Слово редактора

Фото: Александра Савич Макияж: Елизавета Голубова

Фото: Александра Савич
Макияж: Елизавета Голубова

Любовь с погрешностями

Все началось еще с детства…

Вставать по утрам в садик просто не было сил. До сих пор помню: сидишь на кровати, колготки наполовину натянуты на ноги и темнота за окном. У ранних подъемов была только одна радость: соседи двумя этажами выше ровно во время моего выхода в детский сад выводили гулять свою чау-чау коньячного окраса. Обычно от шестого до первого этажа мы вместе ехали в лифте. Синий язык, который облизывал руки, огромное количество шерсти, что для меня было чем-то невероятным, и, конечно, заоблачное терпение собаки (как я только ни приставала к ней) влюбляли меня все больше и больше. Когда выходили из подъезда, нам с мамой надо было налево – в детский садик, а им направо – в парк. Только я не двигалась с места, пока соседи не пропадали из поля зрения, – уж больно полюбилась мне коньячная чау-чау.

Но отношения с собаками складывались не всегда. На моем теле осталось несколько напоминаний о неудачных встречах. И теперь я точно знаю, что животные чувствуют наш страх. Меня, например, за непреодоление его укусили. Причем породистый, воспитанный, умный питомец родственников. Да, если для кого это важно, привитый. Он не разорвал мне руку или ногу. Тьфу-тьфу… Скорее прикусил за мягкое место, чтобы уверенности поднабралась. Но я до сих пор боюсь собак. Люблю и боюсь, особенно больших.

Дедушкин Рекс в холке – две трети меня. Такой баловник, кажется, ему только бы беситься. Слушается лишь мужчин. Когда эта «махина» стремительно двигается в твою сторону с радостным погавкиванием, нет ничего круче. Но появляются иные мысли, если тушка почти вдвое больше твоего веса, пытается обнять всем телом, – надо ведь и передние, и задние лапы забросить.

Почти так же вел себя пес молодого человека, который арендовал у моей семьи квартиру. Тот был помоложе и поменьше Рекса, но тоже очень активный. И хоть была возможность найти жильца без животного, я говорила: «А кто их возьмет, кроме нас? Многие против, чтобы заселялись с собаками». После квартирант завел еще и кота. И вскоре съехал, оставив в потаенных местах нормальное количестве шерсти своего прекрасного Бакса. А у знакомых появился еще один повод постебаться надо мной. «Чего расстраиваешься, ты же квартиру собаке сдавала, а не ее хозяину! Ну не везде дотянулся…»

А на днях «зависла» на проспекте, рассматривая превосходного белого самоеда. Не сразу, правда, осознала, что стопорю движение. Но вы бы его видели! Получилось, как по дороге в детский сад, – не пойду, пока не скроется из поля зрения. Жаль, что другим это мешает.

И, наверное, любовь она такая, с допустимыми погрешностями…

Юлия Волчок