IMG_0534 copy

Девушка с татуировкой кита

«Ты, когда делаешь татуировку, не задумываешься, что это на всю жизнь?!» – с ужасом спрашивает меня подруга за чашечкой кофе. Мы видимся редко, и новость о моем свежем рисунке на половину бедра заполняет ее информационное пространство и взрывается там миллионами «если». 

А если завтра надоест? А если надо будет устроиться на такую работу, где категорически запрещено будет иметь татуировку? А если ты станешь мамой и ребенок спросит про рисунок? А если избраннику не захочется иметь жену с татуировкой? А если его маме не захочется иметь невестку с татуировкой? А если? А вдруг? А как же?

Я размешиваю свои стандартные четыре ложки сахара в кофе и тепло улыбаюсь подруге, с которой знакомы почти десять лет. Я помню ее студенткой, помню ее эксперименты с волосами, с парнями, с творчеством. Помню мечты о будущем. Помню серфинг по специальностям, потому что молодого специалиста без опыта работы нигде не хотели брать. Мы видимся сейчас редко, но не даем друг другу повода расстаться навсегда. Один из благородных поводов оправдывать наши нечастые встречи – ее декрет.

Я не отвечаю, а лишь надеваю маску немного сумасшедшей подруги-экстремалки и улыбаюсь. Мое внутреннее «Я», упрятанное за решетку социальных норм и лишенное права голоса, отчаянно колотит по прутьям и орет «Свободу попугаям!» Хочется задать всего один вопрос: «Как можно бояться сделать татуировку «на всю жизнь» человеку, у которого есть ребенок?» Я серьезно. Дело не в эстетике татуировки. Никто не спрашивал меня: «Не страшно уродовать свое тело?», потому что уже многие понимают: мое тело – мое дело. Но почему-то всех пугает, что рисунок на теле «на всю жизнь». Так ведь и ребенок у хороших родителей «на всю жизнь» – и их это не пугает.

Парень с девушкой повстречались пару лет – пора жениться. Поженились – пора детей рожать. Вопрос времени в отношениях является определяющим. И только наступив на эти грабли, ты понимаешь, что надо задавать вопрос не «сколько вы встречались», а «как». Вопрос качества первичен. А дети «заводятся» как-то сами, по инерции. Я, может, неправильный человек, но я не рассматриваю вопрос рождения ребенка как процесс. Мне неинтересно «походить с пузиком» и не привлекает желание «покачать ляльку». Нет, это, конечно, все безумно мило и приятно, но я не вижу в этом цели. Ведь моя задача при деторождении – создание нового человека, новой личности. Что я вложу ему в голову? Что я дам этому существу? Какие ценности и идеалы? Какой мир я открою перед ним? Каким он будет человеком, взрослым человеком? Ребенком-то, конечно, он будет самым лучшим, самым талантливым и любимым, вы ж знаете, как это бывает. Это огромная ответственность, и она меня пугает. Больше, чем то, что на моем теле будет какой-то рисунок. Ведь мой рисунок не будет однажды стоять перед моральным выбором: сделать плохо себе или поступить благородно. Мой рисунок не будет ответственным за других людей, и эту ответственность я не буду делить с ним как родитель. Мой рисунок не будет в шестнадцать гулять где-то ночью, пока я пью валериану и молюсь, чтобы он вернулся живым и здоровым, чтобы придушить его за все эти волнения.

Однажды кто-то сказал, что дети – это как татуировка на лице. Странно, но людей шокирует мысль о том, что они могут носить на себе какое-то изображение, и при этом с легкостью совершают гораздо более ответственные поступки: женятся, рожают детей, выбирают профессию. «А как ты будешь выглядеть в 60 лет? Твое тело не будет выглядеть сексуально!» Боюсь, что в 60 лет я и так не буду выглядеть очень сексуально. Меня волнуют другие вопросы: а вдруг я не справлюсь? Не смогу обеспечить своему ребенку достойное будущее, не смогу быть с ним в трудную минуту, не смогу заложить в нем ценности, которые нужны настоящему человеку? Как при этом я буду выглядеть в 60, меня совершенно не беспокоит.

Я допиваю свой кофе и рассматриваю подругу. В ее глазах восхищение моей смелостью, легкий шок. Она осторожно трогает мою татуировку, словно кит может ожить и, взмахнув хвостом, уплыть в закат. Я смеюсь внутри себя, потому что меня рассматривает человек, который сделал гораздо более сложное и важное «на всю жизнь». На что у меня пока не хватило смелости и мужества. Но сейчас я ей об этом не расскажу.

  • Сбитый летчик

    Да, тату можно свести, если уж совсем чё, а вот детей обратно не затолкаешь, а иногда жаль!

    • Maria Stolyarova

      да бог с вами, дети — это чудо)