Ива Ксеневич copy+

Гражданин мира – Ива Ксеневич

Модистка Ива Ксеневич (ivaksenevich.com) – человек, способный заразить своей энергией все и всех вокруг. Ее работы ждет галерея Милана, а Лондон принимает с восторгом каждое новое творение. Как все начиналось и что будет дальше, Ива рассказала журналу «Город женщин». 

«Решила: поеду хоть куда-нибудь»

Я прожила в Минске 7 лет, окончила МГЛУ и, по идее, должна была стать преподавателем английской и французской литературы… Но мне захотелось перемен. В то время в моде были африканские косички, и я вплотную занялась плетением. После начала стричь. Как-то все это завертелось и переросло в профессию – я освоила парикмахерское искусство. Хотя работа в Минске шла полным ходом: было много клиентов и заказов, своя маленькая компания – однажды мне все изрядно надоело, и я стала подумывать о переезде. Сначала хотела в Америку, но мне не дали визу. И тогда я решила: поеду хоть куда-нибудь. Собрала чемодан и поехала в Москву, хотя и не планировала там остаться на длительный срок. Так моя трехнедельная поездка переросла в семилетнее проживание.

И хотя родом я из Беларуси, а обосновалась в Москве, все же считаю себя интернациональным дизайнером и никогда не привязывала свое предназначение к определенной стране. Москва меня вдохновляет намного меньше, чем европейские города. Меня сейчас приглашают в российский проект, но я размышляю над тем, насколько сильно я хотела бы там участвовать. Не люблю референцию и не хочу, чтобы обо мне говорили как о русском мастере.

shl-13Начнем с того, что шляпному мастерству я училась в Лондоне и Париже. В Москве я не нашла человека, который мог дать необходимые знания. Все мои дизайны и работы вдохновлены именно Европой, Лондоном и Парижем в частности. Затрагивать российский национальный колорит в виде шапок-ушанок и кокошников – это не моя история. Хотя моя учительница из Франции Эстель Рамуз очень любит кокошники и часто их делает. Это подтверждает тот факт, что творческие люди – граждане мира и их нельзя причислять к определенной национальности.

Что касается моих клиентов, то мне хочется создавать работы для всех, чтобы шляпки смотрелись одинаково красиво как на китаянках, так и на американках. Я за универсальную и интернациональную красоту. И хотя российская мода приблизилась больше к европейским стандартам, чем Беларусь, все же ей еще далеко до высокой моды.

В России народ любит больше поглазеть, но никак не осмеливается применять аксессуары в повседневной жизни. Меня очень вдохновляет Филип Трейси – знаменитый современный модельер-шляпник, и однажды он привез свою коллекцию в Москву. Кстати, именно он был одним из первых, кто дал новую жизнь шляпкам и заставил посмотреть на них с эстетической стороны. Так вот, пришла я на эту выставку и услышала разговор двух статных русских дам в шелках, мехах и золоте. Предметом их дискуссии стала весьма экстравагантная шляпка, которая им приглянулась, но при фразе: «А куда же я буду ее носить?» – все позывы решительности улетучились. Так всегда случается: людям нужно привить чувство раскрепощенности.

Лондонцам этого не занимать – именно в Англии я остро прочувствовала, насколько люди не боятся самовыражаться, там индивидуальность в цене. Менталитет русских людей, основанный на страхе и чужом мнении, – результат советской уравниловки: если все не носят, то и вам незачем пробовать. И это психологически влияет на человека. Возможно, пройдет какое-то время – и люди в России и Беларуси станут проще относиться к себе и своему социальному статусу. Движение в лучшую сторону уже началось, пускай миниатюрными шагами, но все познается методом проб и ошибок. Обидно, что в славянских странах шляпки и головные уборы считаются признаком бабушкиного стиля, залежавшимися вещами из сундука.

shl-5«Сшито идеально без использования техники»

Мне скучно создавать масс-маркет. Мысль о том, что нужно повторить изделие как минимум 10 раз, приводит меня в состояние ужаса. И хотя многие мои изделия достаточно экстравагантные, они удачно вписываются в street-style образы. Шляпки ведь необязательно носить под платье. Мне нравится, когда их комбинируют с брючным костюмом и в повседневной жизни. Я люблю делать не только шляпы, но и ободки, и сама их каждый день ношу.

