5A3A5805-copy

Валерия Лисицкая: «Моя жизнь без искусства немыслима»

Супрематизм, «Сказ про два квадрата», проуны, «Клином красным бей белых!» – эти слова вошли в историю как яркие ассоциации к творчеству всемирно известного художника-изобретателя, архитектора Эль Лисицкого. Он творил в Витебске как один из «утвердителей нового искусства» (объединение УНОВИС), а сегодня его работы украшают музеи и выставки не только Беларуси, но и России, Германии, Франции, США, Нидерландов. «Город женщин» встретился с удивительной женщиной – Валерией Лисицкой, правнучкой известного художника. О творчестве и искусстве в ее жизни, любимых картинах прадеда и воспоминаниях о нем как о гении – в эксклюзивном интервью.

Мы встретились с Валерией на выставке Лазаря Хидекеля (ученика Эль Лисицкого) «Нас поймут через 100 лет». Она открылась в феврале в Минске как часть масштабного проекта #UNOVIS100, который реализуется Центром белорусско-еврейского культурного наследия совместно с Музеем истории Витебского народного художественного училища и компанией А1.

Валерия приехала из Новосибирска, впервые побывав не только в Минске, но и в Витебске – в том самом месте, где 100 лет назад по инициативе Казимира Малевича было создано творческое объединение УНОВИС («Утвердители нового искусства»), которое превратило город в настоящую и всемирно известную столицу авангарда. Именно там творил ее прадед Лазарь Лисицкий (известный как Эль Лисицкий) – один из крупнейших мастеров европейского и русского авангарда. В Беларусь Валерия приехала не только как правнучка знаменитого творца и член консультативного совета Фонда Лазаря Лисицкого, но и как большой ценитель авангардизма и просто искусства во всех его проявлениях.

5A3A5856

– Валерия, вы знакомитесь с Беларусью впервые. Расскажите, откуда вы приехали? Чем занимаетесь?

– Я приехала из Новосибирска – это мой родной город (прабабушку Валерии и жену Эль Лисицкого Софи Кюпперс-Лисицкую после смерти мужа в 1944 году, как немку, выслали на поселение в Новосибирск. – Прим. ред.). У меня широкая сфера интересов. Уже больше 10 лет занимаюсь благотворительностью – проектами для детей с ограниченными возможностями и особыми потребностями здоровья, детей-инвалидов. Радует, что мы успешно идем в направлении исключения этих ограничений, размытия границ. Сегодня у таких особенных деток – полное включение в общество (что называют инклюзией). За 10 лет вижу большой прогресс в этом вопросе!

Еще одно направление, которое занимает большую и важную часть моей жизни, – это психология. Я телесно-ориентированный психотерапевт. Это очень современное и по-своему инновационное направление. Инструмент, с которым я работаю, – тело человека. Я придумала такую аналогию: тело – это как карта памяти, которая всегда с тобой. В ней хранится вся информация о тебе, твоей жизни, твоем прошлом и настоящем… Тело знает о нас гораздо больше, чем мы думаем и можем представить. Моя задача – быть проводником, чтобы человек заглянул в свои «папки» этой карты, обратился к себе, увидел, почувствовал, узнал. Это захватывает. Когда видишь, как человек приходит к тебе одним, а уходит совершенно другим, – зажигается искра, которая невероятно питает энергией.

Lera-1128

– В вашей жизни есть место для творчества, искусства?

– Моя жизнь немыслима без искусства! Думаю, это даже не связано с тем, что во мне течет такая кровь. Да, так сложились звезды и так решила Вселенная.

Но даже если бы я была Машей Ивановой, а не Валерией Лисицкой, – уверена, все так же любила бы Лисицкого, Малевича, абстракцию и конструктивизм…

Обожаю музыку – пою, есть музыкальное образование. Близко все, что связано с движением и танцем. Это, пожалуй, одна из причин, почему выбрала именно телесную психотерапию. И конечно, всегда привлекало визуальное искусство.

– Кроме Минска, вы посетили еще и Витебск, побывали в Музее истории Витебского народного художественного училища – в месте, где 14 февраля 1920 года было создано творческое объединение УНОВИС. Там жил и творил ваш прадед Эль Лисицкий. Какие у вас были эмоции?

