img_9993-1

Грани красоты

Мы всегда стремимся получить наслаждение, созерцая красивое. Мы всегда стремимся не получить отвращение, увидев уродливое. Мы считаем себя эстетами, наблюдая прекрасное. Мы считаем себя эстетами, отвергая ужасное. Мы за красоту умираем и убиваем, надеясь, что именно она поможет спасти мир.

В моменты головокружительных эмоций от эстетического мы не всегда вспоминаем, что красота – вещь субъективная, доверяя при этом объективному, как нам кажется, мнению.

И вот уже мы, эстеты, прощаем Наоми Кэмпбелл ее кривые пальцы на ногах, а Каролине Курковой – отсутствие пупка.

А что же уродство? Ради него мы ничего не делаем, ну разве что телодвижение в сторону, ему противоположную.

Кстати, маленький ликбез. Исконный смысл слова «урод» – первенец у рода, «близкий к Богу», отмеченный божественным даром. Этот дар может проявляться и как физическое совершенство, и как особые способности. Первенец, появившийся в семье, всегда считался прекрасным и величайшим благом. Он находился под непосредственным покровительством рода и имел первостепенное значение, именно потому и именовался уродом. К сожалению, истинное значение этого слова было утрачено с течением времени и смены поколений и приобрело сегодня негативное звучание.

Вас это не наводит на размышления?

Красивы, значит, совершенны! Звучит непоколебимо фундаментально. Но… Совершенство имеет особое положение в ряду вечных ценностей. Помимо красоты, оно предполагает присутствие каждой из других ценностей: добра, верности, полноты существования. К слову, совершенством обладают не только позитивные гармоничные, эстетичные явления (прекрасное, идеал, изящное, грациозное и т. д.), но и дисгармоничные (трагическое, ужасное, уродливое, низменное и т. д.), так как и в тех и в других наиболее полно выражается сущность данного рода явлений. Итак, господа, уродство в современном звучании есть совершенство!

Стремление к совершенству выступает как один из главных мотивирующих факторов поступков человека. Кого-то оно мотивирует лечь на операционный стол и закачать в себя тонну силикона. А кому-то физические или иные недостатки помогают развить необыкновенную энергию для их преодоления и стать совершеннее других в той или иной области.

И вот уже мы, эстеты, прощаем Шону Россу уродливый нарост на переносице, Винни Харлоу – белые пятна от витилиго на черной африканской коже, а Мелани Гайдос – эктодермальную дисплазию, приводящую в ужас окружающих.

Да, уродливость, безобразие не ценности, ибо ценность содержит в себе лишь положительную значимость. Но именно в отношении к безобразному обнаруживает себя противоположное ему проявление прекрасного. К примеру, грациозность – грань красоты, а неуклюжесть – уродство. Но если неуклюжесть мила, то она становится специфической гранью красоты, особой грацией иных движений!

И вот уже вы, эстеты, прощаете моей дочери ее неуклюжую походку на подиуме. Вот оно – настоящее «мужество несовершенства», позволяющее принимать себя и окружающих такими, какие они есть.

Объяснить и определить красоту и уродство исчерпывающе вряд ли вообще возможно, ибо в них всегда был, есть и будет момент тайны, что-то необъяснимое, противоречащее обычной логике понятий. Что-то, что требует не столько рационального понимания, сколько чувствования. Почувствовав это «что-то», начинаешь прозревать: какая разница, кто ты есть на самом деле – «красавица» или «у рода»? Главное – быть Человеком!