главная

Кинопортрет художника

В феврале на киноэкраны Беларуси выходит фильм Джулиана Шнабеля «Ван Гог. На пороге вечности», рассказывающий о последних годах жизни художника посредством воссоздания сцен и героев его полотен. Главную роль в фильме исполнил Уиллем Дефо.

Willem Dafoe

В истории кино было снято немало фильмов о гениальных художниках. Достаточно вспомнить такие великолепные картины, как «Андрей Рублев» Андрея Тарковского, «Призраки Гойи» Милоша Формана, «Поллок» Эдда Хардиса и «Фриду» Джули Тэймор. О Ван Гоге тоже были снято несколько фильмов, из которых лучшим до этих пор считалась картина Роберта Олтмена «Винсент и Тео». Даже всемирно признанный кинорежиссер Акира Куросава посвятил голландскому художнику один из эпизодов в фильме «Сны». Всех авторов этих фильмов можно тоже назвать художниками в широком смысле слова, ведь недаром кинофильмы часто именуют картинами. Но все же никогда прежде фильм о гениальном художнике не был снят режиссером, для которого создание кинокартин стало лишь одной из форм художественного самовыражения.

‘At Eternity’s Gate’ review: Willem Dafoe, Oscar Isaac enter a vivid van Gogh landscape

До того как начать снимать фильмы, Джулиан Шнабель прославился именно как живописец-неоэкспрессионист. При создании своих полотен кроме масла он использовал самые различные материалы: фарфор, оленьи рога и даже линолеум. Поэтому переход к кинематографической деятельности означал для него еще и возможность использования новых ресурсов. Его первый фильм «Баския» рассказывал о судьбе художника Жана-Мишеля Баския, которого называли Ван Гогом 80-х годов ХХ века. Сняв после этого еще два фильма, Джулиан Шнабель лишь через 20 лет после своего кинодебюта приступил к созданию фильма о том самом Ван Гоге, имя которого стало одним из синонимов гениальности.

Идея фильма «Ван Гог. На пороге вечности» пришла к Джулиану Шнабелю во время посещения выставки «Ван Гог/Арто. Самоубитый обществом», состоявшейся в 2014 году в парижском музее Орсе. На эту выставку Джулиан Шнабель пришел со своим другом, писателем и известным французским сценаристом Жан-Клодом Карьером, написавшим сценарии к таким фильмам, как «Дневная красавица», «Скромное обаяние буржуазии» и «Невыносимая легкость бытия». Будучи художником, Шнабель, как никто другой, мог разъяснить своему другу не только тонкости техники, которую использовал Винсент Ван Гог, но и те задумки, которые были важны для живописца в момент, когда он творил свои картины. После того как друзья посмотрели около 40 картин Ван Гога, структура будущего фильма вдруг выстроилась сама по себе. Это была не просто надуманная двумя фильмейкерами идея. Она как будто была подсказана им самим Ван Гогом.

Созданный ими фильм нельзя рассматривать только как биографическую историю знаменитого человека. Это скорее художественная медитация, которая могла бы быть и пособием по живописи, и проводником к пониманию, в чем же заключается смысл жизни, если таковой вообще существует. Это фильм не о художнике, а о том, что значит быть Художником в самом высоком значении этого слова.

dafoe (1)

Одним из главных залогов успеха фильма о великом живописце был выбор исполнителя роли самого Ван Гога. И хотя на момент смерти голландского художника тому исполнилось лишь 37 лет, Джулиан Шнабель посчитал единственно верным решением выбрать на главную роль Уиллема Дефо, которому в то время уже перевалило за 60. И не только потому, что с этим актером его связывают давняя дружба и совместная работа. Дефо обладает редкой способностью сопереживания своим героям на тончайшем интуитивном уровне. Его актерское исполнение отличается полнейшим погружением в личность героя. Но то, как Уиллем Дефо перевоплотился в Ван Гога, завораживает не меньше, чем чудеса алхимии.

6

7

Сам режиссер назвал это перевоплощение «реинкарнацией духа» великого художника. Несмотря на то что знаменитый актер обладает многолетним и богатым опытом, такое перевоплощение далось ему нелегко. Кроме эмоциональной и физической нагрузки (а Дефо пришлось немало побегать с тяжелым мольбертом по пыльным дорогам на юге Франции, где проходили съемки), он еще учился рисовать и писать маслом, как Ван Гог. Причем его учителем был сам Джулиан Шнабель. Усилия актера не остались незамеченными. За создание образа Ван Гога в этом фильме Уиллем Дефо был номинирован на престижную голливудскую награду «Золотой глобус» за лучшее исполнение главной мужской роли.

5

– Вы умели писать маслом до съемок в фильме о Ван Гоге?

