IMG_4000-1

Шляпных дел мастер

Марина Духан – в формате белорусской моды фигура нетривиальная. Дизайнер головных уборов, организатор выставок, да и по большому счету – режиссер своей судьбы, откровенничает о личном восприятии мира и современном образе женщины. 

Личность героини интригует с первых минут беседы: бархатный тембр, балетная осанка, мягкий взгляд, искренняя улыбка… и шляпка!

IMG_0613-1– Марина, я знаю, что у вас театральное образование?

– Да, только театральная школа. К моменту поступления я была уже взрослым человеком, хотя пробовала театр «на вкус» еще в юности. В 19 лет уехала на БАМ (Байкало-Амурская магистраль): хотелось путешествовать, посмотреть мир. Там мне довелось сыграть в народном театре главную роль. После Дальнего Востока я переехала в Сибирь, где уже целенаправленно решила поступать в театральную студию. Подготовила для них басню на белорусском языке, что-то на русском и спела на украинском. На самом деле это не просто так: у меня папа – белорус, мама – русская, прабабушка – украинка (смеется). Потом я вернулась в Минск и решила поступать на филфак – из большой любви к литературе… На экзаменах разволновалась, и вышло так, что вместо филфака поступила за компанию в театральную студию. Театр – это наркотик, он отдаляет от реальной жизни. В жизни пробовала себя в роли пионервожатой, художника-оформителя на производстве. Позже судьба привела к созданию украшений, в частности к бисеру, а теперь я нашла себя в создании шляпок.

– Признаюсь, подозревала, что развитие шляпной индустрии возможно в России, например, но никак не в Беларуси. Как у нас обстоят дела с белорусскими шляпными мастерами?

– Модисток или дизайнеров головных уборов в Беларуси немного. Когда я решила для себя, что готова и хочу заниматься именно этим, мне ответили, что здесь никогда не будет моды, не говоря про дизайн головных уборов. Но если чего-то нельзя, то я обязательно это попробую. Идти вопреки сопротивлению в моей природе. Когда очень хочется, в итоге все складывается. Я организую и провожу две выставки, посвященные шляпному делу и рукоделию в целом: «Фарбы душы», которая уже давно стала международной, и «Шляпный вернисаж». В прошлом году в вернисаже участвовали российские мастера, в этом году присматриваются европейские кудесницы. Выставка представляет собой не только демонстрацию головных уборов, но и всевозможные аксессуары, которые создают цельный образ «дамы в шляпке».

– Откуда черпаете идеи?

– Иногда они созревают очень долго, а порой целая коллекция может родиться из одной заказанной клиенткой шляпки. Часто ловлю себя на том, что интуитивно угадываю будущие модные тенденции. Кстати, очень люблю канотье, и этот вид головных уборов все больше и больше завоевывает мир моды, возможно, из-за своей демократичности и доступности.

– Какой вы видите свою музу? Может быть, есть известные персоны, вдохновляющие вас?

– Рената Литвинова. Она особенная. В ней мне нравится все: манера говорить, тембр голоса, загадочный стиль в одежде. Татьяна Доронина когда-то покорила меня своим голосом. Люблю особенных женщин.

– К слову об особенных женщинах, кто носит ваши шляпки?

– В первую очередь – интеллигенция. Заказывают преподаватели вузов, поэтессы, писательницы, просто модницы и любительницы шляпок. Абсолютно разные женщины!

201-1

– У вас есть эстетические ориентиры или табу в творчестве?

– Очень люблю стили модерн и ар-деко. Мне хочется создавать шляпки именно в этой стилизации, хотя, безусловно, я ухожу от нее. Иногда прибегаю к стилю 50–60-х годов XX века. Не люблю слишком «сладкое». Люблю изысканную брутальность и не люблю пустую откровенность. Мне нужно, чтобы это читалось, но с некой игрой, было завуалировано. Все-таки театральность живет в моей душе, и я люблю интригу во всем. Предпочитаю синие, зеленые оттенки, пыльные розовые тона. На самом деле я люблю цвет. Черно-белое – это не мой вариант, я обожаю играть с цветом! Порой хочется ярких красок, чтобы взбодриться, а потом можно «выдохнуть» и перейти на пастель.

– Вы нечасто используете принты в своих работах, почему?

– Мне нравятся контрасты, могу соединить рафинированную форму шляпки и агрессивный леопардовый окрас, люблю эксперименты. Принты… нет. Мне нравится отсутствие очевидности. Поэтому в моих шляпках нет орнаментов. Это сразу уводит образ в сторону этники. Я не против этнического стиля, но это предполагает сразу определенную нагрузку на весь наряд.

– Многие дизайнеры обращаются к национальным мотивам. Вы в своих работах используете белорусские узоры, вышиванку?

– Побывав в этом году в Америке, я посмотрела на Беларусь другими глазами: у нас безумно красиво все! И природа, и архитектура. А мы не умеем ценить наши достоинства как нация. Но белорусы придут к этому, я уверена. В этническом белорусском костюме все настолько тонко, я очень увлеклась этой темой. И в среде наших дизайнеров постепенно пробуждается тяга к своим корням. Например, у Ольги Кучеренко была в прошлом году коллекция с национальными мотивами.

– Есть ли у вас любимые дизайнеры?

