_MG_7976 copy+-1

«Санитары леса». Репортаж из испанского бара с консумацией

Сложно преувеличить, заявляя, что бизнес night life мирового масштаба построен на красотках, и особенно на красотках бывшего Советского Союза. Представительницы древнейшей? Да. Шоу-программы, песни, пляски? Да. Но есть еще один, особый вид развлечения клиентов – консумация. Что это такое? Наш специальный корреспондент практически без прикрытия побывал в одном из испанских баров, предлагающих лучших девушек России, Украины и Беларуси. 

Просьба автора: Вашему вниманию представляю достаточно точно переданные образы героинь. Прошу вас не судить девушек — каждый выбирает свой путь. 

Звук открывающегося замка, будто от домофона, оповещает, что грубая железная дверь открыта, что с обратной стороны глазка тебя уже просканировали и ты можешь войти. И ты входишь, предвкушая обитель резвящихся русских красавиц, предчувствуя прикосновение к загадке русской души.

Это небольшое, темное помещение, половину которого занимает барная стойка. Негромко играет музыка, какие-то томные латинские ритмы. Мгновенно из неосвещенных углов выныривают несколько русских нимф и рассаживаются неподалеку, жадно вглядываясь в твое лицо, прицениваясь, сколько сегодня ты готов потратить. Тебе не нужно вспоминать уроки пикапа или изворотливые методы соблазнения девушек. Просто расслабься. Они сами подойдут, буквально через пару минут, когда решат, кто из них будет первой. Ты можешь выбирать, а понравившуюся девушку угостить коктейлем. Этот пункт обязателен, иначе просто не сможешь остаться в баре.

Добро пожаловать! Вы находитесь в bar de copas, это бар исключительно со славянскими девочками. Вы должны угостить коктейлем одну из понравившихся девушек, тогда она сможет провести время в вашей компании. Пока будет выпивать свой бокал. Хотите продолжить общаться с ней – покупайте следующий коктейль. Коктейль стоит 60 евро, бутылка шампанского – 120. Если девушка вам очень понравилась, вы можете ее выкупить на пару часов, конечно, при ее согласии, и свозить поужинать куда-то, пообщаться. Сколько стоит? 300 евро, – знакомит с правилами администратор. – Здесь не бордель и не притон. И проституток нет. Но между клиентами и девочками бывают истории любви. Любовь – она и в Африке любовь.

Для испанского стареющего кабальеро здесь просто рай на земле. Честно, испанки – грубые, феминистичные и непривлекательные в большинстве своем. Славянки тут в цене. Это доказано. Ведь заставить заплатить 120 евро за бутылку шампанского, которая в соседнем магазине стоит 2, – это уже победа восточнославянской красоты над европейской жадностью. Не проходит и минуты, как на соседнем стуле усаживается девушка номер один со словами Hola! Так начинается «русская рулетка».

Консумация (лат. consumo, «потребляю») — стимулирование спроса на услуги посетителей ресторанов, ночных клубов и иных увеселительных заведений. Консумацией часто занимаются молодые девушки , называемые хостессами: они побуждают клиентов в баре покупать еду, напитки и прочее, — за что получают свой процент от заплаченного гостем. Консумация не предполагает «интим». 

«Журналистка»

– О, ты говоришь по-русски? Как хорошо. Я испанского не знаю. Только Hola и Una botella para mi (исп.: «Одна бутылка для меня»). Я первый раз в Испании.

– Сколько ты здесь работаешь? – спрашиваешь ты.

– Три месяца.

– И за три месяца ты больше ничего не выучила? – ты удивляешься, искренне.

– Ай, ну как-то не идет, – удрученно отвечает Ю. и кладет тебе руку на плечо. – Выпьем?

Ю. из Питера, ей около 30, есть ребенок, который сейчас со своей бабушкой ждет маму с горячего испанского курорта. Ю. – пышечка, с неухоженными жидкими волосами, обгрызенными ногтями и в красном атласном платье в пол. Она странная. В прямом смысле этого слова. Она не заканчивает ни одной фразы, переходя к следующей. И почему-то напоминает тебе маленького котенка: он еще неустойчив на своих лапках, немножко потерян в пространстве и у него отсутствующий взгляд.

– Я устала. Устала до ужаса. Хочу домой.

– Сколько ты заработала за три месяца?

– Около 2500 евро. По меркам Москвы это немного, но там бы я столько не заработала посудомойщицей. В школе мечтала быть журналистом, но мне сказали не терять времени. Мне долги отдать нужно. А еще мечтаю увидеть Италию. Италия – это столица Рима. Ты там бывал?