– Совсем немного и совершенно на другом уровне. Много лет назад я уже снимался в роли художника в фильме Уильяма Фридкина «Жить и умереть в Лос-Анджелесе» и там мне пришлось писать маслом. Но Джулиан Шнабель меня сразу же предупредил, что основным моментом в исполнении роли Ван Гога является обязательное умение писать. Хотя он тут же меня успокоил, сказав, что сам меня будет учить. И это был настоящий подарок судьбы.

50885495_940233186367106_6293979066195893300_n

– Как происходило обучение живописи? Вы не могли бы поделиться полученными от мастера знаниями?

– Ну, во-первых, мы начали с ознакомления с материалами и самой примитивной техники писания: как правильно держать кисть, как закреплять холст в мольберт. А потом он объяснял мне, что картина – это серия меток. Метки, составленные друг с другом, и создают в конце концов эффект отображения той картины, которую видит художник. Мы много говорили о цвете и о свете. Глядя на человека, портрет которого пишется, прежде всего нужно разделить в его внешности светлые пятна от темных. Приглядеться, что вот там есть красное пятно. И вот там тоже. Таким образом, постепенно я начал видеть окружающие предметы в совершенно другом образе. Стал различать формы, цвета, блики. Перестал думать о том, какую функцию все детали образа выполняют. Таким образом, ты как бы переходишь на другую сторону, ранее тебе невидимую.

Ван Гог как раз говорил о существовании бесконечности во всем, что является лишь временным, сиюминутным. И, осознавая, ты как будто вдруг просыпаешься. Я думаю, что это как раз то, как действуют его полотна на нас. Они будят нас и дают возможность взглянуть на вихрь происходящего внутри всего того, что нас окружает. Недавно я прочитал, что картина – это в общем-то аппарат, при помощи которого мы можем видеть, что действительно происходит вокруг нас. И такое определение искусства мне очень близко.

50230781_765371343841156_2781612996689007303_n

– Как вы относитесь к тому, что Винсент Ван Гог получил заслуженное признание только после смерти? Его картины не хотели покупать, а теперь они стоят миллионы.

– Период, описываемый в нашем фильме, был очень плодотворным для Ван Гога. Он творил и получал от этого удовольствие. Он очень любил рисовать. И он рисовал в это время почти каждый день. За 80 дней, которые художник находился в Овер-сюр-Уаз, он написал 75 картин. О чем это говорит? К тому же, несмотря на проблемы с психикой, в конце концов он пришел к некоторому успокоению. Художник говорил, что не будет добиваться собственной смерти, но если она придет, то примет ее. На самом деле я считаю, что он прожил очень богатую жизнь. В ней было столько вдохновения! И что важнее? Можно ли забрать деньги с собой в могилу? Ван Гог творил – и это было главным для него.

– В фильме нельзя не обратить внимания на его высказывание: «Я пишу потому, что в это время я перестаю думать». Как вы сами его понимаете?

– Я понимаю так, что когда писал, он находился в гармонии с самим собой. То же самое происходит с актером, когда он играет роль, с писателем, когда пишет роман. В это время творящий перестает думать о самом себе, о своих проблемах, о деньгах, о том, что смертен. Он просто находится в моменте, он жив! И это то, что происходит со всеми нами, когда мы занимаемся делом, которое нас полностью поглощает.

AEG_0011538501997.JPG

– В то же время в фильме на вопрос о том, приносит ли ему удовлетворение живопись, Ван Гог отвечает: «Только если у меня получается». А какую роль в вашем творчестве играет самокритика, подвержены ли вы ей?

– Мне кажется, что сомнения – обязательная составляющая творческого процесса. Это просто необходимо принять как обязательное условие. Самокритика очень важна. В отличие от самобичевания. Кроме того, некоторые ошибки иногда оказываются ценнее самого большого успеха. Потому что дают бесценный опыт, позволяя иногда предотвратить, возможно, еще большую катастрофу.

Willem Dafoe, At Eternity's Gate

– Разговаривая с вами, ощущаешь мудрость и жизненный опыт. Как повлияла на вас работа над образом такого неординарного человека, как Ван Гог?

– Могу сказать, что этот фильм изменил меня. Уроки живописи изменили меня. Пребывание во Франции в течение трех месяцев с таким художником, как Джулиан Шнабель, изменило меня. Многие вещи, которые были для меня важны раньше, перестали быть важными. И наоборот, другие вещи, на которые раньше не обращал внимания, вдруг приобрели смысл. Я думаю, каждый раз, когда учишься чему-то, в жизни происходит некоторый сдвиг. Это открывает новые возможности. Ты становишься немного другим.

Могу с уверенностью сказать: после этого фильма я нравлюсь сам себе намного больше, чем было до него. Скажу еще, что благодаря существованию именно таких фильмов я люблю кино и свою профессию. Даже когда смотрю небольшой отрывок из этого фильма, он трогает меня. Поверьте, даже не вижу, что это я играю роль Ван Гога. Настолько сильно он меня изменил…

Беседовала Лена Бассе

Специально для «Города женщин» из Лос-Анджелеса

Фото: HFPA