IMG_2634 copy+

Наталья Цилинская: «Я могу быть феминисткой, но не хотела бы»

Даже после окончания спортивной карьеры Наталья Цилинская продолжает работать на благо велосипедного спорта в Беларуси. К должности директора Республиканского центра олимпийской подготовки по велоспорту недавно добавились и обязанности председателя соответствующей федерации. И при этом Наталья продолжает оставаться любимой мамой для трех дочерей и маленького сына. Как ей удается все успевать? С ответа на этот вопрос мы и начали разговор.

IMG_2831

– Я же хапуга, мне все мало (смеется). А если серьезно, по сути, я занимаюсь тем же – велоспортом, только угол немного пошире стал. И действительно, теперь сложнее найти время для себя, договариваться на интервью, потому что днем – работа, а вечером – дети. Лишать их внимания и времени я не хочу и не буду, поэтому и стараюсь на внерабочее время ничего не планировать.

– Ради семьи и детей вы готовы жертвовать чем-то рабочим?

– Пока стараюсь не жертвовать ничем и никем, но семьей и детьми однозначно жертвовать не буду. В принципе, в жизни всегда чем-то жертвовать приходится, просто нужно находить то, что наименее дорого.

– Вы известны как человек с твердой жизненной позицией, за словом в карман не полезете. Но появление детей делает вас мягче, заставляет, может, где-то молчать?

– Заставляет, но ненадолго. Конечно, появление детей превращает даже жабу в женщину, это понятно. А также в мать, у которой появляются совсем другие ценности, ведь дети – это смысл жизни. А молчать? Такой у меня характер – буду говорить, пусть порой и думаю, что стоило все-таки в той или иной ситуации промолчать.

– И по-прежнему, как когда-то заметили, за мирные переговоры? Не приемлете скандалов, ссор, недель обид и молчания?

– Конечно. Какой смысл тратить время на пустяки? Когда народ впадает в истерику, в панику, тратит на это время, убивает силы, ничего при этом не добиваясь, смысл всего этого? Когда что-то случается, наоборот, стараюсь мобилизоваться. Потому что, как я говорю, если бы истерика приносила пользу, я была бы главной истеричкой в мире. Что толку рыдать днями, опускать руки, ныть? Что изменится? Ничего. Надо что-то делать.

– В каком возрасте у вас сформировалась такая жизненная позиция?

– В классе первом. Было дело, неприятный случился момент, который так повлиял.

– Эту позицию прививаете своим детям?

– Да. Хотя, наверное, это и неправильно, может, девочке и нужно поныть, но я не люблю нытья. И даже когда ребенок будет подходить и ныть, чтобы чего-то добиться, я такого не приемлю. Можно спокойно обо всем договориться.

– Случается, что вы повышаете голос?

– Конечно, грешна. И порой жалею об этом, потому что, повторюсь, можно договориться.

– Такое поведение вы переносите домой с работы, где являетесь директором и порой приходится на повышенных тонах говорить с подчиненными?

– Нет. Это черта характера, потому что я сама по себе вспыльчивая. И когда дети не понимают чего-то и с третьего раза, порой перехожу на крик.

– Вам важно, что дети говорят о вас своим друзьям, одноклассникам?

– А я знаю, что они говорят. Что мама – самая лучшая, потому что мама их любит. А это главное для детей.

Наталья с детьми: Ксюшей, Аней, Мишей, Машей (слева направо)

Наталья с детьми: Ксюшей, Аней, Мишей, Машей (слева направо)

– В одной из соцсетей вашу дочь Машу спросили, какая женщина в мире самая красивая? Она ответила: «Безусловно, моя маман».

– Да вы что? Не знала. Надо будет посмотреть, всплакнуть (улыбается). Надеюсь, это плоды того, что я их люблю, уделяю им время. Но и у меня, конечно, хватает моментов, когда прихожу домой уставшая, дети могут носиться, а я лежу и смотрю на них. Однако мы должны видеть друг друга – тогда все счастливы.

– Давайте вернемся к профессиональной деятельности. Тяжело ли было добиться от подчиненных, чтобы они воспринимали вас именно как начальника и не смотрели на ваш пол?

– Я же, в принципе, не первая женщина-начальник, так что трудностей в этом плане не было. К тому же у нас все спортсмены, а в спорте уже давно нет полового признака, все равны.

– Феминизм?