Когда я училась в Англии у Розы Кори – королевской шляпницы, она мне открыла кутюрную технику шитья. В ней используются машинка и клей, но в исключительных случаях – например, для шляпок flat cap, где все сшивается ровным швом. Поэтому и я изредка использую и клей, и машинку в своих изделиях, особенно при работе с пластиком, металлом, стеклом, деревом. 80% шляпок шьется вручную специальными шляпными иголками, которые, кстати, часто ломаются. По сути, процесс шитья – медитативная работа, и сейчас меня не пугает возможность провозиться целый день со строчками. Сколько мне отведено времени, столько я буду создавать шляпки своими руками! Потому что бесценно слышать восторженные отзывы людей о моей кропотливой работе, о том, что многие вещи вживую выглядят еще лучше, чем на фото. Именно благодаря тому, что все изделия создаются руками, они получили название couture – то, что сшито идеально без использования техники. Сейчас век массового производства, и повальная штамповка убивает качество, поэтому я очень люблю винтажные вещи с блошиных рынков – они совсем по-другому сделаны.

shl-7Хозяйка одной из миланских галерей, в которой будут продаваться мои шляпы, очень придирчива к качеству. Каждую шляпку она рассматривает досконально, не упуская из виду ни один шов. Поэтому при встрече с такими знатоками приходит осознание того, что так и должно быть. Если бы я не выкладывалась по максимуму, мои работы не выставлялись бы в галерее Милана. Тот, кто хочет быть наверху, должен всегда иметь цель на уровень выше и ни в коем случае не жалеть времени на качество. Я за то, чтобы хоть десять раз все переделать, но в итоге добиться исключительного изделия.

Многие готовы помочь именно в создании шляпок, но пока я все делаю сама. Правда, интерес к моим шляпкам растет, и я уже подумываю о помощниках. Iva Ksenevich – совсем молодой бренд: заниматься шляпками я начала три года назад, продавать изделия – только полтора. Как минимум год ушел на наработку техники и различные эксперименты. До сих пор я нахожусь в процессе обучения, и куда бы ни ехала, всегда ищу людей, связанных с миллинери. Сейчас общаюсь с кутюрье из Парижа, которого вдохновили мои шляпки, и он предлагает создать совместную коллекцию. Так что всегда есть к чему стремиться!

shl-3«Беларашен герл»

Обеспечением обучения я занималась сама, на курсы в Париже и Лондоне заработала парикмахерским делом. В поисках мне очень помог иняз – если бы не языки, я бы не смогла ни с кем контактировать. Я очень люблю приезжать в Беларусь к родителям, друзьям. Раз в два-три месяца бываю на родине. Да, я не готова здесь жить, мне постоянно нужно вдохновение и поиски новых идей, но мне приятно, что Беларусь – моя родина! Даже за границей, отвечая на вопрос о моем происхождении, я всегда делаю акцент на том, что я не «рашен», а «беларашен герл»! Мне приятно, что, заводя новые знакомства, люди интересуются нашей страной, а еще приятнее слышать, что здесь уже кто-то побывал.

Кстати, первыми моими клиентами были подруги моей мамы. У мамы есть небольшая коллекция моих шляп, а ее подруги достаточно светские дамы. Однажды мне поступило предложение принять участие в Белорусской неделе моды, но, к сожалению, на тот момент у меня не получилось. А вообще я бы очень хотела организовать показ и, может, даже выставку своих работ в Беларуси.

shl-4«13»

