image-13-12-19-12-22-1-(1)

Со знаком плюс

Модель Анна Секацкая не верит в стандарты. Она верит в себя и в то, что каждый волен заниматься тем, что ему нравится. Без оглядки на пол, возраст и объем бедер. Именно эта вера и самоценность привели Анну к тем результатам, которые у нее есть сегодня: съемки для известных модных брендов, журнальные обложки, корона конкурса красоты Grand Miss Savory Forms Italy 2017, путешествия, новые знакомства, но самое главное – любимая работа. Получила бы она все это, если бы сидела и переживала по поводу «неидеальной» фигуры? Вряд ли. А «плюс» – это вовсе не размер одежды. Это тот позитив, с которым девушка идет по жизни. О своем пути в модельный бизнес и жизненных принципах Анна рассказала «Городу женщин».

image-13-12-19-12-22

– Аня, уверена, многие девушки мечтают о карьере модели. Сидят на диетах и ходят к косметологу в погоне за идеальными телом и лицом. Как все сложилось у тебя?

– В детстве я мечтала стать то стюардессой, то журналистом, то актрисой – в жизни столько всего интересного и хочется к каждой работе прикоснуться. Но о модельном бизнесе никогда даже не задумывалась. Ведь меня не брали даже на танцы из-за фигуры, говорили, что полненькая. Хотя я и на шпагат садилась, и колесо делала – что не все худенькие девочки могут. Сейчас, к счастью, совершенно другое время, когда любой человек может заниматься всем, чем захочет. 

Если говорить о начале моей карьеры модели, то тут должна быть банальная история о том, как я вся такая красивая шла по улице и меня заметил модный фотограф. Но ее не будет, потому что все было не так. Я всегда любила фотографировать и фотографироваться – просто для себя, а снимки загружала в социальные сети. Потому что ни учеба на экономиста, ни отработка распределения после университета мне не нравились – все это очень скучно. А когда я приходила на съемку, моя душа радовалась и оживала.

Однажды я увидела объявление, что для съемки ищут девочек 42-го и 52-го размера. У меня 48-й – ни туда, ни сюда не подхожу. Ну, думаю, а вдруг? Приехала на примерку, меня одобрили, и уже на следующий день была моя первая съемка в качестве модели. 7 ноября 2014 года, пять лет назад. Заказчик спрашивает: «Сколько мы тебе должны заплатить?» А я стою в растерянности: «Не знаю…» Ведь как я могу брать деньги, если не профессионал в этом деле? Говорю: «Давайте так, если вам понравилось со мной работать, вы меня еще раз позовите, и мы уже будем разговаривать». В итоге мне подарили вещь со съемки, а через три недели снова пригласили.

image-15-10-19-11-57

– Когда ты решила поменять работу экономиста на модельный бизнес?

Когда мне заплатили за одну съемку почти месячную зарплату (смеется). На самом деле вначале мыслей о профессиональной карьере не было. Мне просто нравился процесс, красивые наряды. Главное, чтобы работа приносила удовольствие. А я на съемках получала огромное моральное удовлетворение.

Потом сработало сарафанное радио: то фотограф про меня рассказывал, то визажист. У нас, в принципе, немного моделей plus size, но потребность в них есть. Где-то через год заказчиков стало больше, и меня перестали отпускать с работы на съемки. Тогда я занялась моделингом уже профессионально.

А еще считаю, что любая работа должна приносить результат. Когда люди листают каталоги, они не очень понимают, как эта одежда будет на них смотреться. Потому что многие все-таки далеки от 42-го размера, а на худенькую что ни надень, все будет красиво. И конечно, легче посмотреть, как одежда будет смотреться на девушке с фигурой, более приближенной к твоей. Это и есть результат моей работы модели – помогать девушкам с выбором наряда.

– Получается, каждая девушка может стать моделью?

– Нет, и дело вовсе не в параметрах фигуры. Я как-то ходила на маникюр, и мастер мне говорит: «Ой, классно тебе, попой повертела – и вся работа». Это очень распространенное мнение. И вот это: «Ой, ну что там перед камерой встать?» Мне не нравится, когда обесценивают чужой труд и считают какую-то работу слишком легкой и неважной. Почему ты тогда не идешь на легкую работу, а сидишь на своей сложной?

Рекомендовала как-то для съемок своих знакомых, и потом их мнение кардинально менялось: «Это ж тяжело целый день на каблуках простоять». Плюс многие на площадке теряются: и вспышка их слепит, и не знают, что им делать, звук затвора – и уже новая поза, а они стоят как оловянные солдатики. А попробуйте в минус 15 позировать в летнем платье или в жару изображать радость, когда по тебе стекает макияж. За красивой картинкой скрывается много труда.

image-15-10-19-11-49-2

– Тогда логичный вопрос: какими качествами должна обладать модель?