– Беларусь мне по сердцу, по душе. Она понравилась с первого взгляда, как только я оказалась на витебском вокзале. Было легкое чувство дежавю: с точки зрения архитектуры Витебск похож на мой родной город. А еще поразили чистота и порядок. Сегодня эта тема меня волнует и беспокоит: такие моменты указывают на то, как мы обращаемся с природой и всей планетой.

Удивительно: в музее я оказалась в месте, где когда-то была мастерская Лисицкого. Отдельный зал с фотографиями, где также расположен знаменитый «Супрематический сказ про два квадрата». Там же случился инсайт, тело покрылось мурашками. Я давала комментарии для местного телевидения, стоя спиной к огромной фотографии Лисицкого за работой. В моменте чувствовала за собой его защиту, невидимую силу, энергию. Как будто кто-то меня оберегает, и сложно объяснить это внезапное чувство. Трепет и волнение.

Кто-то из коллег назвал это место «общежитием гениев». И это правда поражает: в одно время в одном месте здесь собралось такое количество гениальных людей. Объединились, чтобы сделать нечто изумительное, магическое, то, что будут обсуждать даже через 100 лет…

У меня были очень тонкие и сильные впечатления.

Не устану повторять, что Эль Лисицкий – это даже не про XXI век. Того, что он придумал и сделал, нам хватит еще надолго. В этом феномен его искусства и его гениальности.

 Эль Лисицкий. Геометрическая абстракция

Эль Лисицкий. Геометрическая абстракция

– Вы помните момент осознанного знакомства с творчеством прадеда?

Любовь к Лисицкому и его творчеству случилась с первого взгляда. Это было еще в детстве – об этом мне рассказала бабушка. Я брала книги, постоянно рассматривала картины… Бабушка недоумевала, что же я там вижу и нахожу. Наверное, меня притягивала та самая проникающая магия Лисицкого. Взрослея, внутренний ответ утверждался: этот стиль мне по-настоящему нравится. Минимализм, геометрия – в украшениях, одежде, дизайне интерьеров…

В 2001 году, еще будучи студенткой, я оказалась в Германии, в Кельне. Там находится галерея, где выставлены работы Лисицкого, воссоздан его абстрактный кабинет. И это не просто картины, а целое 3D-пространство, когда оказываешься «внутри» картины. Происходит полное погружение.

Еще вспоминается фигурина Лисицкого «Новый», которую я безумно люблю. Изображение очень яркое и обычно воспринимается как фигура человека. Какое-то время картина висела дома на стене. Этот «новый человек» всегда был близок мне, у нас давно случился коннект.

– Вы изучали творчество прадеда целенаправленно?

– Скорее это интуитивный процесс. Я рада, что в этом смысле на меня не было давления семьи. Я шла в своем темпе, изучала ровно те стороны творчества Лисицкого, которые меня привлекали больше. Ведь в жизни всегда так бывает: мы делаем лучше и ярче то, что нас заряжает, к чему мы чувствуем истинную внутреннюю потребность.

El_Lissitzky_Ängstliche_Litho_1923-copy

– Вам рассказывали про Лисицкого? Каким он был?

– Мне много рассказывали про его энергию. Знаете, есть такие «люди-батарейки» – у них нескончаемая энергия, которой подпитываешься и заряжаешься. Похоже, Лисицкий был именно таким. Его не стало на 51-м году жизни – по нынешним меркам это очень мало. А по меркам того, насколько он гениальная личность, – это мало вдвойне.

Есть ощущение, что энергия таким людям дается с запасом. Потому что свою гениальность человек должен успеть воплотить, реализовать. И действительно, Эль за свою короткую жизнь сделал так много, что это поражает.

Кроме энергичности, говорили о таких чертах характера, как определенная резкость и даже жесткость. Она выражалась именно в профессиональной деятельности. Но не в общении с семьей, супругой, детьми – здесь он, наоборот, был очень ласковым, нежным, заботливым.

– Эль Лисицкий известен во всем мире. Уже проходило большое количество выставок, конкурсов, связанных с творчеством художника. Какая из них вам больше всего запомнилась? Часто посещаете подобные мероприятия?

