фото

Юлия Латушкина: «Успех – это состояние счастья»

Бренд Latushkina – основоположник вечерней белорусской моды. В 2016 году Юлия Латушкина предстала в новом амплуа – дизайнера парадной формы для Олимпиады. Своеобразный прорыв открыл новые возможности и значительно расширил ассортимент бренда. В шоу-руме Latushkina кипит работа: один клиент сменяет другого, в ателье слышен шум швейных машинок и видны километры шикарной ткани. Среди трудящихся пчелок – основательница бренда Юлия Латушкина. Дизайнер рассказала «Городу женщин» о вечерних платьях, об участии в проекте «Мой бизнес» и подвела итоги 2016 года.

Julia Latushkina - designer of the Main Olympic form in Rio 2016

– Обычно у дизайнеров спрашивают: помните ли вы первую вещь, которую создали? Я хочу узнать, помните ли вы первого покупателя?

– Наверное, не помню… Даже стыдно стало (смеется)! А вот вещь помню. Это было пальто. Я шила вещи, а они постоянно куда-то уходили, поэтому тяжело провести грань между клиентом и дружеским пошивом. Я помню, когда и кому продала первую коллекцию, также в памяти отложились первые продажи сценических платьев под заказ.

– Как развивался бренд? Поменялась ли концепция, на чем именно вы сейчас сосредоточены?

– Открыто могу сказать, что целостная концепция сложилась только года 2–3 назад. Бренд развивается вместе с модой, и сейчас появилось много нововведений. Когда я начинала работать, «концепция» была неизведанным термином. Я пришла к выводу, что не мы выбираем клиента и концепцию бренда, а клиент выбирает нас. По крайней мере, так происходит в нашей стране. В Беларуси хорошо работает сарафанное радио, и если дизайнер зарекомендовал себя в пошиве определенного ассортимента, то его будут представлять как специалиста конкретной области. Таким образом, круг деятельности сужается, и дизайнеры шьют то, что востребовано среди аудитории. Было время, когда мы шили все, чего не хватало клиентам. И именно эти люди сформировали концепцию бренда Latushkina.

– Выделите ключевые моменты, которые произошли с брендом Latushkina за последний год. Чем вам запомнился 2016-й?

– В 2016 году произошел своеобразный прорыв в нетипичном для меня русле. Если все привыкли видеть платья авторства бренда Latushkina, то сейчас марка ассоциируется с олимпийской формой. Это кардинальное изменение и открытие себя с новой стороны. Художник должен уметь работать в разных стихиях. Не факт, что у него будет получаться и он сможет развиваться, но навыки должны быть. Это равносильно тому, как профессиональные певцы экспериментируют с музыкальными направлениями. Создание парадной формы для спортсменов открыло новые возможности, и я рада, что в творческой карьере произошел такой переворот. Я включила новый стилистический сегмент в коллекцию и планирую развивать это направление.

SONY DSC SONY DSC SONY DSC SONY DSC

– А как обстоят дела с созданием школьной формы? Продвинулась ли эта идея за рамки желания?

– Я была бы рада, если бы мне доверили создание полноценной школьной линии. Главное, чтобы у меня была свобода мысли. Существуют структуры, которые устанавливают нормы для школьной формы, так же как для парадной и других. А для дизайнера ограничения – это сложно, особенно, если дело касается цветовой гаммы. Уже много лет школьники ходят в черно-коричнево-белой одежде, и выглядит это скучно. Школьная форма должна делиться по возрастам, тогда бы дети носили ее с удовольствием. Также я убеждена, что школьная форма – это укомплектованный набор. Форма – как капсульная коллекция: несколько пар брюк, юбок, рубашек и пиджаков.

– Перейдем от школьной формы к парадной. Расскажите про создание формы для Олимпиады. Почему было представлено два варианта комплектов?

– Первоначально разрабатывалась синяя форма для изменения белорусской красно-зеленой концепции. Спортсмены и все, кто причастен к белорусской олимпийской сборной, устали от стандартной цветовой гаммы. Изначальный синий цвет был видоизменен и преобразован под белорусские реалии – организаторы боялись недопонимания: все же Беларусь ассоциируется с характерными цветами. Так получился второй и окончательный вариант парадной формы, в привычных для Беларуси тонах.

– Вы остались довольны результатом?

– Я слишком самокритична, поэтому мне всегда хочется сделать еще лучше. Начнем с того, что я целый год «прожила» с этой формой – прошла все этапы подготовки и реализации, поэтому устала от нее. Мое восприятие отличалось от реакции окружающих. Если рассуждать об удобстве формы для спортсменов со стороны дизайнера, я бы еще внесла дополнительные корректировки для максимального комфорта.

– Почему парадная форма так и не появилась в ГУМе и ЦУМе?

– Она и не должна была там появиться. Мне сделали предложение по реализации, но меня не устроили условия: коллекция могла поступить в продажу спустя два месяца после Олимпиады. К этому времени интерес уже ослабел, поэтому мы не видели смысла в сотрудничестве с магазинами.

– На какой стадии сейчас находится решение проблемы по выплате гонорара за олимпийскую форму?

– Национальный Олимпийский комитет взял на себя ответственность по решению этого вопроса, и сейчас все развивается в рамках этой структуры. Мне остается ждать и верить.

The-Main-Olympic-form-Belarus-in-Rio-2016-by-Julia-Latushkina-photo-Eugene-Grabkin_16

– Давайте вернемся к вашему привычному амплуа – дизайнера вечерних платьев. Расскажите о последних авторских новинках в этой нише.

