IMG_6057 copy

Олеся Грибок: в Беларусь придет праздник кино

Актриса Олеся Грибок проснулась знаменитой после съемок в первом белорусском сериале «Выше неба». Девушка не остановилась на достигнутом и получила роль в фильме «Мы, братья», который многие белорусы ждут, затаив дыхание. Она успела сняться в Лос-Анджелесе, разработать программу воркшопа «Менеджмент киноактера» и уже начала делиться своим опытом с актерами, которые хотят развиваться. 

Мы встретились с девушкой и поговорили о киноиндустрии в Беларуси и в Америке, о самодисциплине и эпизодических ролях Олеси в кино.

«Я в начале большого пути»

Мне все время кажется, что я в начале большого пути. После «Выше неба» я так думала, то же самое происходит сейчас. Лет через пять у меня будут такие же мысли (улыбается)… Съемки в сериале «Выше неба» стали для меня совершенно новым опытом, я попала в неизведанную актерскую среду. Я думала, что после выхода на экраны этого фильма меня сразу все начнут приглашать в кино, что я стану актрисой (смеется).

«После «Выше неба» я поняла, что ничего не происходит»

Прошло полгода после окончания съемок – и я поняла, что ничего не происходит и, возможно, не произойдет. И пошла работать в компанию Partizan Production. Занималась съемками рекламы, была продакшен-директором и частично локейшен-менеджером. Богемная жизнь закончилась (улыбается), я два года практически нигде не снималась. Были только эпизодические роли…

Но когда мне нужно было сделать выбор между съемками в кино и работой в рекламе, выбрала кино. Я понимала, что ставлю себя в сложную финансовую ситуацию, ведь в рекламе неплохо зарабатывала. Но съемки в кино и работу невозможно было совмещать. Я очень благодарна руководителям Partizan Production, с которыми мы сохранили прекрасные отношения. Через год после ухода даже снялась в рекламе, которую они снимали (улыбается)!

На съемках картины Пес рыжий (2) фото Наталья Кузьмина

На съемках картины «Пес рыжий». Фото Наталья Кузьмина

«Если ты ошибаешься, лучше сказать об этом сразу»

Работа продакшен-директором на съемочной площадке дала мне очень многое как актрисе. У меня были потрясающие уроки в этой компании. Я поняла раз и навсегда: если ты ошибаешься, лучше сказать об этом как можно раньше. Там принято сразу исправлять ошибку, а потом выяснять, почему она случилась и как избежать подобного опыта в дальнейшем. При этом сохраняется нормальная рабочая атмосфера, в которой ты не чувствуешь себя виноватой, а просто берешь на карандаш для опыта.

«Будучи актрисой, ты все впитываешь, чтобы потом отдать перед камерой»

Почему я выбрала работу перед камерой, а не за ней?.. До съемок в «Выше неба» я работала продюсером. Работая за камерой, ты полностью отдаешь себя. Без остатка. Занимаешься всем, в итоге у тебя ничего не остается внутри… Возможно, это происходило со мной из-за неопытности. Я была тогда очень молодой, не знала, как сохранить баланс, и быстро перегорела…

Когда я получила актерский опыт, поняла, что это совсем другая история. Ты все впитываешь, чтобы потом отдать в кадре. И это очень важно – быть восприимчивой, накапливать и не расплескать до момента съемок. На том жизненном этапе, как и сейчас, это мне ближе.

фото Юлия Ефимик

Фото Юлия Ефимик

«Чтобы закрепиться в актерской профессии, нужно два года»

После съемок в «Выше неба» я поставила себе сроки: если за два года не закрепляюсь в актерской профессии, вернусь в продюсирование. Ровно через два года я получила первую главную роль в российском сериале. Сейчас, почитав профессиональную литературу, пообщавшись с коллегами из Европы и Америки, кастинг-директорами, я знаю: чтобы наработать нужный опыт и получить доверие, нужно около двух лет. Это правило рынка кино. То же время давала себе интуитивно.

