глаав94A4857

Barbarella… Изящность фарфора

Украшения из фарфора белорусского дизайнера Ольги Анашкиной, основательницы бренда Barbarella, были удостоены чести стать экспонатами Алмазного фонда Российской Федерации. Мы встретились с Ольгой и выяснили, какую роль в ее творчестве сыграла Барбара Радзивилл, почему не каждый решится работать с фарфором, где искать вдохновение и зачем «бежать по горящему мосту»?

_94A4857

– Ольга, скажите, название бренда Barbarella имеет отношение к личности Барбары Радзивилл, которой вы посвятили одну из коллекций, либо одноименному фильму о фантастической женщине?

– На самом деле ни то и ни другое. Название бренду дало имя моей дочери. Ее зовут Варвара. И в силу того, что мы часто путешествуем, во время паспортного контроля пограничники, прочитав имя в документе, восторженно восклицают: «О, Барбара!» Нам понравилось, как это звучит, и, добавив ласкательное «элла», мы получили такое приятное на слух слово.

– В таком случае расскажите и о коллекции, посвященной польской королеве.

– Идея посвятить коллекцию Барбаре Радзивилл пришла уже позже. Очень хотелось создать украшения со смыслом. Чтобы это были не просто геометрические фигуры, а посвящение чему-то значимому и прекрасному. Я обратилась к истории Беларуси, изучала ее не только по книгам, но и совершая поездки по историческим местам. И мне очень захотелось обратиться к образу этой легендарной женщины.

5

– Сколько всего коллекций из фарфора было создано?

– У меня были всего две полноценные коллекции: «Барбара Радзивилл» и Donuts («Пончики»). В планах – создание еще нескольких.

– Вы делаете украшения из такого непростого материала, как фарфор, расписываете их драгоценными металлами. Расскажите, как вы поняли, что хотите работать именно с этими материалами?

– Все началось совершенно случайно, и к фарфору я пришла не сразу. Сперва мне в руки попала шерсть для валяния, я сваляла пинетки и на какое-то время этот материал меня увлек. Но, как оказалось, этот «шерстяной» период был нужен для того, чтобы привести меня к тому, чем я занимаюсь сейчас. Я валяла котенка, подушечки на лапках которому требовалось сделать из полимерной глины. Вот так, однажды взяв в руки, больше ее не выпускала. Тем не менее хотелось двигаться дальше, участвовать в международных выставках. В какой-то момент я поняла, что полимерная глина не отвечает всем моим требованиям, и начала искать новый материал. И таким образом пришла к фарфору.

– В чем именно заключается сложность в работе с фарфором?

– Она заключается в том, что ты не можешь просто открыть интернет и найти там готовую инструкцию «Как сделать украшение из фарфора». Эти знания добываются огромным трудом, поисками и экспериментами.

_94A4941

– У вас есть мастерская, так называемая святая святых?

– Да, у меня есть место, где я работаю. К счастью, жилплощадь нашей квартиры позволила мне выделить отдельную комнату для этих целей, благодаря чему я могу заниматься своим делом долго и имею возможность возвращаться к работе в любое время. Иногда мой рабочий день заканчивается в полночь, но это всегда только мой выбор, ведь график я составляю себе сама.

– Можете рассказать немного о том, как масса фарфора превращается в изящные и утонченные украшения для искушенных ценителей?

– О процессе в двух словах, конечно, не расскажешь. Кто-то из мастеров посчитал, что для того, чтобы вылить одну фарфоровую чашку, нужно произвести около 70 манипуляций. Ведь фарфор – это изначально просто порошок. Его нужно превратить в шликер (жидкий фарфор), который заливается в предварительно изготовленную гипсовую форму. Гипсовая форма впитывает влагу, позже из нее извлекается изделие, обрабатывается и подвергается трем стадиям обжига… Этот процесс затратен и кропотлив. Если принять решение заниматься фарфоровыми украшениями, то нужно быть готовым к тому, что первые несколько лет уйдут только на то, чтобы набить руку.

