1397466515_2 copy

Ольга Кучеренко: «Я в первую очередь дизайнер, а не продавец»

Белорусский дизайнер Ольга Кучеренко ненадолго пропала с радаров модной индустрии. Но работа кипит, и новая коллекция бренда Kucherenko – в разработке. Ольга, как никто другой, может смело рассуждать о трансформациях в белорусской моде. Ведь со старта ее дизайнерской карьеры, а это было в 2005 году, модная культура претерпела значительные изменения. Тема становления белорусской моды стала лейтмотивом интервью. Также мы поговорили с Ольгой о стиле, развитии бренда Kucherenko и обсудили с дизайнером современные тенденции.

17797651_1779214755728484_306754251_o copy+ copy

Ольга Кучеренко

– С чего начался ваш интерес к дизайну одежды, моде?

– Мир моды заинтересовал меня еще в раннем детстве – лет в 5, причем не с дизайнерской, а с модельной стороны. В начале 90-х моя семья жила в Германии, там уже было больше возможностей, поэтому знакомство с модой я начала с телевизионных программ о моделях. Помню, мне попалась на глаза передача об истории становления Клаудии Шиффер в профессии. И меня эта сфера тогда просто околдовала.

Потом я училась в художественной школе. На выбор повлиял папа – он учитель рисования и любовь к искусству привил с детства. В процессе обучения поняла, что хочу стать дизайнером одежды, вот тут мамины навыки наложили отпечаток – она увлекалась шитьем.

– У каждого дизайнера есть индивидуальный стиль. Как бы вы охарактеризовали свой?

– Я не люблю стилистические границы. Ограничения ставят в некомфортные условия, в которых развитие возможно только в одном ключе. Ведь, придумав новые фишки в нетипичном русле, придется себя одергивать и говорить: «Это же не в моем стиле». Для меня важно расширять границы и находить неожиданные решения.

– За вами закрепился статус авангардного дизайнера. Тяжело ли балансировать между pret-a-porter и прогрессивной составляющей?

– В какой-то степени это моя беда (смеется). Я не стремлюсь быть авангардным дизайнером, но со стороны выгляжу именно так. Соответственно, люди не воспринимают одежду Kucherenko носибельной. Хоть я и преследую цель продажи, но для меня важнее творческая часть.

И получается, что по сравнению с дизайнерскими линиями pret-a-porter, созданными исключительно для коммерчески успешного исхода, моя одежда выглядит слишком художественно. Для нашего зрителя нужен упрощенный вариант. Но я не могу переступить через самобытную черту и шить обыкновенную одежду для повседневной носки. И забыть о том, что я в первую очередь дизайнер, а не продавец.

9 12 2

– Какую вещь из ваших коллекций можно назвать авангардной, эпатажной?

– Таких вещей собралось много за столько времени. Но возьмем хотя бы прозрачное платье. Аудитория однобоко смотрит на эту вещь, подразумевая, что носить ее следует так, как представлено на показе, – на голое тело. А ведь оно классно смотрится с кедами и базовой одеждой.

– Расскажите про линию свадебных платьев. Судя по профилю в Instagram, это сейчас ваша основная ниша?

– Я не создаю полноценные коллекции, но это не значит, что прекращена работа с сезонной одеждой. Сейчас я поглощена работой над свадебными и вечерними платьями. В них можно больше раскрыть свой потенциал, и покупатель в этом ассортименте более смелый.

– А планируются ли коллекции? Расскажите о задумках, развитии марки Kucherenko.

– Конечно, планируются. Но в данный момент я сосредоточена на другом. А вообще я дикий фанат модных показов. И даже не знаю, что люблю больше – создавать коллекции или быть вовлеченной в движуху мероприятия: составлять превью, организовывать имиджевые фотосессии и так далее. Я соскучилась по этой атмосфере. И когда иду на очередной дизайнерский показ, задаю вопрос: «Когда же я презентую новую коллекцию»? (Смеется.) Нужно просто довести дело до конца.

– То есть коллекция уже запущена в работу?

– Да, медленно, но верно! У меня не производство, а мастерская, поэтому могу себе позволить не ставить сроки. Эта линия не относится к определенному сезону. Я отошла от принципа разделения на осень-зиму, весну-лето – поддержала тенденцию мировых дизайнеров. Давно заметила, что покупатели не нуждаются в этом дроблении, но еще пару лет назад для Беларуси это была дикость.

23 27 copy+

– С того времени, как вы запустили бренд Kucherenko, многое поменялось в мировой моде. А в Беларуси изменения заметны и есть ли они вообще?

– Движение идет, но по сравнению с мировой индустрией моды оно не глобальное. Чтобы говорить об изменениях в рамках белорусской моды, нужно доползти хотя бы до уровня узнаваемости российских дизайнеров в Европе. Сдвиг произойдет, если поменяется система, подпитывающая белорусскую модную индустрию. Я сейчас говорю о государственной поддержке, возможности продавать дизайнерские вещи за границей и так далее. Проблема стагнации кроется и в дизайнерах – многие воспринимают профессию как хобби и не строят больших планов и амбиций.

– А можно ли на данном этапе говорить о каких-то тенденциях в пределах белорусской моды или она пока еще в процессе национального самоопределения?

– Все-таки замечаю больше тенденций извне, чем сформированных в среде белорусского стиля жизни. Еще заметила, что некоторые менее ходовые мировые тренды приживаются в Беларуси надолго. Как, например, бархат – в этом году его слишком много. Не думаю, что в Европе к вещам из этого материала относятся с таким же фанатизмом.

1397466515_4 1397466515_9 1397466515_11 1397466515_16

– Какие еще тенденции будут популярны в ближайшее время?

– Каждый год пытаюсь предугадать грядущие тренды и редко попадаю в точку (смеется). Думаю, как и в прошлый весенне-летний сезон, останутся популярными веяния спортивного шика в виде комплекта «платье + кроссовки», также уже выстрелили колготки в крупную сетку вкупе с порванными джинсами и металлик нельзя сбрасывать со счетов.

– Пока идет охота за пресловутым made in Italy, может ли одежда made in Belarus составить конкуренцию по качеству?

– Вполне, если белорусские дизайнеры зададутся такой целью. Найдут хороших поставщиков, швей и выведут бренд хотя бы на российский рынок. Пока все варятся в собственном соку и комфортных условиях, вопрос о качестве не будет стоять на первом плане, потому что и так все устраивает.

– От общих рассуждений вернемся к бренду Kucherenko. Помните вашу первую коллекцию?

– Да, конечно, помню. Это была женская коллекция, созданная на первом курсе института в рамках «Мельницы моды». Не назову ее супергениальной и особенной, но положительный отклик у зрителей она нашла. «Мельница моды» – большая школа, которая дает опыт и понимание того, насколько широко творчески можно развиваться.

– Есть ли у вас стилистические табу?

– Их нет. Здесь та же ситуация, что и с творчеством, – я себя не ограничиваю. Есть некоторые нюансы, которые считаю дурным тоном или просто неприемлемым для меня лично. Например, не люблю стразы, хотя спокойно ввожу этот элемент декора в свадебные платья – этого требует случай. Но попадись мне даже суперклассная вещь со стразиками – ни за что не буду носить!

– А что вам нравится из одежды? Есть ли база гардероба?

– Я больше люблю практичные, а не модные вещи. Поэтому предпочту обувь на низком ходу туфлям на каблуке. Между платьями и брюками выберу последнее.

– Насколько дизайнер одежды должен задумываться о своем внешнем виде?

– Раньше считала, что это неважно. Я была вдохновлена сумасшедшими образами Александра Маккуина и думала, что талант должен идти впереди. Сейчас поменяла мнение, потому что для белорусов внешность имеет значение. Я не игнорирую свой внешний вид, но все же профессионализм для меня на первом месте.

1397466516_7 1397466516_9

– Вам важно, чтобы вашу одежду носили и покупали?

– Да, важно. Чтобы и носили, и покупали, и заинтересовывались – иначе для чего я все делаю? Также важно получать удовольствие от процесса. Вспомнила один случай, связанный с первой коллекцией для BFW. Из линии выстрелили плиссированные юбки – попали в тренд.

Так вот я грустила по этому поводу, потому что делала их ради идеи, а не из-за актуальной тенденции. И это не я такая классная и придумала необычный фасон, а просто вещь попала в модное течение. Существеннее, когда оценивают творческий вклад, а не предугадывание тренда.

– Кто, по вашему мнению, сейчас действительно рулит модой: звезды, печатная пресса, трендсеттеры, дизайнеры, digital?

– Сложно рассуждать об этом в белорусских реалиях, где все разобщено. Вроде бы и модная тусовка есть, и блогеры, и пресса. Но они собираются только по особенным случаям, а потом разбегаются кто куда. Касательно мировой модной индустрии, думаю, трендсеттеры у руля. Зачастую они же и блогеры.

– Что бы вы сказали, чтобы переубедить людей, скептически настроенных по отношению к белорусской моде?

– В каждой сфере есть сторонники и противники. И чтобы скептики стали на сторону «за», моих слов будет недостаточно (смеется)! Должно произойти что-то грандиозное. Если бы я разговаривала с близким человеком, который неоднозначно относится к белорусской моде, я бы посоветовала просто мыслить шире и культурно обогащаться.

– Если бы вы не стали дизайнером, то кем?

– Нравится актерская деятельность, вокал, хотя сейчас я бы точно вам не спела… Из более простых и реальных занятий привлекает профессия преподавателя. Считаю ее достойной и чувствую, что у меня есть склонности к преподаванию.

– В какой момент вы окончательно сформировались как дизайнер? Или этот момент еще не настал?

– Нет, что вы?! Не настал. Наоборот, с каждой коллекцией понимаю, что мне еще работать и работать. Столько задумок не осуществлено, столько всего хочется переделать, изменить. Даже после выхода коллекции посещают мысли: здесь можно было сделать по-другому, а тут поступить вот так. Все еще впереди!

Беседовала Екатерина Пирожок