XQAlnC7yAzk copy

«Гнездо разврата»

Если у меня будут дети, я обязательно их отдам в детский сад, а потом еще и в пионерлагерь поедут, хоть сейчас пионеров и нет. Если бы не эти два места, то я был бы совсем нелюдимым, а в роботизированном мире среди порабощенных интернетом людей, социализация – наше всё. И нельзя упустить этот важный момент в детстве. Мой пик тестостероновой брутальности как раз пришелся на возраст от 5 до 12 лет.

Очень любил я фильмы с Брюсом Ли и прочий «Кровавый спорт». Подражал, махал руками-ногами как умел. Что-то даже бил в квартире, но мне прощали. При этом Костя пяти лет от роду был очень спокойным мальчиком, всегда пытался договориться, но дважды сорвался. На месте выпаса детей в саду у нас были установлены деревянные домики. Взрослый туда войдет с трудом, а детей может набиться нормальная кучка. И вот я, весь такой скромный и харизматичный одновременно, стою на небольшой верандочке этого домика, и тут на меня сзади нападает Андрей. Он до этого обижал жгучую брюнетку Свету (имя реальное, помню, нравилась она мне), а я поставил его на место. Без рукоприкладства, по-джентльменски, сурово объяснил, что нельзя так с девочками. Он опешил, перестал, а когда я отвернулся спиной – он на меня! Да и вцепился своим плохо постриженным ногтем в правую щеку. Больно. Я хватаю его за руку, подседаю и рывком вверх… Короче, я его четко бросил через плечо на этой веранде, он перелетел парапет и на землю шлепнулся спиной. Мне за это ничего не было. Кровь из щеки хлестала так… Шрам до сих пор есть, если всматриваться и знать куда. Вообще красавец – подрался из-за женщины в пять лет или в четыре, точно не помню!

Второй раз «кровавый спорт» сказался спустя какое-то время, когда на меня напал Коля. Он пару раз ударил меня по лицу, а я взял и сделал ему такую классную подсечку, что Джеки Чан аплодировал бы стоя этому мальчугану. Да что-то черт меня краснолицего и почти в слезах дернул объяснить ему, что так нехорошо. Драться вообще плохо, а чтобы он выслушал меня – наступил слегка ему на руку, Колька же лежал как раз. Итог: перелом какой-то там кости у него. Зато больше ко мне не лез, да и тот Андрей со мной потом не задирался.

Можно подумать, что я был плохим парнем и хочу своих детей сделать такими, но поверьте, это не так. Во мне в те малолетние годы было больше чуткости и доброты, чем сейчас. Да и я легко понимал, что от меня хотят женщины: одна заставляет надевать шапку и колготы – мама, вторая требует доесть манку – воспитательница, а девчонки из группы хотели только одного: поцелуев. Хотя ничего у девочек с возрастом не меняется…

Помните тот деревянный домик? Самого главного, что в нем происходило, не знали даже воспитатели. И если моя мама прочтет этот текст, то это станет сюрпризом и для нее. Напомню, что в него можно было забиться большой толпой, а еще маленький Костя камнем загнул все торчащие из крыши гвозди (мужик с варежками на резинке, не иначе!) – и там появилось что-то вроде второго яруса, а стало быть, помещалось больше людей! Заходили в сей домик три мальчика: я, Коля (мы с ним подружились) и Дима (симпатичный был тоже). Мы своими пятыми точками закрывали отверстия, которые выполняли функцию окон. В домик забивались девочки и… целовались мы с ними по кругу. В основном просто чмокались в разной степени сжатые губы, а вот Светка умела с языком целоваться. В детском саду, да с языком! Я в том домике так натренировался, что до сих пор пригождается тот багаж знаний.

Помимо Светки мне нравилась еще Анечка. Блонда-блонда. Во время тихого часа воспитательница некоторое время сидела в спальне, что-то писала, а потом, когда все засыпали, уходила. В этот миг маленький Константин вылезал из-под одеяла, сползал на пол и, по дощатому полу с облезающей темно-фиолетовой краской, через всю спальню полз. Добирался до кровати Анечки, забирался к ней – и мы о чем-то говорили, укрывшись одеялом с головой. Подробностей наших бесед я не помню уже, к сожалению. Ни разу нас не засекла воспитательница. Ни разу! Как вы понимаете, умение крутить шашни и «не спалиться» очень важно в жизни.

Беззаботное, лишенное комплексов и табу, было время. Не нравится человек – повалил на пол и объяснил, что так нельзя. Можно даже руку сломать нечаянно. Или вот почему сейчас так сложно поцеловать ту, которая нравится, да и в постель к ней залезть? Я же только поговорить! Честно-честно. Детство, ты куда ушло? Я введу в навигатор адрес и найду тебя, только скажи куда идти.