37792899_1965411110144729_7083807406605467648_n copy

Никита Монич: «Искусство – это не объект, искусство – это отношение между вами и объектом»

В нашем обществе ходить в театры, музеи, слушать классическую музыку, вообще быть культурным человеком – элитно, статусно и похвально. Но многим еще в детстве делают пожизненную прививку, которая отбивает всякий интерес к искусству. Чисто символические уроки литературы в школе, принудительные экскурсии и навязывание мнения, будто понимать искусство могут единицы, делают свое дело. Для тех, кто все же хочет проникнуть в мир красоты, мы разузнали у Никиты Монича – востоковеда, экскурсовода, научного сотрудника отдела русского и зарубежного искусства Национального художественного музея Беларуси, – с чего начать свое знакомство с искусством и что делать, если страх показаться глупым заставляет сбежать даже с первого свидания с прекрасным.

– Никита, скажите, чувствовать и понимать произведения искусства может научиться любой человек? Или необходимо уже родиться с определенными задатками, в семье художников, актеров, искусствоведов?

– В большинстве случаев, несомненно, именно в семье прививается любовь к искусству. Даже если родители не ходят на выставки или в театр, но отдают ребенка в художественные или музыкальные школы, он растет в нужной среде. Когда есть соответствующий фон, атмосфера, то шаг за шагом приходишь к пониманию искусства.

Но и с другой картиной детства можно все равно достигнуть желаемых целей. Главное, чтобы была мотивация. Без нее – никак. Ведь надо собраться, поехать в музей или театр, заплатить деньги, а дома есть интернет, когда одним кликом можно найти себе множество развлечений.

37917094_1965410956811411_3943805633098153984_n copy

– А как вам такая мотивация, что с познанием красоты и качество жизни улучшится в целом?

– Когда мы знакомимся с любым видом искусства, конечно, расширяем и усложняем свою картину мира. Однако лозунг «давайте изучать творчество Модильяни, чтобы жить стало лучше» для всего общества работать не будет. Слишком сложно и многоходово получается.

– А с чего начать свое знакомство с искусством? Пойти на выставку, спектакль или концерт? Или почитать книгу, к примеру, о Клоде Моне?

– Надо много книг порой прочесть, чтобы понять то, что можно осознать за пять минут, глядя на картину вживую. Знаете, говорить о музыке – это как танцевать об архитектуре. Можно, но сложно. Так и с литературой о художниках и картинах.

Лучше сначала увидеть своими глазами их работы, а после можно и книжку почитать. У меня есть такая игра. Я первым делом иду на выставку, внимательно смотрю и анализирую свои впечатления, а потом уже читаю книги об этом художнике и его работах. И приятно удивляюсь, когда нахожу в них свои идеи. Смотреть важнее, чем читать, так как регулярно тренируемый глаз ошибается все реже.

Если вернуться к вопросу о том, с чего начать свой путь к искусству, то для многих людей важно найти компанию, с которой можно сходить в музей, театр, на лекцию. Даже если не понравится мероприятие, точно хорошо проведешь время. Конечно, стоит почитать о той выставке или спектакле, который собираетесь посетить. То есть необходимо искать те «ключи» к потреблению искусства, которые подходят лично вам. Мы все время ждем волшебной таблетки. А ее нет! По сути, надо просто купить билет и начать хоть куда-то ходить. Сам процесс изучения живописи, музыки вам должен приносить удовольствие. Посмотрите на детей, как они умеют погружаться в любое занятие. Уметь так увлеченно играть – самое важное для понимания искусства.

– Одна моя знакомая мечтала побывать в музее д’Орсе, увидеть импрессионистов. Мечта ее осуществилась. Но оказалось, что вживую ее ничего не тронуло… Этот пример, мне кажется, типичен для многих, кто знакомиться с искусством. Особенно если оно носит черты современного. Пришел на выставку, ничего не понял – мне некомфортно, значит, искусство – это не моя стихия…

– Проблема вашей знакомой и других, кто побывал в похожей ситуации, в том, что они пытаются приобщиться к искусству, неся груз обязательных ожиданий. Ожидания могут принести разочарования. Девушка поддалась общественному мнению, что импрессионисты гении, и они не могут не понравиться. Но никто не может убедить человека любить то, что ему не по душе.

Вот моему отцу, к примеру, нравится творчество Караваджо. И если мы идем в какой-то музей, он всегда спрашивает, есть ли там работы его любимого художника. Если таковые имеются, тогда отец посетит этот музей, а если нет, то «извини, сынок, я тебя лучше в ближайшем баре подожду». Он нашел то, от чего получает удовольствие. Так и должно быть.

По мере накопления опыта мы то расширяем, то сужаем круг своих симпатий. Раньше мне казалось, что нет ничего лучше Густава Климта. Золото, сецессион – это так красиво! А потом я увидел выставку Эгона Шиле и понял, что Шиле своей чистой, выверенной, поэтизированной болью поднимает что-то в моей душе. После просмотра его работ меня еще долго не отпускает.

– Значит, если с первого знакомства картину или спектакль не понял, то не стоит опускать руки?

– Опускать руки не стоит никогда. Искусство – это не объект, искусство – это отношение между вами и объектом. Картины в музее – это не искусство. Это достояние народа, имеющее историческую и художественную значимость, страховочную стоимость, физические параметры. А вот когда вы смотрите на картину, происходит взаимодействие, которое и называется искусством.

Бывает, что ничего между вами и объектом не происходит. Ничего страшного! Есть способы «прорваться». Сложно бывает в условиях, когда нет провожатого в мир искусства, когда нет методологии. Нас нигде не учат, как смотреть картины, как слушать классическую музыку. Пришел в музей, нравится – хорошо, не нравится – можешь быть свободен.

– А как доступно и интересно рассказать о классической музыке или авангардной живописи?

– Искусство должно быть «раскодировано» для простого потребителя. Искусствоведческий язык – сложный академический, он профдеформирован. Моя задача – «перекодировать» его в живой язык, в послание: искусство – это интересно! Посмотрите, какое я получаю удовольствие от знакомства с ним!

Этот посыл я пытаюсь перенаправить аудитории. Быть катализатором реакции. Я раскручиваю такое же состояние у пришедших ко мне на лекции или экскурсии, где-то через провокацию, через актерство, через экзальтацию.

В последние несколько лет в Минске появилось немало школ, курсов, лекториев, где обучают всех желающих понимать искусство. Как вы считаете, с чем связан спрос на такие образовательные услуги?

– Во-первых, искусство – это интересно! Сегодня многие имеют возможность путешествовать. Когда люди бывают в разных странах, посещают музеи, видят уникальную архитектуру, они понимают, как интересно слушать рассказ о красивых вещах. Такие поездки, несомненно, пускают корни и разбрасывают свои семена.

Во-вторых, подросло новое поколение, у которого не было предмета в школе «Мировая художественная культура», но у них есть доступ в интернет. И эти ребята понимают, что есть пространство, о котором они ничего не знают. Соответственно, возникает желание познакомиться с ним поближе.

В-третьих, мы прошли через травмирующий опыт средней школы, достаточно формальный опыт высшего образования – и вдруг понимаем, что хотим получать знания весело и «куртуазно». Поэтому сегодня в моде edutainment. Нас и учат, и развлекают одновременно.

И, в-четвертых, в отечественном культурном пространстве все большую роль начинают играть выставочные проекты, которые зависят не от государственного или спонсорского, а от билетного финансирования. Для привлечения внимания аудитории организаторы проект активно пиарят. Они приглашают на выставку лекторов, экскурсоводов для того, чтобы посетителям о данном искусстве кто-то мог доступно рассказать. Если рассказ заинтересует человека, то он, скорее всего, придет на выставку еще раз или же напишет о ней в соцсетях – запустит свою трансляцию сарафанного радио.

– Вы сказали, что сегодня в моде образование через развлечение. А может, и учиться искусству – тоже дань моде?

– Мне все же кажется, если обучение искусству станет модным, то музеи будут переполнены. Однако потребность быть там, где все, и быть в струе характерна для относительно небольшой прослойки общества.

Но верю, даже если со временем из когорты модников часть людей потеряют интерес к искусству, то у другой части потребление красоты станет жизненно необходимым. Количественная динамика будет все равно положительная.

– Вы можете описать аудиторию, которая ходит на ваши мероприятия?

– Люди, которые много путешествовали, много видели. На мои лекции или экскурсии приходят, так как узнали, что и у нас есть что посмотреть. Средний класс по возрасту и достатку. Хипстеры – это студенты, школьники старших классов, молодые семьи. И есть несколько групп из университета третьего возраста, которые приходят раз в месяц на мои экскурсии. В основном своим вниманием радуют женщины. Из 90 человек посетителей 85 будут дамы.

– Мужчины почему-то проходят мимо?!

– Для того чтобы потреблять искусство, необходим высокий уровень эмпатии. Женщины более чувственны, склонны замечать детали. Часто у них бывает дополнительная мотивация, к примеру, нужно приобщать к прекрасному детей. У нас сама культура иньская.

На «Осенних салонах с Белгазпромбанком» больше половины авторов женщины, как и абсолютное большинство посетителей. Женщины реже «решают» свои проблемы с помощью алкоголя, как мужчины, поэтому искусство чаще имеет для них еще и терапевтический эффект.

Беседовала Алеся Кичко

Фото: Татьяна Менская

Site is using the Seo Wizard plugin by http://seo.uk.net/