глав копия copy

Лариса. Утренний кофе с позитивом

Зрители знают и любят Ларису по легендарным проектам «Всё нормально, мама!» на белорусском телевидении и, конечно же, «Утренняя почта» на первом российском телеканале. Песни «Ты увидишь», «Солнце в холодной воде», «Новости», «Что-нибудь» стали визитными карточками певицы.  Лариса Владимировна нашла время для интервью нашему журналу и поделилась интересными воспоминаниями и размышлениями.

сайт (1)
— Каким Лариса Грибалева была ребёнком? Веселым, спокойным, бойким, усидчивым? 

— Мама говорит, что я была послушным, покладистым ребенком, который хорошо себя вел и с удовольствием кушал. По моим собственным воспоминаниям, я была весьма активной девочкой, можно даже сказать, лидером в большой компании детей. Мы каждый день ездили из микрорайона «Боровуха-3» в центр Полоцка в школу, где я училась до третьего класса, пока папу, как военного человека, не перевели по работе в другие края. Я постоянно устраивала разные походы, мы строили шалаши, спасали каких-то птенцов и т. д. Папа приходил домой после работы, и говорил: «Ну что, за Лариской пошел!». Это означало, что он направился в лес искать наш штаб.

Я занималась постоянно в детских вокальных и танцевальных кружках во всех городах, куда мы переезжали с семьей. Всегда была готова, как в том кинофильме: «Петь – я, танцевать – я, вести концерт — я». Это было увлекательное хобби, но я не представляла, что этим можно зарабатывать деньги, да и в семье не относились к моим занятиям серьезно. Я мечтала работать с детьми, а точнее, быть воспитателем в детском саду. Поэтому поступила в педагогический вуз, правда, на специальность «учитель младших классов».

Мы жили тогда на Дальнем Востоке. Учиться мне было безумно интересно: сама готовила дидактические материалы, которых тогда особо не было, покупала книги по педагогике, у меня были самые лучшие конспекты в группе. Вообще, если я чем-то увлечена, занимаюсь этим на полную катушку или никак. В институте я по-прежнему увлекалась музыкой, участвовала в студенческих концертах, в этом смысле у меня все очень хорошо складывалось. Но после первого курса института семье нужно было возвращаться в Беларусь. Старшая сестра решила остаться в Благовещенске, из-за чего родители очень переживали. Я, естественно, тоже не хотела уезжать: мне было шестнадцать, первая влюбленность, институт, выступления… Но мама меня уговорила.  И мы переехали на Большую землю.

— В совсем непростое время — девяностые…

— Для меня это были прекрасные годы. Только с пением не могла разобраться. Я была уверена, что музыка не будет моей профессией, но не была готова перестать заниматься пением и выступать на сцене. Мои метания тогда — достаточно депрессивная история. Двоюродная сестра, которая училась в Витебском педагогическом институте, посоветовала мне при переводе проситься в группу к Валерию Антоновичу Доморацкому, который руководил в институте студенческой самодеятельностью. Он меня прослушал, а после моего появления, рассказывал он гораздо позже, у него возникла идея открыть при Витебском пединституте вокальную группу.

Начались репетиции, концерты, меня взяли в легендарную команду КВН, которая называлась «ВГПИ – ВТИЛП» (аббревиатуры, обозначающие два ВУЗа — Витебский педагогический и Витебский технологический). Тогда же случился и мой первый конкурс «Студенческая весна», он проходил в Витебском амфитеатре. Это было незабываемо, я исполняла песню из репертуара Тани Булановой «Карта» и Кристины Орбакайте «Поговорим». Со всей республики на конкурс приехали студенты, я тогда взяла Гран-при.

Затем был конкурс молодых исполнителей фестиваля белорусской песни и поэзии «Молодечно-94». Валерий Антонович Домарацкий, очень талантливый человек, написал две песни на белорусском языке и лично познакомил меня с маэстро Финбергом.