_94A4851

– Где вы обучались своему изящному ремеслу?

– Изначально меня обучал мастер из Москвы Иван Аркадьевич Грабовенко в Школе фарфора «Иван-чай». Он открыл мне многие секреты. Все остальное я узнавала и постигала сама опытным путем, экспериментировала с разными фарфорами, глазурью, драгметаллами, фурнитурой…

– Как вы охарактеризовали бы стиль украшений? Какая она, женщина, которая выбирает Barbarella?

– Это современная женщина, она живет в ритме большого города, но в то же время ценит традиции. Все-таки фарфор – это материал классический, хотя у меня он обретает современное звучание. Я очень быстро реагирую на новые тенденции и, если какие-то из них мне откликаются, добавляю отдельные элементы в свои украшения. Стараюсь использовать актуальную фурнитуру, применяю барочный жемчуг, который сейчас в особом почете, и камни.

Muzheva_MG_8332

Фото: Евгения Мужева

Muzheva_MG_8682

Фото: Евгения Мужева

– Ваши украшения нельзя назвать просто бижутерией. Это ведь что-то большее, хотя еще и не категория дорогих ювелирных украшений.

– Совершенно верно. Мои украшения относятся к категории demi-fine jewelry. Это полудрагоценная ювелирная продукция, которая заполняет пространство между дорогими ювелирными изделиями и бижутерией и пользуется лучшими свойствами обеих категорий. Данный сегмент появился не так давно, но он очень стремительно набирает обороты. И поскольку для Беларуси это достаточно ново, я могу считать себя в какой-то степени первопроходцем.

– Очень интересно узнать, откуда черпаете вдохновение для своего творчества?

– Вдохновляюсь я многими вещами. Во время работы постоянно слушаю аудиокниги, потому что на чтение времени катастрофически не хватает, слушаю классическую музыку. Из последнего – книги Камю и Рабле. Еще меня очень увлекает живопись Средневековья, несмотря на то что ее не так просто понять человеку ХХI века. Во время путешествий я тоже получаю огромную порцию вдохновения, а моей любимой страной пока остается Италия. Вдохновляют также модные тенденции, которые мне очень интересны и которые я не могу игнорировать, потому что именно они добавляют изделию то самое современное звучание.

Но самая значимая инспирация – это мои клиенты. Часто после общения с ними желание творить взлетает до небес. Все они очень интересные, глубокие личности со своими увлечениями и жизненными историями. И когда они приходят и делятся всем этим, то остается бодрящее ощущение новизны и приятного удивления.

Muzheva_MG_8554

Фото: Евгения Мужева Muzheva_MG_9857

Фото: Евгения Мужева

– Как формировался вкус?

– Ценить и любить прекрасное меня научили родители. Они не жалели времени и средств на путешествия, на посещение выставок, музеев, театров. Жили мы в небольшом российском городе Соликамске, где возможностей для культурного досуга было не так много. И каждые каникулы меня отправляли либо в Москву, либо в Петербург. Я очень благодарна за такое качественное воспитание, которое и сформировало впоследствии мой вкус.

– Узнаваемый мотив ваших коллекций из полимерной глины – лица-маски. Расскажите о них.

– Меня очень вдохновила серия украшений с африканскими лицами английского бренда винтажной бижутерии Askew London. Это просто потрясающие по красоте вещи! Мне понравилось настолько, что я решила воплотить что-то подобное в глине, хотя тот автор работал с эмалями. Естественно, каждый материал диктует свой дизайн. У меня получилось сделать в своем прочтении, хотя вдохновение пришло из пригорода Лондона эпохи 1980-х.

– Есть ли среди украшений то, что вам нравится особенно?

