16819526_741245056041005_996524648365468532_o

Наталья Неборская: «Чем сложнее и активнее ребенок, тем он интереснее»

В утверждении «Все дети любят рисовать» первое и третье слова неверны. Не все дети любят рисовать. Но совершенно точно, что все дети могут рисовать, причем их этому не надо учить. Стоит лишь показать, как подружиться с бумагой, красками, мастихинами и, главное, с самим собой. Изостудия «Каляки-маляки», можно сказать, рвет шаблоны и топчет стереотипы – дети рисуют где угодно: на бумаге, на стенах, на себе и на окнах. И все это очень результативно – ученики изостудии завоевывают первые места на международных творческих конкурсах. Руководитель изостудии Наталья Неборская рассказала нашему журналу, как ей удалось создать свою студию и почему ее методики не такие, как у других. DSC_2830

– Наташа, чем именно твоя студия отличается от других?

– В моей студии дети рисуют на больших форматах, стоя. Листы А2 и А1 мы крепим на стены. Обучение построено таким образом, что дети не повторяют за педагогом, как в детских садах и в других студиях. Поэтому у нас никогда не бывает десяти одинаковых картинок.

Мы стараемся вникнуть в каждого ребенка и раскрыть именно его талант. У кого-то идет больше графика, кто-то увлекается живописью, кто-то портретист, кто-то маринист, кто-то пейзажист. У каждого – свое. Педагог никогда не вмешивается в картину ребенка, дорисовывая нос, глаза, уши, потому что ценно именно то, как окружающий мир видит ребенок.

– И из этого как раз складывается твоя особая миссия?

– Да. Основная миссия – вырастить как можно больше здравомыслящих людей в нашем обществе, которые будут широко и открыто видеть окружающий мир. Звучит пафосно, но я объясню. Когда родители, которые ничего не читали про мою студию, спрашивают: «А вы научите рисовать?», я отвечаю, что нет.

Рисовать мы не научим, потому что все дети уже умеют это делать. Но мы научим работать с материалом, научим основным понятиям живописи, стилям и направлениям, познакомим с известными художниками. Если вы хотите научиться рисовать домик, как нас учили в детском саду, тогда можете обратиться в другую студию, их у нас великое множество.14463293_660852300746948_4487662252983302191_n

– Расскажи о детях, которые у тебя занимаются.

– Я заметила, что к нам приходят очень талантливые дети. Понимаешь, есть дети, с которыми не хотят работать в других местах. Например, если говорят: «Музыка или живопись – это не ваше, ваше – это спорт», – я перевожу это как «заберите отсюда вашего адского монстра, он мешает нам вести занятия». Другими словами, в студии, где так говорят, педагогам, скорее всего, не хватает компетенции, чтобы заниматься с активными детьми, они просто с ними не справляются.

Чем ребенок активнее, сложнее, тем он интереснее для нашей студии. Потому что именно из таких детей вырастают свободные люди с креативным мышлением. Это будущие изобретатели, химики, физики и двигатели прогресса.

– А были такие дети, которым не понравилось у тебя заниматься и они ушли?

Было несколько случаев. Но это зависит не от ребенка, а от родителей. Иногда мамы приводят детей и ожидают сразу результатов – красивых, «мимишных» картинок. Я говорю, что результатов сразу не будет, потому что ребенку нужно привыкнуть, попробовать краски, понять, как они ложатся на бумагу, на кожу, на волосы, на пол, на стены, как они смешиваются.

В других центрах ребенок выносит сразу красивую поделку, а у нас на это уходит 1–2 месяца, у кого-то – полгода. Если ребенок сразу сделал красивую картину, то он это сделал не сам, ему помог воспитатель. Я говорю о маленьких детях 4–6 лет. У нас дети рисуют самостоятельно, педагоги только курируют процесс.

Бывает, что уходят из-за сложной логистики: у нас четыре филиала в Минске, но не всем удобно ездить. Поэтому мы стали делать творческие тусовки по пятницам, во время которых рисуем по мотивам разных художников, пьем чай, общаемся.14570269_660852297413615_8122879181915957562_n

– Как у вас проходят занятия?

– Когда ребенок приходит в нашу студию и видит раскрашенные стены, он сразу испытывает шок. Потому что и дома, и везде, куда бы он ни пришел, рисовать на стенах и пачкаться обычно запрещено. Для наших занятий я прошу мам одевать ребенка как можно хуже. У нас это называется «костюм художника». И при маме я говорю ребенку, что сегодня он в «костюме художника» и его можно пачкать.

Многие приходят очень зажатыми и первое время боятся выйти за рамки. Некоторые дети половину занятия просто пачкают кисточкой «костюм художника», потому что раньше думали, что мама их убьет за грязную одежду. Но постепенно все раскрываются, выходя сначала за линию на эскизе, потом – за границу листа.

– Недавно прочитала на твоей странице в фейсбуке, что картину одной из учениц студии взяли для обложки взрослой книги. Как это произошло?

