обмена отработана как часы. Особенных красот никто не покупает. Да их и нет, откровенно говоря. Здешнее понимание моды очень отличается от того, что считается модой в Европе. Совершенно другой мир в плане выбора одежды. Люди практичны до абсурда. Основной выбор: спортивная, однотипная, довольно скучная одежда – sports & casual. Хотя канадцы меня не перестают удивлять цветовым хаосом. Раньше мне казалось, что «одеваться в темноте» – это немного странно. Здесь я вижу, что так одевается абсолютное большинство, и глаз быстро выхватывает из толпы хорошо, со вкусом одетого человека – их единицы.

Скажи, по твоим ощущениям, в Беларуси людям важно купить хотя бы спортивный костюм в магазине или они тоже постепенно переходят в онлайн?

Настя: Сейчас потоки меняются, причем очень активно.

Конечно, некоторые по-прежнему ходят в магазины, но они, как правило, приходят не за вещью, а в большей степени за эмоциями. Либо это те, кто боится ошибиться с выбором в интернете, или те, кому надо здесь и сейчас. И тем не менее все больше людей покупают в интернете, это быстроразвивающаяся отрасль.

CASEYTANCARDIGAN2_5024x5024

Mother of Pearl

В силу большого количества обстоятельств в Беларуси развивается еще схема покупок через частных байеров. Сама понимаешь, заказ через те же иностранные интернет-магазины сложен: растаможь, оплати доставку, а вдруг не подойдет по размеру, не тот материал или не та вещь, которую ты себе представлял… А возврат – это вообще хлопотное дело. Поэтому проще сделать заказ через частное лицо, у которого есть аккаунт в Instagram. Такой вид покупок развит у нас почти на том же уровне, как и интернет-магазины.

Алена: То есть мы можем говорить о том, что появился частный легальный байинг? Можем ли мы сравнивать его с бутиковым?

Настя: Легальный – это громко сказано. Формально – да. Это получило большое развитие сейчас. Я знаю некоторых частных байеров, которые работают с люксом. Эти люди составляют большую конкуренцию бутикам в премиальном сегменте.

Представляю, как это нервирует моих коллег: ты добиваешься определенного бренда, вкладываешь в него кучу денег, вносишь предоплату на год вперед, ездишь, заказываешь, привозишь сюда, и тут у тебя куча расходов на персонал, на сам магазин… А твой клиент, оказывается, этот же бренд, такую же вещь заказал у частного байера. Очень неприятный момент…

Кстати, могу сказать, что за некоторыми я очень пристально наблюдаю: это барышни с хорошей школой продаж и опытом. Обслуживание порой круче, чем во многих магазинах Минска. При этом они идут в ногу со временем и постоянно улучшают качество работы с клиентами. Слежу за их фишками и даже что-то перенимаю.

Я в силу жизненных обстоятельств полностью изменила стра­тегию и пул марок, с которыми работаю. И вижу сейчас, в это ковидно-политическо-экономическое время с активизацией байеров, это было правильное решение. Это бренды не первого эшелона, и понятно, что у частных байеров ими никто особо не интересуется. Ведь круг покупателей в нашем городе очень узкий. А конкуренция присутствует.

GM0020121896463_0_ORGINL_20210106164043928

Алена: Насколько я понимаю, ты с этим не особенно борешься. Больше предпочитаешь работать со своим ассортиментом?

Настя: Да, я занимаюсь другим сегментом, и меня это устраивает. Конечно, понимаю, что мои клиенты продолжают тратить деньги и на дорогущие бренды, но мне все равно, где они их покупают: в соседнем магазине или у байеров.

Алена: То есть просто поменяла сегмент?

Настя: Да.

Алена: Круто! Это хорошее решение и очень мобильное, тем более марки, с которыми ты сейчас работаешь, тебя полностью удовлетворяют. Я имею в виду критерий «качество – цена».

Настя: Меня – да. Я вижу, что люди к этому готовы. Многие всю жизнь носили «имена», а сейчас часто слышу что-то вроде: «Я всегда носил джинсы этого бренда и больше не могу!» Потому что одно и то же надоедает, хочется разнообразия вне зависимости от того, что написано на этикетке. Понятно, что по-прежнему покупаются и привычные вещи, но на первый план у многих уже выходит критерий «цена – качество».

