L21A0550-1

Тимофей Авилин: «Этноастрономия открывает белорусский космос»

Тимофей Авилин – физик, автор-исполнитель, лингвист и автор первого белорусского исследования по этноастрономии. Его книга называется: «Между небом и землей: этноастрономия», и она не для узкого круга профессионалов и знатоков, а для обычных читателей, которых манят звезды. 

– Тимофей, вам еще не надоел вопрос, что такое новая наука этноастрономия? Почему она не астроэтнография, например?

– Если задают вопросы, пускай и в сотый раз, это значит только одно: людям интересно. Перефразировав В. Маяковского: «Послушайте! Ведь если звезды НАЗЫВАЮТ, значит, это кому-нибудь нужно?» А любой живой интерес порождает новые впечатления. Люди любят все новое, любят по-новому называть, указывать какие-то конкретные детали, чтобы отличаться от других, – это как в одежде: человек ищет свой стиль. Поэтому этноастрономия – скорее, дочка истории (в широком смысле), которая нарядилась в новую красивую одежду и радуется от внимания к ней. Если говорить серьезно, то название «этноастрономия» может вызывать споры. Но мне кажется, Сократ был не прав, говоря, что «в споре рождается истина». К сожалению, в споре рождается сила одной из сторон: кто сильнее, тот и будет в итоге прав. Так и тут: видимо, первые этноастрономы были сильнее археастрономов, этнолингвистов и прочих и смогли убедить, что им нужно свое место под солнцем. Мір 5

– В Википедии написано, что этноастрономия раскрывает «космологические и космогонические представления древних по фольклорным и этнографическим данным, а также при изучении древних рисунков». А насколько древние те легенды, образы, названия, которые вам удалось записать во время экспедиций в белорусские деревни?

– По поводу времени появления этих названий – никто не скажет точно. Некоторые из них письменно зафиксированы в Библии Франциска Скорины, некоторые – в текстах XV–XVI веков. Но, например, популярное звездное скопление Плеяды в Беларуси и на Кавказе называется Сито, и этот факт может косвенно указывать на значительно более раннее время появления таких наименований. Даже сейчас в деревнях можно записать много старинных белорусских названий созвездий. А присмотритесь к наличникам на домах – там часто встречаются солярные символы, как и на прасницах и прочей деревенской утвари.

– А когда вы в самую первую свою экспедицию поехали и что хотели там найти?

– Первая экспедиция была около 10 лет назад. И у нее есть своя предыстория. Как-то летним днем я позвонил одному известному белорусскому лингвисту, который скептически мне ответил, что подобного (этноастрономического) материала уже в деревнях нет и особо нового ничего не запишешь. Конечно, подобные утверждения от авторитетных людей заставляют задуматься над бренностью своей работы. Но! Мечта, желание и трудолюбие позволяют совершить значительно больше, чем мы думаем. z_ba239949

В одном журнале начала ХХ века была заметка, что в такой-то деревне встречаются определенные народные названия звезд, но к каким объектам на небе они относятся, автор заметки не мог сказать. Мы с моим другом решили проверить: а вдруг еще живут люди, которые помнят эти названия и смогут показать эти звезды на небе? Поехали мы в указанную деревню и нашли 90-летнюю женщину, которая помнила эти названия! И не только эти! В той первой экспедиции было записано много новых верований, представлений о созвездиях, пятнах на Луне и пр. Но самое главное – эта женщина через свои такие простые душевные рассказы дала понимание о том, что народные белорусские представления о звездах живы!

Звездный словарь

Большая Медведица – бел. Вялікі Воз, рус. Большая Телега

Малая Медведица – бел. Малы Воз, рус. Маленькая Телега

Плеяды – бел. Сіта, Курачкі, Вісажары, рус. Висожары, Волосыни

Пояс Ориона – бел. Тры сястры, Тры Касцы, Тры Каралі; рус. Грабли, Кичига, Три Царя

Лебедь – бел. Цароў крэст; рус. Крест

Северная Корона – бел. Карона; рус. Колодец

Венера – бел. Заранка; рус. Зарянка

Млечный Путь – бел. Птушыная дарога; рус. Батыева Дорога

Полярная звезда – бел. Паўночная зорка; рус. Северная звезда

– В современной деревне действительно еще интересуются звездами и помнят легенды? И приметами до сих пор пользуются?

– Разделять деревню и город в данном случае не так уже и важно, так как в первую очередь мы говорим о людях. В деревнях, а лучше сказать, в современных «калгасах», конечно, будут важны показатели сбора урожая любимой белорусской картошки, количества удоев для молочного производства и т. п. Так вот в традиционной культуре издревле были различные верования, которые помогали предсказать эти показатели по звездам и Луне. Например, яркий Млечный путь говорит о том, что будет плохой удой, так как молоко все стекает по этой звездной дороге. И предсказания на урожай испокон веков связывались со звездами. На Коляды смотрели на небо: много звезд – будет хороший урожай. На самом деле в деревнях, да и не только, важное место занимают представления о фазах Луны. Даже в городах люди стригут волосы на определенные фазы, а что уже говорить о деревнях, где от лунных фаз зависит, какую культуру сажать, когда колоть свинью! А сколько магических практик связано с Луной! Целебные заговоры наши местные «шаманки» тоже читали на определенные фазы Луны! Даже настроение и физическое состояние человека часто может зависеть от фаз Луны – понаблюдайте за собой в разные дни: какое у вас настроение в полнолуние, а в новолуние? Ну и не секрет, что «женские» дни тоже частенько совпадают с определенной фазой Луны. IMG_5735

– С волосами и настроением понятно, а какое вообще практическое применение можно найти этноастрономии? Звездные узоры на сувенирных майках?

– Ох, эти бедные майки с белорусским орнаментом… Эти «вышимайки». Когда первый раз их увидел, подумал: «И когда уже будет сакральный орнамент на трусах, чтобы назвать каким-нибудь модным словом «вышымайтки»?»

Само использование традиционного орнамента в стилистической форме без привязок к сакральности – позитивное явление и давно известное в Европе. Но мне жаль, что активный спрос и интерес к этой теме в Беларуси вырос не 10–20 лет назад, а во время конфликтов между нашими соседями. Получается так, что тема стала трендовой, а использование подобных орнаментов – дополнительным маркером своих убеждений.

Но вернемся к этноастрономии. Ее практическое применение в том, что есть возможность посмотреть на небо глазами белорусов, а не греков или арабов. Это открывает совсем другие перспективы: другие образы, другую картину мира. Это открывает белорусский космос, а вот что из этого космоса взять – будет выбирать сам человек. Например, художник может писать картины на новые темы, которые еще «не избиты». Писатель может воспользоваться текстами для написания сказок. Причем таких, которых еще до этого не было – уникальных. Можно выпустить серию конфет или напитков с оригинальными названиями (хотя тут лучше обратиться к белорусскому фольклору в целом). Скажем так: этноастрономический материал – новый «материал» в широком смысле, как глина, как краски: что человек придумает, то и будет. IMG_3594 Panorama2

– А лично вам что было и бывает от вашего увлечения звездами, какие бонусы?

– Говорят, что человек, который часто смотрит на звезды, поддерживает свое зрение в хорошем состоянии. Так и тут: чем лучше зрение, тем дальше можно увидеть девушку. Если говорить серьезно, то человек, который чем-то увлекается долго в жизни, получит от этого дела все: радость, печаль, жизненный опыт, знакомства и прочее. Например, меня приглашают на презентации, радио, телевидение, экскурсии по звездному небу – подобные события не проходят просто так. Человек меняет постепенно свою личность и жизненные приоритеты, появляется возможность высказывать свои мысли о каких-то событиях для более широкого круга людей. Да и просто интересно становится быть.

– Можно ли сказать, что белорусская этноастрономия – развивающаяся наука с большими перспективами?

Думаю, что большие перспективы не только у этноастрономии, но и вообще у всей белорусской науки, если в нее будут вкладываться средства из бюджета либо появятся более упрощенные пути инвестирования из других стран. Этноастрономия – скорее новая форма для вечного содержания, звезды всегда были и будут с человеком, только по-разному каждый на них смотрит: кто-то – как физик, кто-то – как лирик, кто-то – как этноастроном. Если говорить серьезнее, то да, этноастрономия достаточно молода и в своей молодости она прекрасна. Молодость всегда будет интересна людям, еще много нового можно будет найти и исследовать. Можно проводить экскурсии по звездному небу, например, такие, которые однажды уже были организованы в рамках мероприятия «Фэст экскурсоводов». Представляете: стоят много-много человек под открытым чистым звездным небом и все смотрят в бесконечную даль в поисках Змеев, Колесниц, Девушек, Королей… IMG_3878

– Смотрят в бесконечную даль… и что особенного видят? Чем уникально именно белорусское звездное небо?

– Все ищут свою уникальность, но уникальность есть только часть общего и целого. Так и в данном случае. Уникальность Беларуси в том, что у нас есть много общего с другими народами. Кто только у нас не «гостил». Так, например, одно из белорусских названий Плеяд – Сито, характерно для балтских народов, но встречается и на Кавказе! Представьте себе: где кавказские горы, а где белорусские озера?! Еще у нас, как в Западной Европе, встречается название Плеяд – Курочки. Есть параллели белорусских верований со скандинавскими: например, что ребенок появляется из-под подмышки. Поэтому уникальность белорусского неба в том, что оно отражает часть истории европейской цивилизации, и без этих знаний не будет полноты картины. Засвір

– А где учат этноастрономии?

Можно отшутиться, сказав, что учиться нужно в деревнях, именно там можно найти своих сенсеев и гуру этноастрономии, именно там она еще жива в натуральной форме и у каждого есть возможность узнать напрямую этноастрономические представления. А вообще в Беларуси нет учебных заведений, в которых преподавали бы такой предмет. Чаще всего различные этноастрономические исследования можно проводить в контексте более общих дисциплин: лингвистики, фольклористики и даже статистического анализа баз данных. Если кого-то заинтересует эта тема, то, конечно, проще всего найти информацию в интернете или начать с книги «Паміж небам і зямлёй: этнаастраномія» – такой гранитный фундамент поможет надежно выстроить свой дом знаний. 886952_957429467638956_4746922521146681977_o

– Кстати, о книге: вам ведь пришлось издавать ее за свой счет, неужели издательства не сочли ее перспективным проектом?

– Скорее это мне захотелось сделать все так, как я считаю нужным. Идти и «клянчить» деньги у издательств либо просить гранты – это не мой вариант. Любая просьба накладывает ограничения на идею. Возможно, если бы эта работа была очередным романом или компиляцией научных статей, то был бы смысл просить, но в моем случае это не так. Работа, которая делалась на протяжении 12 лет, должна быть качественной во всем: от содержимого до формы. Человеку должно быть приятно просто держать в руках этот «предмет». Этого можно достичь только через свою независимость. Да, отдаются большие «свои» деньги, но это конвертация покруче конвертации рублей в доллары.

– Но в итоге с коммерческой точки зрения проект себя окупил?

– С коммерческой точки зрения никакой культурный проект не окупается, причем не только в Беларуси. Но есть возможность вложить финансы в развитие личности, в развитие интересующихся темой людей (а их количество будет со временем расти) – этого достаточно. Вложения не вернутся в том же бумажном виде, в виде именно денег, но у меня изначально и не было такой цели – заработать на книгах. А вот что можно точно получить, так это репутацию, и в том числе презентовать Беларусь и белорусскую науку на международном уровне. Так, книгу высоко оценили лингвисты и фольклористы Польши, Чехии, Литвы, Украины, России и др. А разработчики популярной астрономической программы Stellarium попросили у меня подготовить им список названий созвездий и звезд с несколькими легендами. Их они планируют добавить в новую версию программы, чтобы пользователь мог ознакомиться и с белорусским материалом. Выбираешь в программе, например, Большую Медведицу – и появляется окошко с описанием созвездий и как оно называется у нас.

12307573_854129891352190_8108799486196124337_o

– Первый тираж уже разошелся?

– Пока весь тираж не раскупили, но я и не ставлю себе такой цели – продать и побольше, побольше! Зачем? Лучше пускай купит тот, кому на самом деле нужно и интересно. Сметать с прилавков книгу все равно не будут, так как это фундаментальный труд, а не популярная художественная литература.

– Благодаря хорошей рекламе любая книга может стать популярной, разве нет?

– Сметают с прилавков то, что становится популярным в данный промежуток времени. Вот, например, Алексиевич – как только дали Нобелевскую премию, так сразу везде стали продавать. А где вы были раньше? Почему не было рекламы? Тот, кто хотел, давно уже ее прочитал и оценил произведение. Алексиевич – молодец, а вот популярность – временная форма, пройдет какое-то время и на прилавках появится что-то другое, что интересует p?puli. Люди всегда будут требовать «хлеба и зрелищ», которые меняют свою форму, а фундаментальные знания развивают самих людей. Поэтому я надеюсь, что современные зрелища станут более интеллектуальными – не только нижнее белье и поиск решения в противостоянии мужского и женского начал. Вообще реклама нужна не столько конкретным научным книгам, сколько белорусской науке вообще. В моем случае это этноастрономия, этнолингвистика, фольклор – мне это ближе сейчас, я готов развивать эту область. У нас должны быть такие же передачи и каналы, как «Постнаука», передача с Гордоном, «Научный тык» и пр. Гервяты 3

Легенды о звездах

(Записи из экспедиций)

Про Большую Медведицу: «…то святы Ілья ехаў на тройке, а коні збіліся і пабеглі. Не змог іх удзяржаць. І вот тры кані сталі тры звязды, адзін за адным. І чатыры калясы, як воз. Гэта так і засталося на небе…»

Про Плеяды: «Сітко гэто тыя свечкі, якія гараць на небе там, куды збіраюцца праведныя душы людзей. Тут анёлы атсеваюць праведныя душы ат грэшных».

Про пояс Ориона: «Тры браты. Адзін большы, срэдні сярэдні, а меньшы пасярэдзіне стаіць, а большы з аднаго боку, і значыць, трошкі большанькі – з другога, а меньшанькі – пасярэдзіне, – эта я таксама чула. Да, ну зоркі – там чалавек, чалавечка, шчэ галава, і так і рукі, і ўсё, і так як яны ўжо і бяруць, ну, эта ж нада ўсё сашчытаць… Эта іх нада апрэдзяліць, яны ж не ўсегда могут выйсці… Яны выходзяць па бальшых празніках. Вот, перад Вялікаднём солнушка іграе – далжны яны стаяць, яны тожа Богу моляцца. Да, Тры браты… Ну а Тры браты этыя Богу моляцца, яны ўсегда перад Вялікаднём, перад Калядамі, і яны стаяць наўпор, усе разам связаныя рука з рукою, – эта я чула. Іх не бачыла сама, не буду гаварыць… Апрадзяліць па кропках, яны па кропках… У іх так как длінае ўсё, у іх не штаны, а дліныя такія, як пінжакі, і тут ета ўсё апрэдзяляецца па етаму».

Про Млечный путь: «А ета, гавораць, еты самы, ну, мужык даіў етых самых, ну, кароў, ваш брат даіў кароў. І чорт еты, яму ж Бог прыказаў, штоб чэрцям не даваць малака. А ён яму, еты самы, прадаў там за што там… Ну а Бог увідаў – ды і за ім, еты самы, ну, даганяць яго. І ён, во, уцікаўшы, разліў». 

Беседовала Стелла Чиркова.

Фото звездного неба: Виктор Малыщиц.

Фото на заставке: Михаил Бушмин.