– В издательстве «Галiяфы» вышла книга Франца Холера «Каменны патоп», обложкой для которой стал рисунок нашей пятилетней ученицы Майи Гамеза «Змея». А получилось это так: кто-то из издательства увидел эту картину, с которой, кстати, Майя ездила на международный конкурс в Москву, у мамы на странице в фейсбуке – и картину взяли на обложку книги.

А книга о том, что в воскресенье, 11 сентября 1881 года, швейцарская деревня Эльм, что в кантоне Гларус, пострадала от ужасного камнепада, вызванного нарушением технологии добычи шифера. В книге описаны последние два дня перед катастрофой и переживания семилетней Катарины Дыш, девочки, обладающей очень тонкой чувствительностью к окружающему миру. В конечном итоге это качество ее и спасает при обвале.17807331_763868630445314_8993275404433895783_o

– Я также помню историю с другим рисунком ученицы твоей студии, который купили на выставке в Доме картин. Чем еще удивите город?

– Город удивим украшением новой поликлиники в Брилевичах рисунками наших детей. Этот проект прошел первую стадию воплощения: на первом этаже уже есть галерея детских картин. Когда эту поликлинику открыли, мэр города Минска отметил, что оснащение и персонал в ней отличные, а вот стены – пустые.

Я живу в этом же районе, и мы с детьми тоже будем ходить в эту поликлинику. Поэтому я пошла к главному врачу и предложила: дети из нашей студии нарисуют большие форматы – и этими картинами мы украсим стены заведения. Главный врач согласился. И первый этаж мы уже украсили. На очереди – зона бассейна и все остальные этажи поликлиники.

– И на этом вы ведь не остановитесь?

– Нет (смеется), не остановимся. В перспективе – роспись подъезда в доме, где мы живем. Председатель нашего домоуправления проходил мимо окон студии, а окна у нас большие и в них видно, как дети рисуют. Зашел к нам в гости и спросил, можем ли мы как-то креативно, нестандартно расписать вход в подъезд? Мы сказали, что, конечно, можем! Над этим проектом сейчас и работаем.

– Что будете делать летом, когда у всех начнутся каникулы?

– Летом в будние дни будет работать арт-лагерь: по 10 дней каждого месяца, для детей от 5 до 10 лет. В июне, например, мы погрузимся в мир анималистики, будем делать маски животных, рисовать зверей, вырежем из картона большие фигуры зверей и раскрасим их. Поселим их в Роще (лесопарковая зона недалеко от студии. – Прим. ред.) и будем ходить к ним в гости (подкрашивать красками).

В августе обычно мы делаем выставку работ. В этом году, возможно, снова сделаем ее во дворике исторического музея.12107739_525617904270389_4401562577222095312_n

– Как ты выбираешь педагогов для филиалов своей студии?

– В прошлом году я сама очень много рисовала с детьми, но поняла, что за работой начинаю упускать собственных детей. Поэтому стала искать педагогов: разместила объявления о вакансиях и получила просто огромное количество резюме. Из десяти педагогов я оставляю двоих или одного. Многие не приспособлены работать с детьми либо не знают, зачем им работать с детьми, они хотят просто получать деньги. А у меня есть свои критерии отбора и требования.

Во-первых, люди должны быть с крепкой нервной системой, потому что орать на детей я не позволяю. Во-вторых, важно, чтобы педагог не строил детей, а умел грамотно их организовать, разрешить мелкие конфликты и успокоить.

В-третьих, конечно, профессиональное образование. Все педагоги студии окончили либо Академию искусств, либо «глебовку», а потом еще педагогические курсы. То есть педагоги у нас – художники и дизайнеры. Каждый месяц я провожу корпоративное обучение, потому что во всех студиях одна концепция и важно, чтобы она соблюдалась. Я не хочу расширять спектр услуг, вводить подготовку к школе, иностранные языки и пр. «Каляки-маляки» всегда будут только изостудией. Лучше быть в своей теме самым крутым, чем распыляться на все подряд.11700930_1044176368946462_8679248714143712652_n

– Сейчас в нашем обществе много говорят об инклюзии, и я знаю, что у тебя в студии был подобный опыт. Расскажи о нем.

– В прошлом году у нас занималась девочка-колясочница. И дети были очень положительно к ней настроены, всегда помогали. Я видела, как это важно и для ребенка, и для ее родителей. Поэтому сейчас мы готовим презентацию проекта «Инклюзивные детские изостудии-мастерские» для разных банков и крупных компаний. Чтобы этот проект осуществить, нам нужна спонсорская помощь. Основной целью проекта является именно работа с детьми с ограниченными возможностями здоровья.

К сожалению, такие дети часто не имеют возможности посещать творческие мастерские и учреждения дополнительного образования по ряду причин. Это и тяжелое материальное положение семей, и нежелание педагогов брать на себя дополнительную нагрузку и ответственность при работе с такими детьми, и отсутствие необходимой материально-технической базы в студиях…

Психологическая неготовность отдельных родителей и самих здоровых детей к совместному обучению детей с ОВЗ. Наш проект подразумевает решение уже существующих проблем путем создания инклюзивных групп на базе наших филиалов. Я очень хочу, чтобы этот проект воплотился в жизнь!

Беседовала Мария Столярова

Фото: Татьяна Пасевина, из личного архива