«Мадам Помпадур»

В дальнем углу бара, отмахиваясь от распускающего руки пожилого клиента, оживленно жестикулирует и что-то болбочет высокая блондинка. Ты акцентируешь на ней внимание только по одной причине: ее смех. Он наигранный, громкий, вычурный. Такой: «хо-хо-хо». Исключительно мадам Помпадур заехала на светский раут. Впрочем, продолжая рассматривать, видишь и деланную жестикуляцию. Так водят тонкими кистями рук по воздуху, соблазняя мужчин. Психологический ход. Времен Ренессанса. Ты ухмыляешься про себя, не забыла ли она налепить мушку.

– Ах, Л. из белорусской глубинки. Нравится она? – капризничает шатающаяся «Журналистка» (что странно для одного бокала шампанского). – Она никогда не приходит вовремя на работу и вечно плачет, что хочет домой, но сидит тут. Она вроде бы влюбилась в кого-то. Так что с ней тебе ничего не светит. Выпьем?

«Рубиа»

В дверь снова позвонили. Уже расслабившиеся девочки как по щелчку бросились к барной стойке. В бар (слово «клуб» в Испании означает «бордель») вошла худая, вернее, высохшая, будто сморщенный овощ, выкрашенная блондинка 35 лет. Тебе на ум некстати приходят кадры из фильма про Ихтиандра.

Она всегда приходит позже остальных, – продолжает экскурсию по местным «достопримечательностям» хмельная «Журналистка». – Потому что не хочет нарваться на проверку. Без документов сидит тут. Если полиция приходит, то обычно в начале вечера. О. из стареньких. Несколько лет здесь работает. Не знаю, как не отказали ее почки, но перегар – ежедневный. Представь, тридцатник, а она вся ботоксом заколота, волос своих нет почти, наращивает. При свете дня с ней лучше не встречаться. Ее все знают и зовут «Рубиа» (исп. «Блондинка»). Москвичка. Хочет мужа обеспеченного, чтоб и прописку сделал, и содержал финансово. У нее много кавалеров, но за столько лет замуж так никто и не позвал. Наши клиенты практически все знакомы друг с другом. С одним на свидание сходи – все знать будут.

– Знаешь, почему тебе никогда не стать журналистом? Ты слишком болтлива.

«Журналистка» заканчивает массажировать твои плечи и хлопает ресницами, уставившись на свой пустой бокал: Una botella para mi?

«Девушка с ценой»

Ты решаешь угостить другую девушку. «Журналистка» тебе изрядно надоела. Медленной походкой в твою сторону плывет шатенка, среднего роста, в ярком, раскрашенном индийскими орнаментами платье. Платье красивое. Она тоже вроде ничего. Фигура отличная, попа подтянутая.

– Hola. Que tal? My name is A. Do you speak english?

Она, судя по выражению ее лица, болтать особо не хочет. Да и вовсе не заинтересована в твоем обществе. Она стоит рядом, облокотившись локтями о бар, и ковыряет каблуком плитку.

Я не хочу алкоголь. Я его не пью. Мне нужно заботиться о здоровье. И о фигуре. Я вообще не понимаю, как меня занесло в эту дыру. Я никогда не работала на консумации. Ты представь, приходит клиент и ставит шампанское на всех девочек в баре. И ты, как дура, развлекаешь его полночи, а твоя зарплата с него – 30 евро. Я здесь пару дней всего, и через пару дней сваливаю. Мне нравится сопровождение. Мне нравится уровень «лакшери», отели с кучей звезд, поездки по европейским столицам, шопинги, и сверху чуваки дают от «штуки». Ты с ним провела пару дней в красоте – и живи дальше счастливо, ходи в тренажерку, спа.

– Ты здесь мало зарабатываешь?

– Половину от заказа. Купишь мне коктейль за 60 – тридцатка моя. Поэтому все девчонки шампанское пьют – оно дороже. Это ж как здоровье садится! Меня моя работа устраивает больше. Есть разные сайты знакомств. Главное, встречаться только с европейцами – они не сделают ничего плохого, в большинстве своем это образованные люди. Вот вчера один давний друг прислал подарочный сертификат в Zara, пойду завтра сапоги куплю. На следующей неделе в Милан лететь.

– Почему ты в Испании? Учишься здесь?

– Мне сейчас нужно думать о том, как наскрести денег и открыть бизнес. Не знаю, правда, какой. Мы не об этом сейчас. Короче, могу оставить номер телефона.

А. достает бумажку из кармана, из которого вываливается свернутый уголок целлофана с белым порошком.