– Александр Маккуин. У него великая свобода мысли! Вещи за гранью условностей, они возбуждают творческий разум. За подобные впечатления я полюбила и кубизм. В юности яро не принимала творчество Пикассо, а с возрастом пришло понимание и восхищение его работами. В них я вижу психологический портрет личности, философский подтекст. Хотя люблю и Ван Гога, Гогена за умозрительное восхищение, использование цвета и формы, люблю Ренуара за то, что он будто «гладит» женщин кистью, его ощущение любви к женщинам всегда на переднем плане. В Василии Кандинском поражает его воплощение в творчестве как художника и математика, такая опасная смесь.

– Самый модный шляпник в мире Филип Трейси – его изделия носит английская королевская семья. У вас есть свой кумир, гуру шляпных дел?

– Модельер Виолетта Литвинова. Благодаря ей я поняла, что создание головных уборов – это моя стезя. Она «заразила» меня этим, она была тем самым безумным шляпником, который вдохновлял. Она была истинно свободна, внутренне раскована. Ее творчество пропитано безумной энергетикой! Настоящий мастер, талант! Она всегда была проста в общении и открыта миру. К сожалению, совсем недавно ее не стало.

IMG_2000-2

– Сколько времени занимает процесс изготовления одной шляпки?

– По-разному. Иногда долго ищешь форму, образ, а сам технический процесс изготовления может занять значительно меньше времени. Я училась изготовлению каркасной шляпки у педагога-мастера из Мариинского театра (Санкт-Петербург), но это шляпное направление мне не близко, вернее, оно более театральное.

В этой технике работает и самый известный шляпник мира – Филип Трейси. Он искусно, просто поразительно выстраивает форму своих фантазийных шляп, особенно за счет пластики перьев. Я как-то была на его выставке в Москве: много красивого, но работы в большинстве своем в каркасной технике, а те, что с синтетическими материалами, немного разочаровали, потому что похожи на театральную бутафорию, только высокого класса. В Беларуси развивать шляпное направление сложно, у нас нет для этого никакой технической базы: нет болванок, материала и т. д. Единственное, что можно рассматривать с меньшими материалозатратами, так это именно каркасную схему создания головных уборов. Иногда люди не понимают, из чего складывается стоимость шляпки, а это стоимость импортных болванок, шляпный материал, фурнитура, хороший парогенератор и др. Все это очень усложняет процесс создания шляпок и, конечно, сдерживает развитие шляпного дела в Беларуси.

IMG_1859-1

– Какие материалы предпочитаете использовать в своих шляпках?

– Натуральные: фетр, велюр (кроличий пух), соломка. Люблю кружево, оно более женственное. Мужчины, кстати, всегда реагируют на женщину в шляпке. Моя дочь хотела пройти собеседование в одну киногруппу и решила появиться в шляпке. Пока она ехала на собеседование, ей многие делали комплименты, мужчины оборачивались! Она почувствовала себя безумно уверенной, обратила на себя внимание режиссера – и ее взяли! Еще одна хитрость на вооружение женщинам: обязательно носите шляпки за рулем, вас пропустят везде и всегда! Шляпка – это самый стильный аксессуар.

– В разное время и в разных странах порой культивировалась эстетика отвратительного. Сейчас в моде стали опять проявляться такие тенденции. Как вы к этому относитесь?

– Я рассматриваю эти тенденции, но в целом мне не нравится, когда вещи воплощают какой-то негатив, который нужно нести на себе. Я понимаю, в этом, возможно, выражение некоего протеста, но это слишком кардинальная агрессия. Я даже не люблю стервозность в образе, мне внутренне это несимпатично.

– В вашем арсенале есть мужские шляпы?

– Мне было бы очень интересно создать шляпу для мужчины, но пока не довелось. Я люблю заказы, люблю работу с интересными дизайнерами, в этом есть некий нерв и удовольствие, потому что ты не знаешь, что получится на выходе. Возникают задачи, которые зачастую себе сам никогда не поставишь.

IMG_3854

– Марина, раскройте секрет: где достаете материалы для работы?

– В Москве есть специализированный магазин. Там я покупаю формы и велюр, люблю работать с этим материалом: у него очень хорошая пластика, он отлично драпируется. Индонезийское полотно синамей для соломенных шляп я покупаю в Испании. Неожиданно, но в Испании очень развита шляпная культура, там огромное количество шляпных магазинов. Самые известные страны, где популяризируется шляпное мастерство и где люди носят шляпы постоянно, – Англия и Австралия. В Беларуси мастера предпочитают выбирать для шляп шерсть, чаще всего валяют головные уборы. Я люблю велюр, фетр, соломку. Обожаю шляпки, с которыми можно играть, носить их в разных интерпретациях, люблю сумасшедшие шляпки.

– А можете вспомнить самый счастливый момент в жизни?

– На ум приходит Красноярск. Я прожила там один год, в юности, но мне всегда хотелось туда вернуться. В Красноярске у меня появилась подруга, которая была моим неким внутренним поводырем. Она научила меня не быть максималисткой, воспринимать каждого человека как личность, и я ей очень благодарна за это. Для меня Красноярск – это город добра и определенной свободы. В следующем году хочу там побывать еще раз.

Разговор с Мариной прошел незаметно, ее настрой, увлеченность собственным делом заражают. В ее работах всегда прослеживаются элементы богемной непосредственности, чувствуется тонкое восприятие женщины, любовь к жизни. Она постоянно движется вперед. Все же шляпка – это победоносное оружие женщины вне моды и времени.

Текст: Екатерина Космовская, Мария Столярова

Фото: Ася Духан, Марина Слизевич