– Я могу быть феминисткой, но не хотела бы. То есть я могу розетку поставить, например. И в этом вижу феминизм. А права и обязанности, о которых все говорят? Все равно, как ни крути, даже если у женщин с мужчинами будут одинаковые права, у нас обязанностей все равно будет больше, потому что женщина как минимум мать, я уже не говорю про очаг, хозяйство и прочее.

Мне нравится моя нынешняя работа. Это возможность, причем я всего добилась сама, а не потому, что кто-то решил уравнять права мужчин и женщин. И вообще понятие «феминизм» мне само по себе не очень нравится. Почему? Нечестно по отношению к тем же мужикам.

– Зачастую руководителями предпочитают назначать мужчин, от этого и возникает недовольство у женщин. И в том же белорусском парламенте немного представительниц слабого пола.

– Тут надо выбирать: или мы за равноправие полов, или за то, чтобы девочки оставались девочками. Вот я не феминистка, но мне нравится быть женщиной-директором. Понимаю, зачем хочу тут работать, какую пользу могу принести. Просто это мое.

Кстати, почему никто не говорит о равных правах, когда женщина работает тренером? Хотя тренер – это тоже мужская профессия. Как и учитель, как и врач. Что-то тут феминизм отдыхает. Чемпион, кстати, тоже мужская профессия, чемпионок нет. А в основном бабы доминируют. Оставьте мужикам парламент хотя бы, пускай их там будет больше.

– У вас три дочки и появился несколько лет назад мальчик. Как думаете, каково ему будет в этом женском обществе?

– Это же неплохо, когда возле мужчины есть женщины. Но при этом растить его нужно с мужскими понятиями и взглядами, не сюсюкать с ним.

– Мужчина должен служить в армии?

– Думаю, да. Я в принципе не имею права на другое мнение, потому что сама майор. Говорят, что армия делает из мальчика мужчину, но я считаю, что именно родители должны делать из мальчика мужчину. Армия занимает всего два года в жизни, просто она может стать каким-то переломным моментом, раскрыть новые черты.

– Вы как-то говорили, что будущих мужчин портят их мамы.

– Да, потому что неправильное отношение к женщине изначально закладывается. Мужчина должен быть защитником, добытчиком, хозяином, оплотом, горой. Не зря же мы выходим замуж.

– Каждая женщина мечтает быть зАмужем и за мУжем.

– А у нас в основном зАмужем. Трудно мне в двух словах объяснить, что думаю по этому поводу, но мы, наверное, не смотрим на те примеры и уроки, которые достаются в жизни, когда рядом оказывается не тот мужчина, которого хотелось бы. Мы видим его недостатки, проблемы, и это почему-то вкладываем в своих сыновей. И еще считаю, что у нас утратилось чувство уважения мужчины к женщине и женщины к мужчине.

Отсюда все наши проблемы. Почему у нас много разводов? Потому что любой знает, что уйдет из семьи и вернется к маме, его примут. Это априори неправильно. Есть такая поговорка: подавился – давись до конца. Когда ты берешь на себя обязательства, ответственность, клянешься, то иди до конца, а не беги сразу под крыло родителей, не жалуйся. Работай над своими отношениями сам.

– Ваша Маша уже взрослая девушка, через несколько лет приведет жениха.

– Думаю, у нас с Машей получше отношения, и до того, как ее парень станет женихом, я с ним буду уже знакома. Вообще у нас с дочкой выстроены такие отношения, в которых я не навязываю своего мнения, но при этом буду говорить, нравится мне человек или нет, потому что имею право на свое мнение и взгляд. Маша, конечно, может поступить по-своему, но я надеюсь, что она услышит и меня.

– Если ваш ребенок счастлив в определенном окружении и с каким-то человеком, но вы к нему не испытываете симпатию, готовы проглотить свое мнение?

– Нет, я его выскажу. Но я не навязываю близкому человеку свое мнение, чтобы он принимал это как руководство к действию. К тому же могу и я ошибаться.

– Вы часто ошибаетесь в людях?

– Не могу сказать, что часто, но бывает. И воспринимаю это нормально. Может, этот человек был в моей жизни для чего-то нужного и полезного. Так же, как и я в его жизни появилась. Я на эти ситуации смотрю с позиции «все, что делается, я сама так захотела».

Я могу начать шагать сегодня с правой ноги, могу с левой. Звонит телефон – могу поднять, а могу и не поднять. И развитие событий будет зависеть только от моего решения и желания.