– Ой, ну это настроение поднимать. Нам, сочинским, конечно, задора не занимать, но…

«Украина»

Ты выбираешь следующую. У следующей задора не занимать точно. Она светловолосая, с вздернутым носиком, маленького роста, но настойчивым голосом.

– Ну шо, hola! – теребит А. твои щеки, и гогочет. Такой азарт тебя немного бодрит. – Выпьем? Потанцуем? Ща тебя сальсе научу. Я дома много лет танцами занималась.

– Дома – это где? – спрашиваешь, заранее зная, что ответ будет «Украина».

– В Донецке, но потом началась война, и я со своим парнем приехала сюда. Попросили беженство.

– У тебя есть парень? Он тоже на мужской консумации работает?

– Шутишь, да? Без документов найти работу здесь практически невозможно. Мы пока ждем разрешения на работу. А платить за жилье, за еду-то надо. Но он-то думает, шо я танцую. Так бы прибил, наверное.

– Он спортсмен?

– Тю, какое там. Повар.

«Ментовка»

Она – очень худенькая и очень маленькая девушка лет 30. Но вся ее стать, манерность и мимика выдают взросление в криминальном районе. Она сидит позади тебя с одним из клиентов. Судя по всему, они давно друг друга знают и состоят в приятельских отношениях. Пока твоя «Украина» отпросилась припудрить носик, ты подслушиваешь беседу сзади.

Да что ты, я не учила и учить не буду твой испанский. *** он мне нужен? Мне ваще ваша Испания не нравится! – щипая за жирок на животе испанца, она втирает ему на полупьяно-русском. Он улыбается. Что же еще ему делать? – Ты вот знаешь, почему вы, испанцы, так много жестикулируете? Потому что у вас нет слов, не-ту. А откуда им взяться? У вас 25 (два-д-ца-ть пя-ть) букв в алфавите. Как же мне вас жаль. В русском, великом и могучем, – 34! Вот вы вся нация такая – из 25 букв. Ты ваще знаешь, как я рада, что сваливаю домой? Меня в Москве встретят родненькие бандиты, довезут до дома. Знаешь мой город? Нижний Новгород! Я в ментовке работала, а бандиты все меня уважают, вот. Мы дружбу с ними водим. Я пока тут торчу, один за моей собакой смотрит. Они вот, наши мужики, никогда бабу в обиду не дадут. А вы, чё, испанцы? Фиг в ресторане за нее заплатите. Поровну все хотите. До дома чтоб проводил? Это вообще из разряда сказки. Какая ж баба вам «даст» после этого? А, чё улыбаешься, не понимаешь *** ты русского. И потом все славянских жен хотят. Потому что мы дуры, не феминистки, гладим, стираем, терпим, абы рядом был. Фиг я какому испанцу «дам». Ой, Россия, родненькая, лечу к тебе.

***

Возвращается твоя «Украина». И ты в хмельном азарте решаешь попытать счастье – она соглашается, вы вместе выходите из бара.

– Ну, шо будем делать? Поехали, поедим чего?

– У меня номер в отеле…

– Эй-эй, спокойно? Тебя шо, не предупреждали, что мы не того?

– А для чего тогда покупать тебя на выход?

– Ну мало ли, ты влюбился в меня и хочешь провести время в романтическом месте.

Вы располагаетесь в ближайшем ресторане, она веселит тебя, болтая о всяких глупостях, – отрабатывает. Испанские мужчины давно не верят русским красавицам, называя их ofortunada, что значит «желающая только деньги».

Большинство девочек из бара спросом в наших странах не пользуются. Но здесь они – богини. Даже самые страшненькие. Мы тут как «санитары леса». Клиенты приходят: кто-то поговорить, кто-то выпить, кто-то полапать. Есть один «папик», он любит с девочками играть в разные игры и шутить. Кто-то старый и одинокий, знаешь, ему хоть как-то дотянуть. Некоторые заходят, до барной стойки идут, костями гремят, а ты думаешь: «Дойдет или нет?» И он еле тащится, но тащится. Испанцы. Горячая кровь. Не всем же секс нужен на самом деле. Короче, выходит, что хорошо и нам, и вам. Хорошие девочки тут наскоками бывают. Заезжают подрабатывать, потому что живут в Испании и не могут найти работу. Здесь кризис и безработица нынче. Да и наших за границей с открытыми объятиями никтошеньки не ждет.

Подготовила Екатерина Нестерович

Фото заставки — из оригинального бара. Фотографии девушек, по понятным причинам, отсутствуют.