зоя

Любовь к жизни

Любите ли вы жизнь так, как люблю ее я? И что делать, если не все разделяют эту вашу любовь?

Начнем с того, что зовут меня Зоя, а это в переводе с греческого обозначает «жизнь». Так что само имя предопределило мне любить жизнь во всех ее проявлениях и, конечно, себя в том числе и в первую очередь. И это такой здоровый эгоизм, который помогает в принципе любить окружающих, ведь мы помним, что ближнего своего нужно возлюбить, как самого себя, то есть сначала – себя самого, а потом с такой же силой – всех остальных.

И, видимо, у большинства населения нашей страны с любовью к себе и к жизни очень большая беда. Я часто чувствую себя героем фильма с зомби, которые рассматривают любое проявление жизни исключительно в качестве своего корма. Генеральный надлом в сознании угрюмых соотечественников произошел много десятилетий назад. Но я скорее пытаюсь понять, не кто в этом виноват, а как изменить все к лучшему. Ведь надлом этот все же не в генах произошел, а значит, все еще можно исправить. Или я похожа на оптимиста, который даже на кладбище видит плюсы?

Всю глубину нелюбви нашего общества я осознала, пожалуй, когда стала родителем. До этого будто жила в мире розовых пони и была несколько придурковатой (в глазах окружающих) слепоглухонемой девочкой, которая, даже если и были косые взгляды и замечания, не особо обращала на это внимания. Но вот когда у меня появился детеныш, вместе с материнством зародилось осознание капитального «что-то не так» в людях моей страны.

Обратите внимание, что все мамы успокаивают и одергивают детей одним словом «тише», как будто «громко» – плохо. Но ребенок же не радио, у него нет ручки регулирования звука. Или тумблера, который выключает слезы и смех. Любое проявление и выражение чувств, особенно у маленьких, – это сразу плохо, это мать не досмотрела, это она не умеет успокоить и припугнуть свое чадо.

А ведь это первые детские чувства, которые пока словами не выразить, и их нужно как-то транслировать. Если взрослый уже понимает, что проявление его собственной свободы, в том числе и чувств, ограничено свободой другого человека, то ребенок долгое время этого не осознает, как ты ему ни объясняй. Он сам у себя прекрасный и уникальный, и ему надо, чтобы весь мир знал, когда ему плохо или хорошо, особенно хорошо.

Каждая прогулка с дочками для меня превращается в выход с цыганами и цирком шапито. Их распирает от жизни: от радости бытия, от солнца, от людей вокруг, от новых впечатлений – и все это надо пропеть, пересказать и прокричать. Сколько раз меня одергивали на остановках и в транспорте, чтобы я «сделала детей потише», и сколько раз мои девчонки спрашивали: «А что не так?» У меня находится и для них, и для себя только один ответ: «Люди устали и хотят отдохнуть в тишине». Но зачем же тогда такая жизнь, если ты постоянно уставший, а?

А еще наши люди не умеют быть с другими рядом. Быть – это осознавать, что ты не один в этом мире и мир к тебе дружелюбен. Здороваться, заходя в любое помещение, представляться, чтобы обозначить себя, поддерживать ни к чему не обязывающие разговоры в минуты ожидания лифта или в очереди. Никто нас этому не учил, а значит, это сразу воспринимается как плохое.

Я недавно переехала в новый дом. Оказалось, что в моем подъезде живет достаточно сплоченный коллектив со своими порядками и установками, и все бы ничего, если бы это не были правила 1937 года. Многие соседи до сих пор шарахаются, когда я им говорю «Здравствуйте». Существует система жалоб и доносов друг на друга старшей по подъезду. И мы глотком свежего воздуха привезли с собой новые порядки, которые пока не ужились с соседями снизу.

Оказалось, что нашу квартирную жизнь слышат, и это неудивительно в доме со стенами из гипса. Соседи решительно попросили прекратить активности после девяти вечера, что мы и сделали – и даже начали еще лучше высыпаться. И я уж думала, что все наладилось, когда старшая по подъезду огорошила меня новым доносом: оказывается, мы громко поем и громко занимаемся с мужем любовью – и это нехорошо.

Зато никто не пожалуется на ругань или побои, звуки которых часто слышны из других квартир. И вот это норма для многих людей. Но меня такое положение дел только раззадоривает, сразу хочется показать, что можно жить по-другому: бодрее, добрее и веселее.

Поэтому я буду вставать с песней и хорошим настроением каждое утро, улыбаться прохожим, здороваться в магазинах и банках, заниматься страстным, часто громким, сексом со своим любимым. Я буду танцевать на улицах даже под дождем, печь самые вкусные пряники на свете, я буду дурачиться со своими детьми, как ребенок, и говорить неожиданные комплименты прекрасным прохожим. В общем, я буду просто жить и любить эту жизнь, заряжать и заражать всех вокруг этой своей неуемной любовью к жизни, ведь кто, если не я?