– Из-за проекта с парадной формой мне физически не хватило сил осуществить показ новой коллекции, который был в планах. Сейчас мы работаем над его воплощением, и, надеюсь, после Нового года все наработки и задумки будут представлены публике. Я не буду раскрывать тайны, скажу только, что показ будет разделен на две части: повседневную и вечернюю.

– В Беларуси привыкли к комфортной одежде, и вечерние платья покупают по особым случаям. Востребован ли нарядный ассортимент бренда Latushkina среди минчанок?

– Да, конечно. К нам приходит разная публика, и у каждого свои ожидания и планы на наряд. Я убеждена, что умение попасть в одну волну с клиентом – залог успешного бизнеса. Нужно уметь подстроиться и под настроение, и под особенности праздничного повода. Например, если у девушки бюджет на свадебное платье 200 у. е., мы не будем предлагать ей модель в три раза дороже. Мы предложим не менее эффектный вариант, который впишется в запланированный бюджет. Мы относимся лояльно к клиентам и их мотивам на покупку.

– Девушки чаще покупают или берут платья напрокат?

– Чаще всего платья покупают. Прокат означает появление на публике в том, что уже могли увидеть. А поскольку платья бренда Latushkina существуют в единичных экземплярах, при покупке каждое остается эксклюзивной моделью в гардеробе хозяйки.

– Под брендом Latushkina выпускались также мужские вещи и обувь. Не планируете ли возобновить эту деятельность?

– Да, все верно, но возобновлять я не планирую. Я работаю с мужским классическим костюмом – для меня это идеальная рабочая территория с мужчинами. Шить одежду в молодежном русле пока не вижу смысла. Мы нашли комфортную среду и развиваемся в ней.

LATUSHKINA_RENAISSANCE_PHOTO_GRABKIN_EUGENE_14 LATUSHKINA_RENAISSANCE_PHOTO_GRABKIN_EUGENE_23 LATUSHKINA_RENAISSANCE_PHOTO_GRABKIN_EUGENE_37 LATUSHKINA_RENAISSANCE_PHOTO_GRABKIN_EUGENE_40

– Опишите свой привычный рабочий день.

– Тяжело сформулировать привычный график. К сожалению, у меня нет одинаковых рабочих дней. Каждое утро я не подозреваю, что приготовил новый день: кто-то может спонтанно назначить встречу или вовсе внезапно приехать в шоу-рум. Все происходит непредсказуемо. Я люблю работу за то, что могу менять обстановку в течение дня. Из-за смены деятельности, мест и собеседников я получаю различные эмоции, которые держат в тонусе. Я стараюсь упорядочить планы, но не всегда получается, и тогда опять приходится вступать в привычный ритм нон-стоп.

– Из-за плотного графика и мероприятий наверняка вы не успеваете переодеваться дома. Есть ли в шоу-руме набор «на подхвате»? Без каких вещей вы не представляете своей гардероб?

– Я не обхожусь без брюк и жакета. Для важных встреч у меня под рукой платье, костюм и туфли. Самый простой и нейтральный вариант – майка, спортивные штаны и теплая куртка. Летом к этому комплекту добавляются шлепанцы. Мне удобно работать в комфортной одежде: джинсы, рубашка, кеды.

– Год назад вы участвовали в проекте «Мой бизнес». Как вы туда попали, чего ожидали от проекта и что дал вам этот опыт?

– Попала я на этот проект по совету девушки, которая у меня работала. Она вселила в меня надежду, и я поверила, что у нас все получится. Так как я творческая личность, приоритетное желание – научиться строить бизнес. За этим я пошла на проект. На тот момент мне хотелось из стадии шоу-рума и ателье перейти к полноценной фирме. К сожалению, я не прошла дальше первого тура. Возможно, не хватило опыта, чтобы сформировать бизнес-стратегию и четко обозначить планы. Я видела конечный результат, но не понимала, что нужно сделать для его осуществления. Я была рада познакомиться и выслушать мнение менторов, профессионалов своего дела.

LATUSHKINA_RENAISSANCE_PHOTO_GRABKIN_EUGENE_88 Photo by http://motolko.com Sineva1-682x1024

– У вас выдался сложный год: подготовка формы для Олимпиады, проблемы с выплатой гонорара, затопление шоу-рума. Как вы относитесь к жизненным препятствиям?

– Сначала я эмоционально реагирую на происходящее, потом успокаиваюсь и анализирую все со светлой головой. Не бывает безысходных ситуаций. Можно в гору не идти, гору можно обойти. Это лишь вопрос времени, отношения, финансов и других факторов. Может странно прозвучать, но то же затопление было мне на руку – здесь было убитое помещение, а благодаря этому инциденту мы сделали ремонт. Все ситуации нам даются неспроста. Их нужно принимать и делать выводы.

– Что для вас успех?

– Спокойное душевное состояние и признание клиентов. Для меня рабочий успех – это видеть клиента в одежде бренда, которую он купил несколько лет назад и по-прежнему носит с удовольствием. Успех – это состояние счастья. Мне приятно, когда друзья и клиенты приезжают из других стран и первым делом приходят ко мне в шоу-рум за обновками.

Беседовала Екатерина Пирожок

Фото: Даниэль Анохин, Евгений Грабник, Алексей Исаченко, Антон Мотолько