ЛОЛА

Идеальное тело: французская точка зрения

Колонка «Лягушка в водке и медведь в шампанском» посвящена рассказам о жизни русскоязычных женщин за границей. Колонка основана на деятельности одноименной группы в Facebook, где собраны 70 тысяч эмигранток, живущих по всему миру. Группа, в свою очередь, пошла от одноименной книги основательницы группы Лолы Елистратовой (с соавторами А. Муравиной и И. Дю Файет де ла Тур).

Помните, мы с вами говорили о том, что самое главное во внешнем виде, с современной французской точки зрения, – это естественность и аутентичность? Сегодня поговорим про образ идеального тела.

Для современного французского менталитета также очень важны понятия тонкости и изящества. Элегантный мужчина НЕ является воплощением силы.

В последние годы выходило множество серьезных антропологических работ и популярных журнальных статей об эволюции критериев «соблазна». Например, «ярко выраженные вторичные сексуальные признаки» рассматриваются современными французами как все менее и менее соблазнительные – как у мужчин, так и у женщин. В погоне за тонкостью и элегантностью возникает идеал, практически близкий к андрогину: женщина должна быть худенькой, практически без форм. Классические голливудские «секс-приманки» – большая грудь, широкие бедра, пухлые губы – расцениваются как признак дурного тона, причем до такой степени, что во Франции каждый год возрастает количество операций по уменьшению женской груди. Для представителей постсоветского пространства все это выглядит довольно странно, но факт есть факт.

Эта проблематика касается и мужчин. Такие мужские гормонально обусловленные черты, как большой нос, широкие плечи и челюсти, накачанные мускулы, представляются вульгарными и простонародными. И никакой Сильвестр Сталлоне им не указ.

Образ тела и понятие физического совершенства во Франции вообще претерпели значительные изменения за вторую половину ХХ века. В 50-х годах еще существовала достаточно четкая сегментация представлений о красоте и о физических нагрузках в зависимости от принадлежности к тому или иному социальному классу. «Низы» уважали силу и полноту, «верхи» – изящество и тонкость (понятие худобы и его оценка, кстати, находятся в полном противоречии с французскими и в целом европейскими представлениями XIX века).

Но в последующие десятилетия произошла сильная униформизация, нивелировка этих представлений, вызванная влиянием средств массовой информации, и границы смешались.

Возможно, некоторые следы социальных различий в этой области сохраняются только по отношению к видам спорта, связанным с определенной формой насилия: например, все виды борьбы популярны скорее в низших слоях населения. Кстати, и бодибилдинг тоже: во французском сознании очень мускулистое тело никоим образом не ассоциируется с элитарностью. Впрочем, разница между русским богатырем и французским кавалером существовала всегда. Ну как не вспомнить Грибоедова: «Французик из Бордо, надсаживая грудь…»

Средний класс во Франции не дерется, а большей частью бегает трусцой или играет в теннис; фехтование, гольф и верховая езда остаются элитарными видами спорта.

Аналогичное разделение существует и по поводу коллективных и индивидуальных спортивных практик: зажиточные слои предпочитают индивидуальную модель, в то время как «народ» стремится прежде всего к футболу. Что же касается столь популярных в России фитнес-клубов, то в сознании французов они остаются американской моделью, которой увлекаются в основном одинокие женщины и загруженные на работе бизнесмены. И те и другие подражают в этом случае не французской, а американской модели. Между прочим, фитнес-клубы в Париже по сравнению с нашими просто ужасные, ободранные и обшарпанные, ходить туда совершенно не хочется.

В области спорта, конечно, тоже очень ценятся естественность, легкость, гибкость, движение, скольжение (от горных лыж до роликов) – и для мужчин, и для женщин.

Хотите поделиться с нами своим жизненным опытом? Прокомментировать прочитанное? Задать вопросы? Пишите в нашу группу в Facebook «Лягушка в водке и медведь в шампанском».