Конечно, есть категория людей, которые не понимают, как можно тратить деньги на вещи никому не известных брендов. Это во многом зависит от нашего менталитета. Знакомый логотип на майке, и все понимают – это бренд и он чего-то стоит. Соответственно, и его обладатель тоже не так прост – он становится успешным автоматически. А тут ничего не написано, так почему я должен платить за эту вещь, пусть и качественную?

Я работаю с активно развивающимися брендами, которым в том числе пророчат хорошее будущее, которые дают реальное качество, обладают своей историей, но не такой великой. И это, как правило, небольшие семейные бренды, у многих в коллекциях присутствует ручная работа. Либо молодые люди с хорошим образованием в сфере дизайна, поработавшие на бренды, получившие колоссальный опыт и воплотившие мечту в своем бренде. Но они не занимаются агрессивным продвижением. Мы же все понимаем, что такое пиар. При определенных вложениях любой бренд можно возвести в статус «культа». (Смеется.) При этом мы знаем, сколько этот бренд будет стоить. Все взаимосвязано. Клиенты, которым нужен статус, к нам не ходят, потому что мы не отвечаем их ожиданиям. Но появляется очень много новых клиентов, которым импонирует то, что мы делаем, что для любого бизнеса просто необходимо. И  это хорошо.

Seans-v-studii2-1355

Алена: Скажи, по твоим наблюдениям, люди больше денег тратят на одежду или аксессуары им тоже интересны? Что наиболее востребовано?

Настя: Аксессуары очень хорошо продаются. Я даже такого не ожидала.

Алена: А с чем это связано? Аксессуары – это же довольно волновая история: то продаются, то нет.

Настя: Не знаю. Если судить по себе, например, то могу сказать, что у меня есть принцип: если нет достаточно средств на весь total look, то лучше купить хорошие туфли и хорошую сумку. Ничто так не убивает образ, как дешевая обувь. Но если ты с головы до ног в дорогой одежде, а обувь и сумка ей не соответствуют, то образ потерян, и никто не заметит усилий и трат. Хотя с этим тоже можно поспорить. Знаю много людей, обладающих очень хорошим вкусом и небольшим достатком, которые могут за три копейки выглядеть фешен-дивами.

Алена: Скажи, а какое настроение у твоих коллег? Я так понимаю, что мы сейчас говорим с тобой о пуле новых марок, которые сделаны в Италии, или ты нашла интересные предложения и в других странах?

Настя: Про коллег ничего не знаю. Думаю, мы все в одной лодке и всем сейчас непросто. Хотя, может, я и ошибаюсь.

На самом деле мы нашли столько классных марок, что я даже сказала себе в какой-то момент: мы оптовые шопоголики, но теперь «кодируемся». Клевых брендов, которые хотелось бы привезти в Минск, так много, что мой бюджет не выдержит всего того, что я хотела бы! (Смеется.) У нас бренды со всего мира: Италия, Швеция, Англия, Болгария, Германия, Бельгия, Франция… При этом если изучать истории многих брендов, то там такие смеси мультикультурные у дизайнеров, что с первого раза и не разберешься.

image_72f71708-6690-4dc5-a5f6-af93f2b507ac

SSoorreellllee

Алена: Скажи, а ты обращаешь внимание на экологическую составляющую бренда? Все-таки наша индустрия – это своего рода «убийца планеты». Смотришь, из какого материала сделана вещь?

Настя: Я не особенно за­остряю на этом внимание, потому что клиентам это не столь важно. Экологическая составляющая может быть лишь плюсом к большому списку других достоинств, но не будет первым, как и поводом для того, чтобы сделать выбор в пользу той или иной модели. Однако уверена: в будущем эта волна или тренд до нас дойдет.

Алена: С твоей точки зрения, люди продолжают одеваться для кого-то или все-таки начинают делать это для себя?