В Молодечно я стала лауреатом II степени и Михаил Яковлевич сказал, что берет меня на работу в оркестр, но для того чтобы остаться в Минске, мне надо поступать в институт культуры. В Молодечно я познакомилась и с Егором Хруставлевым, который тогда уже был ведущим на телевидении. Он сказал: «Приходи, у меня есть идеи по телевизионной передаче».

Минск я полюбила сразу. Первый раз я его увидела в сознательном возрасте, когда с командой КВН приехала на какие-то игры, которые проходили в концертом зале «Минск». На большом автобусе мы ехали по проспекту, и я влюбилась в этот город. Мне хотелось в него попасть. И, может быть, именно это повлияло на мое решение, когда мой учитель уговаривал меня переехать в столицу.

Я поступила в институт культуры, получила общежитие, училась и работала. Мама меня отправляла в столицу, конечно, со слезами. Она не думала, что «домпионеровское» увлечение приведет меня к профессиональной деятельности. Я никогда не училась в музыкальной школе, поэтому мне было очень сложно поначалу, я все песни учила на слух. Спасибо всем музыкантам оркестра, кто со мной занимался и помогал разучивать темы.

А затем в моей жизни появились телевизионные передачи: «Все нормально, мама!» и «Утренняя почта».  Оркестр Михаила Финберга тогда работал в передаче Угадай мелодию», и поэтому маэстро до поры до времени лояльно относился к этой моей дополнительной активности. Он гений, и я ему очень благодарна за все. Но он в какой-то момент поставил условие: либо он, либо иная концертная деятельность. Я выбрала второе. Я очень любила оркестр, мне посчастливилось там работать не только с нашими певцами, но и с исполнителями из других стран. Все они сформировали мое музыкальное мировоззрение. Помню, как Валерий Сюткин говорил мне: «Вы даже не представляете своей удачи, как вам повезло, что вы каждый день репетируете с такими музыкантами. С настоящим, живым оркестром!» Это большая школа жизни.  2P0A7644 — копия

— Как вам работалось в Москве на программе «Утренняя почта»?

— Я ездила в Москву на один день каждые две недели, и мы записывали четыре программы. Мне предлагали остаться там работать на радио «Европа Плюс», но мне было интереснее, увлекательнее здесь. Ведь у меня был в это же время и Национальный концертный оркестр Республики Беларусь под управлением Михаила Финберга, и передача «Все нормально, мама», которые я любила больше «Утренней почты». Я бы сказала, что здесь, у нас, в рабочих отношения больше души, а там больше дела, нет никаких рассусоливаний. Но, тем не менее, работа в Москве – это величайший профессиональный опыт. И если бы в то время мои друзья и семья сказали, что надо ехать, я бы уехала. Но получилось всё наоборот – все просили остаться.

— У вас было множество поездок в другие города и страны. Почему не уехали?

— У меня было много возможностей уехать. Я очень люблю бывать за границей, много путешествую, но я не смогу там жить. Мне даже в Москве было тяжело, потому что там не было близких, с которыми мне так тепло, уютно, душевно, как здесь, дома. Например, я очень люблю Италию, итальянцев, мне с ними весело и забавно… неделю. Если бы я могла как-то удаленно работать там, а жить здесь. Но я певица в этой стране.

— Как вы понимаете успех? Чем он для вас определяется?

— Успех – это счастье. И каждому своё! Если кто-то получает удовольствие от своих денег или популярности, значит, он успешен. А кто-то получат удовольствие от того, что у него, например, замечательная семья. Когда сам человек осознает, что он счастлив, значит, это и есть успех.  Когда я первый раз узнала, что беременна, я была на седьмом небе от счастья. Потому что я всегда хотела иметь много детей, первого ребенка я родила в 30 лет, потом в 31 – еще одного. А третьего Бог нам дал в непростой для меня период, когда эмоционально перестало все радовать.