– Из недавних вспоминается большая выставка в двух музеях: Третьяковской галерее и Еврейском музее и центре толерантности, которая прошла в 2018 году в Москве. Они сделали потрясающую подборку его работ, а еще выставка была здорово размещена в пространстве, когда одна экспозиция была гармоничным продолжением второй. В 2014 году была выставка в Малаге (Испания) в музее Пикассо. К сожалению, не удалось побывать на большой выставке в парижском Центре Помпиду, но я активно следила через социальные сети.

Эль и его творчество мне бесконечно интересны. Но в первую очередь привлекает его личность. Он – не только фигура, которую знает мир искусства, но еще и просто человек, со своим миром внутри. Думаю, этот момент связан именно с родством.

ПРОУН

ПРОУН

– Знаю, что в Новосибирске даже проводили Международный конкурс на создание объекта городской среды, посвященного Эль Лисицкому в частности и самой идее русского авангарда в целом. В городе помнят о художнике?

– Да, этот конкурс прошел успешно и получился международным. Для архитектурного проекта-победителя заложили место, но пока проект не реализован. Всему свое время. Верю, что все в мире случается тогда, когда люди с осознанием готовы принять это, извлекать из этого энергию.

В 2019 году представили еще один интересный виртуальный проект – это мобильное приложение от немецкого разработчика. Наводишь экран телефона на специальный QR-код – и оказываешься внутри зала, где представлены картины Лисицкого, Малевича и других художников. Это прекрасно, что Эль Лисицкий и его работы, идеи продолжают наполнять и вдохновлять людей.

Эль Лисицкий. Билет на корабль

Эль Лисицкий. Билет на корабль

– Эль известен также как архитектор: он увлекался конструктивизмом, придумал проуны («проекты утверждения нового»), создал знаменитый «горизонтальный небоскреб» и много других архитектурных работ. Вы были в местах, где есть здания, спроектированные по эскизам Лисицкого?

– В Новосибирске существует «город в городе», известный во всем мире Академгородок – это один из важнейших научных и образовательных центров России. Там расположены десятки научно-исследовательских институтов. Есть одно здание, которое визуально по дизайну напоминает проект горизонтальных небоскребов Лисицкого. Проекты, близкие к архитектуре Эля, я видела и в Азии. В Москве до сих пор существует здание типографии журнала «Огонек», спроектированное Лисицким. А в 2018 году случилось интересное открытие: эксперты обнаружили, что московская декоративная башня-колонна на ВДНХ – еще один архитектурный проект Эль Лисицкого. До этого времени никто об этом не знал.

Я мечтаю о том, чтобы в течение жизни мне удалось реализовать один из его проектов. То, что он делал в архитектуре, невероятно актуально здесь и сейчас. Это как раз XXI век. И даже с переходом в ХХII!

Lera-00957-copy

– А что насчет других художников, которые творили вместе с Лисицким? Изучали их творчество?

– Читая книгу Софи, в которой есть и ее переписка с Эль Лисицким, вижу много упоминаний о других художниках. Чувствую, насколько тесной была взаимосвязь между ними, хотя тогда не существовало социальных сетей и таких возможностей быть всегда рядом и на связи, как сейчас.

Мне интересно смотреть на работы Малевича, Шагала, Кандинского… Ведь они находились (и даже жили) вместе, вместе творили, их мысли и идеи переплетались. Вижу в их работах точки соприкосновения, где они особенно близки, и вижу, где они расходятся и каждый находит свой путь.

5A3A5856

– Выставка Лазаря Хидекеля, которую открыли в Минске, называется «Нас поймут через 100 лет». Сегодня, в 2020 году, публика готова понимать их творчество?

– Могу ответить лишь через собственное ощущение: нам нужно еще время. Чтобы до-понять, до-осознать, до-чувствовать… Сделаю акцент на последнем слове. Ведь человек – это не только говорящая голова, это еще и чувства, которые живут во всем теле. Чтобы до конца разобраться, нужно рискнуть и попробовать запустить весь свой спектр чувств. Тогда мы и приходим к тому самому пониманию.

Беседовала Алеся Мешкуть