Моя первая коллекция была создана в 2013 году и имеет символичное название – «13», так как сделана из 13 шляп. Для меня она самая трогательная, потому что первая. Для дизайнера в его карьере нет ничего сложнее, чем первая коллекция, – это как родить ребенка. До этой серии я делала только единичные изделия, а здесь нужно было продумать целую историю в едином стиле. Я выбрала геометрию. На пятой-шестой шляпке я была настолько обессилена, что села и расплакалась. Конечно, я доделала ее до конца и повезла в Лондон, где мои шляпки вызвали очень хорошую реакцию. В Лондоне шляпы далеко не новинка, тем не менее даже люди из сферы моды наговорили мне комплиментов и оценили по достоинству мой дебют. Это придало уверенности, ведь Лондон – родина шляпного движения. Кстати, половина изделий из линии «13» так и осталась в Лондоне, остальная – распродалась. Каждому дизайнеру первую коллекцию нужно пережить самому, не давать ее никому шить, а прочувствовать процесс самостоятельно, – все великие мастера прошли через это.

Сейчас я в Норвегии. (апрель-май 2015 г. — прим.ред.) Здесь у меня нет студии, где бы я могла шить, поэтому рисую объемные картины. Я привыкла к ежедневной работе, и если не шью, то делаю что-то другое. Свои рисунки дарю друзьям (смеется). Еще мне бы хотелось поработать над созданием маленьких сумочек. А вот за дизайн одежды я вряд ли возьмусь, потому что для меня это слишком глобально. Нравится скульптура. Вообще пробовать всего по чуть-чуть – как игра в разные игры. Чем разнообразнее творческая жизнь, тем интереснее. Лично меня может вдохновить абсолютно любая вещь, а люди – в особенности. А если я еще и влюблена в кого-то…

shl-6«Люблю рискованных невест»

Много шляпок и тиар делаю для невест и ценю, когда шляпку выбирают как альтернативу фате на свадьбу. Первую свою тиару сделала в духе Cartier. На это меня вдохновила Венеция: там я купила интересные кристаллы и по приезде решила попробовать новую технику. Результат прекрасно влился в свадебный образ в стиле 30-х годов. Понимаете, фата – слишком скучный для наших времен аксессуар, и я решила создать свадебную коллекцию, над которой до сих пор работаю. Первая часть работ есть на сайте, называется W Day. Мне хотелось сделать нетипичные украшения для невест, поэтому в коллекции есть красная шляпа с вуалью.

14Наши невесты в роли шляпы привыкли использовать максимум котелки, а мне хочется сломать этот стереотип, тем более шляпа, как никакой другой аксессуар, может создать образ королевы. Люблю рискованных невест! Недавно на свадьбу сделала скорее не шляпу, а инсталляцию с голубиным крылом и органзой. Для этого образа невеста на свадьбе даже сменила белый цвет платья на серебристый отлив. В моем понимании, невеста должна выглядеть уникально.

shl«Где живут самые стильные женщины? Конечно же, в Англии!»

Мне вообще нравится, как люди одеваются в Лондоне. Да что говорить, если этот город меня на все вдохновил! Когда я только туда приехала, удивилась, насколько девушки органично сочетают шляпки с гардеробом. На втором месте – Италия: женщины в возрасте здесь безумно грациозные и стильные, они – как дорогое вино. Не стесняются своего возраста и не делают пластических операций, а просто наслаждаются собой. В Париже тоже можно встретить интересных дам. Нью-Йорк для меня обособленный город: я до сих пор не могу понять, насколько он причастен к определенному стилю, – там столько всего замешено. В этом городе люди самовыражаются, но все они немного trashy, у них нет общей целостности.

Для меня самые счастливые моменты в жизни связаны с самовыражением. С моей подругой в Лондоне мы часто наряжались в платья, надевали шляпки, делали красивый макияж и прическу и шли в ресторан. Это чувство восторга, свободы, чувство того, что ты ничего не стесняешься и не боишься косых взглядов вокруг, потому что, когда ты любишь себя, на тебя все смотрят с улыбкой и восхищением – происходит обмен энергией. Надеюсь, что во всем мире настанет время, когда понимание индивидуальности займет важнейшее место в жизни. Особенно для женщины, ведь она должна дарить всем свою красоту, как цветок.

Подготовила Екатерина Пирожок