Когда-то, очень давно, я дала себе слово, что буду счастливым человеком, поэтому по жизни постоянно нахожусь в поиске интересных идей, творческих проектов, и каждый раз, выходя на какой-то новый уровень, на другую ступеньку, стремлюсь дальше, дальше. Но в какой-то момент такого бега мне стало ничего не интересно: ни песни, ни концерты, ни передачи…

— Сольные музыкальные альбомы, гастрольные туры, телевизионные шоу и фестивали, в том числе «Славянский базар в Витебске», «Серебряный граммофон», «Песня года Беларуси», «Битва титанов», «Звездный ринг», собственное праздничное агентство… Может быть, вы все ступеньки преодолели?

— Такого не бывает, мыслящий человек, ищущий, не может сказать, я все знаю, все постиг… У меня много идей, на самом деле, которые мне хотелось бы осуществить, но я говорю сейчас именно об ощущении счастья, о пике эмоциональной наполненности. Ты, конечно, не можешь в ней находиться постоянно, иначе ты городской сумасшедший, который 24 часа в сутки ежедневно пребывает в какой-то эйфории, но это хочется чувствовать периодически. И когда я родила третьего ребенка, искренние эмоции, ощущение счастья вернулись, и я стремлюсь наслаждаться этими моментами, пока ребенок маленький.

— Не могу не задать вопрос, который встречается практически в каждом интервью с вами. Как вы умудряетесь все успевать и замечательно выглядеть?

— Это такой субъективный взгляд. Сейчас модно собирать какие-то бизнес-завтраки и делиться опытом, как все успеть. И рассказывать о своем кейсе. А для меня главное не успеть, а просто жить.

Выразить себя, найти смысл в своей жизни — это намного важнее. Не бороться с собой, и не пытаться быть тем, кем ты не являешься. Чтобы человека волновали собственные успехи, а не чьи-то, и чтобы он мог собой гордиться. Поэтому надо быть любимым, счастливым и получать кайф от этого. Не боясь совершать ошибки, потому что любой твой поступок или взгляд, это такой мизер по сравнению со всей вселенной.

IMG_3922

— Что не нравится в современном мире, что хотели бы исправить?

— Я пацифист, мне кажется, что все должны друг другу помогать. Мне не нравится, что многое делается ради денег, не понимаю стремления некоторых унизить другого, показать свое превосходство. Для меня это грязь, невоспитанность, необразованность. Сейчас столько возможностей для самообразования – читай, узнавай, постигай. Раздражает борьба любыми средствами за место под солнцем, кажется, что животный инстинкт с годами и веками должен пропадать, а у нас наоборот.

— Вы много лет в шоу-бизнесе. Изменилось ли за эти годы ваше отношение к этой сфере?

— Отношение к шоу-бизнесу, как к профессии, не поменялось. Но с возрастом по-другому относишься к себе в нем — если 20 лет назад ты даже не понимал, что тебя «прет», ты просто этим жил, то сейчас так вряд ли получится, да и выглядеть это будет немного странно. Когда мне говорили, вот вы звезда, вы так популярны, я всегда отвечала, знаете, в каждой сфере есть звезды, профессионалы. Я глубоко уважаю хирургов, которые каждый день спасают жизни, восхищаюсь настоящими учителями, учеными.

Я тоже всегда стараюсь честно выполнять свою миссию. На сцене для меня самое главное — эмоция. Очень радует и вдохновляет, когда во время гастролей по малым белорусским городам после выступления зрители благодарят за то, что получили столько эмоций и  удовольствия от концерта. Когда-то давным-давно артистов называли лицедеями, сегодня это слово приобрело некий негативный оттенок, но оно мне нравится. Я хотела бы быть хорошим лицедеем, клоуном, шутом. Такова наша профессия — мы должны вызывать эмоции. При этом все настоящие актеры, отдавая, получают взамен.

Беседовала Ольга Савицкая

Фото из личного архива Ларисы Грибалёвой

 

Site is using the Seo Wizard plugin by http://seo.uk.net/