– Я люблю все, что делаю, но особенно восхитительны для меня многослойные колье. Делаю их, как правило, на заказ, потому что это сложная и кропотливая работа, что, естественно, сказывается и на стоимости изделия. Но это украшение, которое при всем своем современном звучании достойно того, чтобы передаваться по наследству и храниться в семейном ларце.

1

– Что вы еще делаете помимо украшений?

– В преддверии Рождества и Нового года – еще и елочные игрушки. Это штучное производство, каждый шар уникален, и они никогда не бывают у меня в большом количестве.

– Где можно приобрести изделия?

– Через мои аккаунты в соцсетях, в магазинах «КанцэптКрама» и Belfashion, с недавнего времени – и в магазине Max Trend. К слову, фарфор я запустила в продажу только в мае этого года, поэтому планы на этот счет у меня грандиозные, в том числе идущие и за пределы Беларуси.

– Думали ли вы о том, чтобы сделать коллаборацию с дизайнером одежды, например. Чтобы украшения стали частью образов для фешен-съемки или модного показа?

– Я была бы не против, но здесь существуют некоторые нюансы. Дело в том, что не все воспринимают фарфоровые украшения, считая, что этот материал не для бижутерии. К тому же из-за хрупкости материала многие его боятся. И еще один момент: украшения в основном минималистичные, тонкие и изящные, и с подиума их практически не видно. Но в любом случае я открыта к сотрудничеству и рассмотрю любые предложения.

2

– Расскажите, как украшения попали в Алмазный фонд России?

– Это событие стало для меня весьма значимым. Я сама заявила о себе (и здесь попутно хочу дать совет мастерам: не стоит запираться в своей мастерской, нужно обязательно о себе говорить). Отправила заявку, ее одобрили, потому что эти украшения считаются уже декоративно-прикладным искусством. Я представила на выставке 4 работы из бисквитного фарфора. Это была двухдневная экспозиция, приуроченная к выпуску книги-каталога С. Е. Коломийцева «Лучшие художники России. Декоративно-прикладное искусство 2018».

– Что в ближайших планах, если не секрет?

– Не секрет. Я очень хочу создать коллекцию, посвященную профессиям. Это будут броши, представляющие собой соответствующие атрибуты: кофейное зерно для бариста, мяч для футболиста… На мой взгляд, получится великолепный вариант подарка. А вообще мои идеи уже распланированы на пять лет вперед.

3

– В какой фразе вы выразили бы свою жизненную позицию?

– Их можно выразить с помощью некоторых показательных ситуаций, которые возникали. Надо понимать, что перед тем как заложить украшения на обжиг, два месяца идет работа. И несколько раз было такое, что я открываю печь, а там брак: трещины, золото провалилось в черепушку… И это ведь никак нельзя предусмотреть. Ошибка может быть заложена на начальном этапе, а вылезти на завершающем. Когда такое происходило, я закрывала печь и, совершенно разбитая, опускалась в кресло. Но потом вспоминала свою ресурсную фразу: «Беги, как по горящему мосту!», вставала и продолжала работать дальше, несмотря ни на что.

Вторая фраза, которую я постоянно держу в голове: «Собака лает, караван идет». Ведь когда ты заявляешь о себе и достигаешь определенных успехов, обязательно находятся люди, которые направляют на тебя свой негатив. И вот здесь важно помнить о своей главной цели и не отвлекаться на посторонний шум.

– Как относятся близкие к вашему занятию?

– Мне невероятно повезло в этом плане, потому что родные и близкие меня поддерживают. И даже случалось так, что когда у меня были большие заказы и не хватало времени, муж помогал в каких-то несложных процессах. Но самое трогательное – это поддержка 5-летней дочери. Мало того, что ей интересна моя работа, она, уже глядя на меня, сама разрисовывает фарфор красками для керамики. Варвара очень гордится, и, когда мы приходим, например, в «КанцэптКраму», она говорит: «Мамочка, твои украшения здесь самые красивые! Я тебя так люблю!» Для меня это бесценно.

Беседовала Юлия Чинвеокву