– Для модели важны харизма и артистизм. Нужно уметь перевоплощаться и показывать разные эмоции. А еще – ухоженность и здоровье. Многие считают, что если ты в категории plus size, то делать вообще ничего не нужно, достаточно просто быть полной. Но если не можешь подняться на третий этаж без отдышки, какая же ты модель?

Нужно хорошо знать и чувствовать свое тело. У всех разные типы фигуры, и кому-то определенная поза подойдет, а кому-то нет. У меня вроде и «песочные часы», но бедра немного выпирают. То есть когда я встаю прямо, эта разница сильно заметна и смотрится некрасиво. Зато когда я ставлю ноги крест-накрест, получается более аккуратный силуэт. Этому нужно учиться, например, смотреть фотографии и пробовать повторить.

И конечно, необходимо прилагать усилия, отдаваться работе. Всякое в жизни бывает: и плохое настроение, и температура, и какие-то проблемы. Но это нельзя показывать, ты всегда должен быть на позитиве, чтобы с тобой было приятно работать на энергетическом уровне. Если бы я приходила на съемки с кислой гримасой, думаю, меня бы больше не приглашали. Когда появляются новые клиенты – это круто. Но когда к тебе возвращаются снова и снова – для меня это показатель хорошей работы.

«Если не можешь подняться на третий этаж без отдышки, какая же ты модель?»

image-15-10-19-11-49-1

– Хейтеры что-нибудь пишут?

– Очень редко. И меня они не обижают: я ведь не тортик, чтобы всем нравиться. Сижу в группах по моделингу, и там худенькие девочки иногда негодуют: «Вот я на диете, чтобы у меня бедра были 88 см, а вот им можно есть все что попало». Кто-то говорит: «В модели плюс-сайз пошли, чтобы есть можно было». А чего ты тогда не становишься моделью плюс-сайз, если это так легко? Бывает, на съемках модели отказываются от обеда и отдают его мне со словами: «Съешь и мой, тебе же можно». Когда даю интервью порталам, в комментариях пишут разное. Кто-то напишет: «Ну хоть одна на человека похожа». А другой: «Это ж сколько надо есть, чтобы такой быть?»

Я это всерьез не воспринимаю. Стараюсь окружать себя хорошими людьми, которые меня вдохновляют, с остальными просто обрезаю контакты. Уверена, что счастливый и довольный собой человек никому не будет ни говорить, ни писать гадости. Работа модели научила меня тому, что на любой товар есть свой купец. Да, в мире есть много красивых девочек, много красиво «сделанных» девочек. Но нужно себя любить, ведь ты одна такая. А если что-то не нравится – меняйся! Было бы желание.

Я нормально ем, а не переедаю, как многие думают, наслаждаюсь жизнью, занимаюсь спортом, хорошо себя чувствую в 48-м размере – просто у меня такая генетика. Мне ближе фигуры Рианы, Бейонсе, Ким Кардашьян. Считаю, что фигуристость – это красиво. Мы все разные: кто-то худой, кто-то полный, кто-то высокий, кто-то низкий. Мы все уникальны, и эту уникальность нужно ценить. Когда ты себя любишь, тебе все равно, что думают или говорят окружающие. Мое правило: что излучаешь, то и получаешь.

image-15-10-19-11-57-4

«Я не тортик, чтобы всем нравиться».

– У тебя всегда была такая адекватная самооценка?

Не скажу, что я и сейчас довольна собой полностью. Конечно, люблю себя, но иногда смотришь в зеркало и думаешь: хотела бы и губки пухлее, и носик чуть-чуть острее, и волосы пороскошнее, и ноги длиннее. Вот тогда бы все было по-другому! А потом понимаешь: так ведь тогда это будешь уже не ты. Адекватная самокритика – это хорошо. Нормально, когда есть к чему стремиться и совершенствоваться. А недостатки есть у всех, даже у супермоделей. Жизнь одна, и надо ловить кайф от каждой минуты, а не грызть себя за неидеальность.

– Звездную болезнь не подхватили?

– Пока не подхватила (смеется). Я – обычная девчонка. Но подурачиться могу. Когда папа просит помыть посуду, я надеваю свою корону, которую выиграла на конкурсе в Италии, и говорю: «На минуточку, королева посуду не моет!» (Смеется.)

Беседовала Наташа Евлюшина