Настя: Все люди разные. Как и выбор брендов, выбор моделей, выбор цветов… Так и выбор цели – у каждого свой… Конечно, культ одежды с логотипами на груди понятен, такие вещи люди носят точно не для себя, мне кажется – это посыл, мол, посмотрите, я денег заплатил! А те, которые уверены в себе, в своем вкусе и состоянии души, видимо, одеваются для себя и в зависимости от своих обстоятельств и своего настроения. Это чисто все по Фрейду с его бессознательным.

oakleyblack2_5024x5024

Алена: Хорошо. А молодежь одевается для себя или напоказ?

Настя: Зависит от образования, образа жизни, среды, в которой жил ребенок. Они тоже транслируют то, что видели у себя дома, не правда ли?

Алена: Да, но есть такая тема, что многие дети делают все на­оборот. Условно говоря, если мама и папа транслируют роскошь и богатство, дети, наоборот, уходят в масс-маркет.

Настя: Одни делают так же, как родители, по другим видно, что у них есть свое мнение и видение. Моей дочке 11 лет, она мне постоянно говорит: «Я не понимаю, почему у тебя ногти короткие и красного цвета, это же немодно!» «А какие у меня должны быть ногти?» – спрашиваю. «Ну, во-первых, ты должна их отрастить, потому что в моде длинные. А во-вторых, накрасить желтым или зеленым!» (Смеется.) Я понимаю, что у моего ребенка есть свое видение, она не транслирует идею «моя мама делает так, поэтому я тоже буду так делать». Либо все проще: просто следует моде, не имея своего мнения.

Алена: Да, у меня иногда складывается впечатление, что мой 18-летний юнец – не мой сын! (Смеется.) То, что он транслирует в качестве вкуса, – это чудовищный кошмар. Но его спасает хорошая фигура: что ни надень – будет выглядеть хорошо. И тогда можно сказать, что это просто «интересный образ» (Смеется.) Все-таки хорошая фактура делает свое благородное дело. Когда мы идем в магазин, я даже не смотрю, что он там выбирает. Просто не хочу этого видеть! (Смеется.) Это при всем том, что в него вложено. Будто всего этого не было!

Скажи, а что с дизайнерами, которые занимаются созданием одежды?

Nina_Ighvory_Brown

Настя: Не знаю… не думаю, что им легко, я говорю о белорусах. Брендам, с которыми я работаю, непросто. Много брендов, которые не смогли отшить коллекцию ни прошедшей зимы, ни этого лета, и неизвестно, останутся ли они на плаву. Я с таким первый раз сталкиваюсь, когда не байер говорит, что нет возможности выкупить, а бренд говорит, мол, извините, мы не можем. Это вообще нонсенс. Сейчас тяжело не только тем, кто продает, но и тем, кто изготавливает.

Алена: Как ты думаешь, это сильно отражается на тех идеях, которые хотелось бы увидеть в шоурумах и на подиумах? У меня такое впечатление, что мода сейчас застыла в ожидании, напряжении, но скоро будто бы должна разжаться пружина, ведь эта индустрия всегда была достаточно эмоциональной. У тебя нет такого ощущения?

Настя: Все ждут, когда вот эта самая пружина разожмется и появятся невероятные идеи, невероятные цвета, пайетки, блестки, камни, перья… И весь народ нацепит на себя это и будет радоваться! (Смеется.) Да, определенно люди в ожидании этого момента. И к черту всю эту моду, стиль и вкус! Степ-бай-степ этот процесс наступает.

Алена: В 2020 году у нас было несколько зумов с моими коллегами, которые также занимаются коммуникацией в бизнесе моды. Мы обсуждаем разные темы, вроде все ровно и в меру нервно. Но как только разговор переходит в тему «отжатой пружины» – сразу же начинаем говорить про пайетки, боа и перья! (Смеется.) Определенно будет праздник! Какие у тебя ожидания от нынешнего сезона? Как ты чувствуешь весеннее настроение?

Настя: Чувствую, что все будет хорошо. Это вообще довольно философский вопрос. Мне кажется, что люди не могут постоянно жить в депрессии, зашитые у себя в домах. Все стремятся к жизни. Думаю, с хорошей погодой и солнышком вернется все на свои места. Невозможно постоянно отказывать себе в чем-то из-за ряда причин, будь то даже ковид. А реально здоровье и человеческая жизнь – это самое главное, и неважно, во что одета эта жизнь!

Текст: Алена Попова

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry
2

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *