5 copy+

Татьяна Парфенова: «Моя идеальная женщина – это неидеальная женщина»

«Если бы я хотела, чтобы мою одежду носили толпы, я бы шила военную форму», – сказала однажды Татьяна Парфенова. Ее коллекции – это штучный эстетский товар, а не просто модная одежда. Каждая вещь – как произведение искусства, каждый показ – театр. При этом сама Парфенова говорит, что в моду пришла случайно. 

31-IMG_1513

Коллекция «Цигун»

Татьяна Валентиновна, вы – ярчайший представитель русской моды, необыкновенный, самобытный, не похожий ни на кого. Известно, что до 30 лет вы предпочитали заниматься семьей и домом, а потом вдруг пришли в моду? Что заставило вас принять такое решение?

– Наверное, предчувствие глобальных перемен в стране, которое совпало с предчувствием глобальных перемен в моей личной жизни. Думаю, что к 30 годам я созрела для самостоятельных решений, повзрослела.

В этом году модному дому «Татьяна Парфенова» исполнилось 20 лет. Что было самым сложным на пути к признанию? А что случилось легче всего?

– Самое сложное – это, пожалуй, неприятие русской моды как явления вообще. Сложившийся стереотип о том, что вещь обязательно должна быть откуда-то привезена, например, из Парижа. Легче всего было собрать небольшое количество людей, которые с удовольствием стали работать совместно со мной.

– Какой самый сложный период в вашей жизни?

По-настоящему сложных периодов жизни у меня не было.

Всегда с восторгом рассматриваю ваши коллекции и видеоролики к ним и могу уверенно сказать, что это – театр моды.

Театральная подача коллекции – совершенно нормальное явление для haute couture. Это представление определенного образа, темы. Темы всюду, другое дело найти в какой-то теме свой интерес и связь с модой.

Kostromin

Коллекция «Любовь к апельсинам»

2 4 13 14 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

- Говорят, вы и для космоса что-то разработали?

– В 2006 году мне предложили разработать клубный пиджак для игры в гольф в космосе. В нем играл русский космонавт Михаил Тюрин, он совершил удар по мячу прямо в открытом космосе около Международной космической станции. У пиджака должны были быть определенные технические характеристики: он должен был весить как можно меньше, учитывался каждый грамм. Пиджак был выполнен в оранжевом цвете и весил 470 граммов. Пуговицы для него заказывали специально на Монетном дворе. Конструировал пиджак Николай Иванович Антонов, мы с ним подписали его внутри на подкладке. И пиджак улетел в космос. Потом нам прислали видеопривет от космонавта – было очень приятно. Это была первая дизайнерская вещь, побывавшая в космосе. Пиджак находится на МКС по сей день.

– У вас есть идеал женской красоты? Какая она, женщина, одетая Татьяной Парфеновой?

– Моя идеальная женщина – это неидеальная женщина. Нормальный человек со своей жизнью и интересами. Просто в какой-то момент ее интерес к одежде совпадает с интересом к нашему модному дому.

– Внешне вы производите впечатление очень сдержанной натуры, выбираете скромные цвета в одежде, но ваши коллекции неизменно изобилуют цветом!

Обычно я хожу в рабочей одежде. Сдержанная черно-серая гамма помогает мне работать с цветом. Цвет я люблю, но всегда знаю, что любая вещь может быть и черного цвета. Если есть возможность работать с цветом, я себе в этом не откажу. Такая живопись.

– По вашим наблюдениям, наши люди любят цветную одежду? Или «пусть серенько, зато не марко»?

Все любят разную одежду. Кто-то любит цветную, кто-то серую. Серый – тоже цвет. И в черном есть много оттенков. Для этого и существуют дизайнеры, чтобы показать широкие возможности цвета. Разному времени жизни женщины соответствуют разные цветовые палитры.

01-IMG_0765 2 05-IMG_0804 2 28-IMG_1013 2 IMG_1394

Визитная карточка коллекций, созданных вами, – это обилие ручной вышивки. Сколько мастеров у вас работает? Вы приглашаете заграничных мастеров или работаете только с нашими? Какие технологии используете в своей работе?

Для модного дома характерно использование вышивки. Вышивка – не просто картинки, это дополнительные цвета, фактура. Это рассказ о чем-то, раскрытие темы. Мы используем много вышивки, но также и принты. Вышивают мастера, которые работают в модном доме. Технологии используем разные: как ручную, так и машинную вышивку.

– Вы – художник по образованию, ваши картины висят в музее. Над чем работаете сейчас?

– По образованию я промышленный график. Это плакат, шрифты, упаковка. Также я училась живописи у Натальи Васильевны Алексеевой. У меня нет картин в Третьяковской галерее, но вещи Tatyana Parfionova есть в Русском музее. Сейчас я живописью не занимаюсь, больше занимаюсь графикой.

Кого из русских живописных и литературных классиков вы любите и чьи отголоски можно встретить в вашем творчестве?

– Я люблю живопись, особенно западноевропейскую, люблю импрессионистов. Очень люблю Матисса. Люблю и русских художников: Бенуа, Сомова, Репина, Шишкина, Лентулова, Григорьева, Серова, Врубеля, Малевича, Кандинского. Всех перечислить невозможно. Поэтому я художник-модельер, потому что все люблю. Я люблю иранские миниатюры, люблю китайскую живопись и графику. То же самое с литературой и с музыкой.

– Как считаете, каждый модельер должен быть художником или достаточно быть высококлассным закройщиком с хорошим вкусом? Или даже лучше всего быть гениальным маркетологом?

Лучше всего обладать всеми тремя качествами. Быть художником, хорошо чувствовать форму, иметь свой собственный вкус и чувствовать запросы рынка. Это все разные профессии. Лучше не смешивать, но по крайней мере быть в курсе основных проблем в каждой профессии.

20 19 18 16

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

– Вы участвуете в отборе моделей для ваших показов? Может быть, приглашаете кого-то особенного? Что думаете насчет модного нынче тренда «модели оверсайз»?

– Конечно, я участвую в кастингах. Потому что прежде, чем назначается кастинг, я хорошо представляю, какого плана люди для показа одежды нам нужны. На подиуме одежду оверсайз могут показывать люди разного размера – это уже личные предпочтения дизайнеров.

– Слушая вас, складывается впечатление, что вы думаете больше об искусстве, чем о востребованности. И в этом парадокс. В то время когда многие крупные бренды сворачивают направление от-кутюр, отдаваясь во власть продажам и маркетингу, вы по 4 месяца расшиваете одно платье. Это какая-то внутренняя уверенность в собственной востребованности и исключительности? Продажи продажами, а искусство – искусством?

– Безусловно, мы занимаемся и haute couture – это трудоемкие свадебные наряды и вечерние туалеты, часто получаем заказы на такие платья, но у модного дома есть и другие направления. Несколько лет назад у нас появилась линия pr?t-?-porter White by Parfionova – это одежда для активного образа жизни, для путешествий, спорта, для отдыха. Более повседневная и доступная, выполненная из самых комфортных натуральных материалов, часто с принтами – моими рисунками. Также у нас есть интерьерная линия Tatyana Parfionova Home Design, в которой мы выпускаем коллекции мебели, текстиля с вышивками и принтами, посуды и аксессуаров для декора интерьера. С нашей интерьерной линией можно создать полную концепцию пространства. Буквально в этом году у нас появилась новая линия обуви Tatyana Parfionova Shoes, в которой есть все: от нарядных туфель на каблуке до повседневных классических ботинок. Отличительными чертами новой коллекции обуви являются наш фирменный стиль и высочайшее качество. Каждая пара ручной работы производится в Петербурге. Я думаю, что искусство никогда не мешает продажам.

IMG_3743 IMG_3765 IMG_5458 IMG_5483 IMG_9503 IMG_9574

– У вас есть любимый модный период в ХХ столетии?

Думаю, что предвоенный период перед Первой мировой войной, когда еще дамы были романтичные, но уже ощущалась надвигающаяся гроза. Переломный период вообще. Женщины почувствовали больше свободы, одежда еще оставалась очень элегантной и женственной, но стала уже более практичной, давала больше свободы движения.

– А что вы любите в жизни больше всего?

– Свою семью и свой модный дом. И модный дом не как стены, а как свою вторую семью. Я люблю Родину. Люблю природу и искусство.

– Знаете хоть кого-то из белорусских дизайнеров? Может быть, были в Минске?

– В Минске не была, белорусских дизайнеров не знаю, но ваш вопрос заставил обратиться к интернету, чтобы узнать больше о дизайнерах из Беларуси. Видно, что мода в Беларуси активно развивается, поскольку некоторые дизайнеры выходят уже на международный уровень, участвуют в интернациональных выставках.

Беседовала Мария Столярова

Фото: Алексей Костромин, Модный Дом «Татьяна Парфенова».