IMG_1477 1 copy

Арсен Мирзоян. Откровения о любви, музыке и Украине

Пронзительными песнями Арсена Мирзояна я вдохновилась, сидя на балконе с видом на залитый вечерним багровым солнцем Днепр и слушая истории и видеоотчеты моего друга Виталика Пастуха, организовавшего уже более 60 концертов в поддержку украинских ребят на фронте на востоке страны. Я тогда подумала: зачем Арсену, преуспевающему артисту, участнику шоу «Голос країни», где он в составе команды Стаса Пьехи занял четвертое место в финале, подвергать себя опасности?.. 

– Виталик, может, ради пиара? Твой тур «Підтримаємо своїх» все украинские СМИ освещали.

– Да что ты. Он столько отъездил с нами. Я бы почувствовал. Ты представь, иногда во время концертов бывало, что помогали разгружать раненых, а потом для них и выступали. Блок-посты эти… По 15 километров до места могли идти пешком, тащили в руках и аппаратуру, и сумки. И хоть бы кто пикнул…

***

С Арсеном я встретилась в развлекательном центре в одном из красивейших исторических районов Киева. Уставший после долгой фотосессии, Арсен предложил посидеть в местном кафе.

– Так ти з Білорусі? Розумієш українську мову?

– Так, – посміхаюся я. – Я навіть розмовляти вмію.

– Тоді давай борщу, з салом і холодцем.

***

arsen mirzojan

– Арсен, а что за фотосессия была? Ты же мне потом дашь парочку фото для журнала?

– Могу даже парочку эротических фоток прислать (смеется). А почему нет? Я бы даже клип снял с элементами легкой эротики. У людей почему-то отсутствует правильное понимание культуры тела, которое существовало, например, в Древней Греции. Эротика может присутствовать даже в скромном поцелуе, все зависит лишь от способа преподнесения.

– Самый важный вопрос: как твое здоровье? Немногие знают, что несколько лет назад ты потерял слух и тебе протезировали оба уха.

– Сейчас все хорошо. Но тогда… После такой операции нарушена координация движений, учишься потом месяц ходить и «ставить глаза на место»: если поковырять в ухе, можно было заметить, что зрачки направлены в разные стороны (смеется). Или смотришь в одну точку, поворачиваешься, а перед тобой еще то, что видел до поворота головы. Я понимал, что оба уха пластмассовые и с музыкой придется завязать. Но мой хирург сказал: «Сам думай, зачем я тебе слух вернул».

– Ты – инженер цветной металлургии с большим стажем работы на заводе. Не имея музыкального образования, сам пишешь песни. Оказывается, на заводах трудятся столь чувственные натуры?

– Натуры есть везде, весь вопрос в стремлении. Я просто начал писать тексты и музыку. Многие песни того периода канули в Лету, так как стали неактуальными: в них воплощена моя юношеская философия, от которой впоследствии отошел. Сейчас я делаю то, за что точно не будет стыдно. И даже не знаю, когда именно я перестал выбрасывать песни в урну.

– А как все началось? С дворового пения под гитару?

– Нет. Мое творчество всегда было для души, но на своем уровне. У меня не было продюсера, я сам собой занимался, ничего в шоу-бизнесе не понимал, и как продвинуться – тоже не знал. Можно написать хоть тысячу песен, и никто их не услышит. У меня не было момента реализации, но очень хотелось показать себя. Я начал записывать песни в дорогой студии, у дорогого звукорежиссера. И стал понимать, что люди такого уровня работают со мной не просто так. Они в меня верят. Так я записал альбом под руководством Виталия Телезина, известного сотрудничеством с группами «Океан Эльзи», «Ляпис Трубецкой». Снял клип у режиссера Александра Стеколенко, также работавшего над клипами «Океана Эльзы», «Ляписов», Zdob si Zdub. Стоимость того клипа – это мои две годовые зарплаты на заводе.

– Где же ты взял столько денег?

– Я был резидентом проекта Comedy Сlub в Москве, а потом и в Украине. В 2007 году рулил телеканал ТНТ, в 2008-м случился кризис, и все уехали из Москвы. Так еле-еле начали жить украинские программы. Вот и нахалтурил на корпоративах. Все спрашивали, почему я не занимаюсь музыкой в серьезном плане. Но я не хотел так, потребность нужно воспитывать. Вот закончился «Голос країни», меня кто-то узнал, кому-то я вдобавок нравлюсь, тогда и покажу, что у меня уже есть альбом и даже клип.

– Получается, участие в проекте «Голос країни» – вынужденное решение?

– Конечно, если нет багажа, то пробиться тяжело. Поэтому проекты подобного плана – это трамплин. Но есть и нюансы: важно, чтобы продюсеры своими заморочками ничего не испортили. Многих пытаются переубедить, мол, ты вот такой артист. Секундочку, у меня, например, альбом записан, я давно и осознанно в творчестве. С чего вы взяли, что я какой-то не такой? Это вы в прошлом не продюсеры, а сейчас продюсеры. А я в прошлом музыкант и сейчас музыкант. Кем был, тем и остался. Некоторым людям портили амплуа, и это плохо. Мне говорили: «Выбери другую песню. С этой ты вылетишь!» Да ради бога. А так я вылечу с другой, но меня никто не поймет, потому что навязанное продюсерами – это уже не я. Или, допустим, для меня странно, когда в батлах я обходил серьезнейших вокалистов. В общем, мы в эти дела не лезем.

Арсен-проект

– Мне кажется, в таких проектах вокальные данные – одна из составляющих. Зрители еще оценивают харизму, личность артиста.

– На сцену выходит не артист, а денежный эквивалент, который должен вызывать желание его купить. Не более и не менее. Аплодисменты никому не нужны. Есть певцы, способные удивить вокалом. И на этом все. А бывает, что хлопать не будут, а будут хлопать по столу со словами: «Хочу».

– Поэтому на проекте тебя прозвали бунтарем?

– Да не бунтарем. Кого угодно можно так назвать. Тоню Матвиенко давайте так назовем, она отказалась петь на русском языке. Вот так ломают артистов, а потом на сцену выходит «никто», зато продукт массового потребления.

– Некоторые состоявшиеся певцы тоже участвуют в народных проектах. Зачем? Доказать что-то?

– Это промоушен. Зачастую их приглашают продюсеры, которым важен только рейтинг. Но при этом они стараются навязывать свое мнение, а не раскрыть артиста. А что такое рейтинг? Возьми и создай его сам. Ты ставишь песню, которая нравится толпе, значит, ты идешь за толпой. Но ты не относишься к культуре как к таковой вообще. Если ты не привносишь свой вклад в культурное воспитание – ты преступник. Есть своя лепта даже в конфликте на востоке Украины. За 15 лет там не выступал ни один украиноязычный артист. Там не знают украинский язык, и все, кто говорит на украинском, – «бандеровцы». Получается культурное рассоединение страны. А на бюджетные деньги делаются дорогущие праздники с приглашенными российскими артистами. