XQAlnC7yAzk copy

Не спрашивайте, я сам скажу

Давайте познакомимся заново. Меня зовут Костя. Пока вы читаете журнал, я уже отметил 27-й день рождения. Я во все дырки затычка. 

Мне всё всегда интересно, я пытаюсь разобраться в каждой теме, которая меня касается, и… я начинаю это тащить на себе и даже лезть с советами. Ничего не могу с собой поделать. Просто начинаю надоедать людям.

Все началось с детства. У нас был детсадовский выпускной, а уже в то время большинство детей были ленивыми, но финальный концерт ведь никто не отменял. Случилось так, что за то выступление я переодевался раз пять. Вот как сейчас помню, что для одной сценки мне нужно было влезть в девичье платье: я прямо, не снимая брюк, в него ноги засунул, и где-то у родителей есть видео, как я в этом платье танцую с пятью девочками, а из-под него торчат брюки в полосочку. Тогда меня ненавидели родители моих одногруппников: их дети ограничились одним массовым танцем да песней в хоре, а я со сцены не уходил. Разве что переодеться. Вот так дальше по жизни и пошло…

В школе я даже стал «президентом», лез во все, что можно. Реально затыкал любую дырку, даже если не просили. Это мания какая-то. С университетом сложнее было: мозгов уже нажил, старался держать себя в руках, но все равно умудрился поругаться с проректором, который отвечал за «идеологию», но совсем не умел общаться со студентами. Потому что нельзя со студентами директивами разговаривать, считая их при этом идиотами. Вот я пару раз и высказал ему… Он, кстати, до сих пор проректорствует. А ведь никто не любит, когда ему дают советы или, не дай бог, говорят, как можно было сделать лучше. А я говорю, черт побери! Говорю – и за это получаю тонны проклятых лучей. «Здесь вот так надо было, а вот тут есть такой поворот, а здесь интереснее было бы…»  Бесит, согласитесь.

Я попытался молчать. В итоге я вообще почти ни с кем не говорил. Я даже проанализировал сообщения, которые писал за последние недели в рабочем чате. Начинались они со слов: «Мне кажется, что можно…» И это все к тем сферам, которые, как говорится, не относятся к моей юрисдикции. Молчал неделю, а сам закипал изнутри. В Москве вообще сложно быть добрым, тут все раздражает: от тормознутых людей в метро, которые выходят из дверей и сразу замирают, до кассира в супермаркете, который не хочет складывать твои покупки в пакет, хотя это принято в данной торговой сети. А про пробки вообще молчу! Но я и там найду, куда себя заткнуть.

Однажды на светофоре передо мной встал экипаж ГАИ. Я посмотрел: сзади не горит левый стоп-сигнал. Понимаете, тут наступил мой звездный час. Ведь на мотоцикле довольно скучно ехать долго, ни с кем не разговаривая. А тут такой повод!

– Добрый день. У вас левый стоп-сигнал не горит!

– Что?

– Левый «стоп» не горит!

– Хм. Утром горел, честное слово!

Посмеялись в итоге. А потом до меня дошло, что нормальный человек по собственной воле не поехал бы к гаишникам. Ведь они – ГАИ, а ты для них – лакомый кусочек, особенно на мотоцикле. В свете последних событий байкеров разве что анафеме не предают.

О чем говорить, если я вижу, как в незнакомом городе кто-то обращается к прохожему с вопросом найти дорогу, то подхожу и помогаю объяснить. У меня никто не спрашивал! Но я не могу ничего с этим поделать. Я пытался бороться. Не получается. Все равно лезу туда, где практически красным на желтом написано «не влезай». Как с этим быть?