– В неудачах вы вините в первую очередь себя?

– Я вообще никого не виню. Ведь что изменится, если будешь винить, когда неудача случилась? Просто нужно сделать вывод и идти дальше.

– Махнуть на какую-то ситуацию рукой можете?

– Нет, потому что я постоянно ищу движение вперед. Как кричал тренер на тренировках, когда мы стартовали с места: «Вверх, вперед!» Велосипедисты правильно педалируют, когда не просто давят на педаль, а когда идет круговое движение. Так же и в жизни.

– Вы производите впечатление сильной женщины, а можете заплакать?

– Конечно, это нормальное явление. Есть даже такое выражение, кто-то сказал: «Когда женщина плачет, у нее со слезами выходит яд». Мне очень нравится эта фраза. Бывает, когда захожу в тупиковую ситуацию, могу всплакнуть. Плачу, когда читаю душераздирающую книгу, когда фильм смотрю, особенно про войну.

А вот от физической боли не плачу. Вообще и депрессия у меня бывает, но только два раза в год по три часа. Есть моменты, которые я вспоминаю, – и накатывает просто. Прежде всего это связано с детьми. Вот, думаешь, Машке уже 20 лет, вспоминаешь что-то – и ком к горлу подкатывает.

– Если бы была машина времени, вернулись бы назад, чтобы что-то поменять?

– Нет. Ни в своей жизни, ни в плане воспитания детей. Зачем? Нет же гарантии, что будет лучше, если что-то поменяю. Все здорово сейчас.

– Вы уже думаете о внуках?

– Конечно, но не скажу, что часто. Маше же 20 лет, скоро появятся кореша у меня (смеется). Будем на великах гонять большой компанией. Говорю ли я о внуках с дочкой? Нет. А что я скажу? Маша, давай внуков? Да и, с другой стороны, если бы у меня дети были с небольшой разницей в возрасте, мне бы хотелось пеленок-распашонок, тогда да, сказала бы. Но у меня Мишке два года. Поэтому сказать, что я хочу, чтобы у меня прямо завтра появился внук, потому что я соскучилась по памперсам, не могу.

– У вас званий и достижений очень много. Но можно, наверное, смело утверждать, что самое большое достижение – это многодетная мать.

– Конечно. И многодетной матерью я хотела быть всегда. По этому поводу как-то писали в комментариях под одним моим интервью: у Натальи Цилинской комплекс единственного ребенка. Да, я всегда хотела много детей. И если кто-то считает это комплексом, пускай. Я счастлива, что он у меня есть. Я горжусь, что мне все-таки удалось этого достичь.

– Вы были удостоены звания «Женщина года – 2015». Что это для вас значит?

– На самом деле толком не поняла, как это все произошло. Обычно пашешь, пашешь, пашешь, а потом получаешь за это награду. А тут я жила своей обычной жизнью, занималась тем, что нравится, наслаждалась жизнью, еще и награду за это получила. Для меня такое признание было неожиданным. Как узнала об этом?

Мне позвонили и сказали, что номинирована, что нужно быть нарядной, насколько это возможно, на церемонии. Каблуки, вечернее платье – было дело. И пусть для меня самая удобная обувь – кроссовки, но и каблуки, считаю, очень красиво. И чем дальше, тем больше это нравится.

– Если ввести в поисковик ваши фамилию и имя, появится множество статьей, где говорится о том, что вы участвуете в той или иной акции, ездите в школы, университеты, встречаетесь с детьми. Откуда силы и вдохновение?

– Знаете, если речь идет о детях, то я силы и время всегда найду. Я просто очень надеюсь, что своим примером и рассказами смогу им помочь в жизни и дать правильный совет.

– А бывают моменты, когда вы эмоционально выгораете?

– Бывают, но у меня есть свои дети, поэтому нужно быстренько менять аккумулятор и идти дальше. Наверное, я даже не эмоционально выгораю, а больше физически устаю. А так я всегда радуюсь, в жизни ни разу не разочаровывалась.

– У вас по-прежнему тот же рецепт бодрости: съесть три лимона?

– Да нет, сейчас уже четверо детей (смеется). Они – мой рецепт бодрости. Хотя и лимоны никто не отменял, плюс подсела на чай имбирный с лимоном, который изрядно бодрит. Поэтому я практически всегда в движении, как энерджайзер.

Беседовал Дмитрий Руто

Фото: Дарья Бурякина