«Я попала в Америку – и мир перевернулся»

Во время съемок фильма «Мы, братья» (первое рабочее название – «Авель». – Прим. А. П.) я попала в Америку – и мир перевернулся (смеется). Изначально съемки в Лос-Анджелесе не планировались. Но нам сказали, что финал переписан, появилась новая сцена и мы едем в Америку.

Мы поехали на 12 дней, чтобы спокойно пережить акклиматизацию, потому что с организмом происходят странные вещи, когда он попадает в другой часовой пояс. Нам дали 4 дня, чтобы восстановиться. Мы много гуляли по городу, узнавали его, впитывали атмосферу, общались со съемочной командой.

Я дала себе такую установку: пока ты находишься в гостинице – ты не в Лос-Анджелесе (смеется). Поэтому я вставала раньше всех, гуляла по городу, пила кофе и наслаждалась жизнью. На момент съемок я была уже погружена в город. Когда мы снимали момент прилета наших героев, это была эмоциональная феерия!..

«Остаться в Америке на всем готовом – это иллюзия»

Приехать в Лос-Анджелес, сняться в нескольких эпизодах и остаться там на всем готовом… Это иллюзия, которая преследует многих актеров. Когда я возвращалась в Беларусь, у меня спрашивали: наверное, тяжело после Америки возвращаться в Минск? Мне не было тяжело, потому что я знала, что не смогу остаться там, и я была полна вдохновения на активную работу в Минске. В Америке есть определенная система киноиндустрии. Нельзя перепрыгнуть через несколько ступеней и сразу начать сниматься. Необходимо пройти через все ступени карьеры.

И если ты не заслужил доверия на первой, ты не пойдешь дальше. Очень велик риск, ведь за тебя ответственен кастинг-директор. К тому же плотность конкуренции в Америке настолько выше, чем здесь, что это даже сложно представить.

«Слишком много актрис, желающих получить все и сразу»

В нашей маленькой стране есть одно очень весомое преимущество. Ты за короткие сроки можешь узнать всех из своей среды, со всеми перезнакомиться и чувствовать себя как рыба в воде. Когда же ты приезжаешь в Лос-Анджелес, велик риск остаться навсегда русской эмигранткой в американском кино. Потому что вопросы работоспособности, трудолюбия и готовности пройти все ступени остаются открытыми всегда. Слишком велико количество актрис, которые хотят получить все и сразу. И слишком мало количество людей, которые сознательно трудятся для достижения результата.

«Самое сложное в актерской профессии – уметь ждать»

В Лос-Анджелесе я понаблюдала за съемками, пообщалась с американскими актерами, агентами. Приехав в Минск, у меня как у актрисы появился рабочий день. Утром я трачу определенное количество часов на чтение, потом отправляюсь по делам в город, занимаюсь фортепиано, каллиграфией, читаю новости в сфере кино, смотрю фильмы.

У меня есть стабильный рабочий день. Теперь я не могу сказать, что в период между пробами и съемками мне трудно себя занять, потому что самое сложное в актерской профессии – уметь ждать. Теперь я не жду, а работаю.

на съемках картины Пес рыжий фото Наталья Кузьмина

На съемках картины «Пес рыжий». Фото Наталья Кузьмина.

«Я готова делиться своим опытом»

Во время съемок в Америке я увидела совсем другой мир, где кино – это серьезный бизнес и у актера есть круг прав и обязанностей, правовая сфера очень развита. Я вернулась и поняла, что у меня достаточно опыта в актерстве, продюсировании и в производстве, чтобы помочь другим актерам элементарно организовать свою работу. Я подпитываю себя как актрису, изучая тему менеджмента киноактера.

Все, о чем я говорю на воркшопе, – проверено на собственном опыте. И кастинг-директора, которые работают в Беларуси, подтверждают пользу этой информации. Сейчас я делюсь этим со слушателями курса. Когда прихожу в Академию искусств и общаюсь со студентами, будущими актерами, я понимаю, что они не знают, что такое шоурил (нарезка из киноработ актера. – Прим. А. П.)! А это базовый инструмент для любого актера… Когда я начинала сниматься, тоже об этом не знала. Об этом никто не говорит… Так не пойдет, не будет никакого развития.

Воркшоп создан для того, чтобы актер, у которого нет агента, смог сам себя продвигать, выбирая свой путь, по которому он хочет идти. Не могу сказать, что когда я запустила курс, то встретила бурю оваций и большое количество актеров, которые хотят заниматься своей карьерой. Но я опираюсь на тех, кто готов вместе со мной проходить этот путь. С каждым днем я понимаю, что мне нужно перелопатить горы информации, чтобы мой курс стал еще ценнее и объемнее.

«В Беларусь придет праздник кино»

Я точно знаю, что в Беларусь рано или поздно придет праздник кино, оно обретет свое лицо, мы наконец сделаем выбор: будем ли мы производить сериалы, или авторское кино, или коммерческое кино. Или будем заниматься всем в каком-то разумном сочетании. Когда этот праздник придет, я не хочу, чтобы он прошел без меня (улыбается).

Сейчас я с трепетом жду запуска нескольких полнометражных проектов. Я уже сняла их в своей голове. Знаю, что может пройти целый год до начала съемок, но ловлю себя на мысли, что мне прямо сейчас нужно открыть тот сценарий или произведение и что-то для себя уточнить. Потому все героини живут в моей голове и периодически напоминают о себе.

«У меня изменилось отношение к пробам»

У меня совершенно изменилось отношение к пробам. Пять лет я ходила на пробы, не очень-то их любила, потому что чувствовала себя не в своей тарелке. Совершенно другое дело сейчас, когда я иду на пробы с осознанием того, что нахожусь в правильном месте в нужное время. Понимаю, что это – моя роль. Я делаю свою работу, кастинг-директора – свою, и все мы помогаем режиссеру осуществить его задумку…

для главной фото Юлия Ефимик

Фото Юлия Ефимик

«Ко всем своим эпизодам отношусь как к главным ролям»

Недавно я сыграла эпизод в фильме «Пес Рыжий» режиссера Вильяма де Виталя. Это военная картина про собак-камикадзе. В этом эпизоде – вся я, я еще живу им. Бывают эпизоды, которые больше главных ролей… Я ко всем своим эпизодам относилась как к главным ролям (смеется).

Сыграла роль медсестры, у которой есть реальный прототип – Елена Васильевна Карпова. Она пришла на фронт в 17 лет и прошла Великую Отечественную войну с первых дней до Дня Победы. Все это время она делала записи о происходящем, писала стихи. Мне нравится, когда за твоим героем стоит реальная непростая история, ты очень глубоко проживаешь это…

Ее дневники, собранные в книгу «По локоть в крови. Красный Крест Красной армии», дали мне гораздо больше, чем все мои знания о войне. В своих записях Елена писала о том, что она всегда думала: как только закончится война – закончатся и все ее ужасы. Но когда пришел День Победы, она написала, что ничего не закончилось. И никто не знает, сколько еще понадобится времени, чтобы все вернулось к прежней жизни. Она немного писала о Беларуси во время войны. Страшные вещи… Белорусам нужно прочитать эту книгу.

«Меньше болтать и больше делать»

Я всегда расценивала себя как равного тому человеку, к которому прихожу на встречу, например, или на пробы. Я всегда осознавала себя достойной того места, куда пришла. Меня часто спрашивают начинающие актеры: «Как же так, я возьму и напишу кастинг-директору, чтобы попасть в его базу?..» Я понимаю, что они себя рассматривают с позиции просящего. Может быть, мне очень повезло – жизнь ко мне была благосклонна, и люди всегда смотрели на меня как на человека, если не равного себе, то с какой-то перспективой. Нужно меньше болтать и больше делать.

В какой-то момент для меня перестало существовать слово «мотивация». Как часто мы слышим от людей: «Мне не хватает мотивации». Ее вообще не существует, если ты занимаешься любимым делом и хочешь чего-то добиться! Если у тебя не хватает мотивации, значит, тебе не очень-то интересно то, чем ты занимаешься, или не хватает воли и силы, чтобы этого достичь.

Беседовала Ася Поплавская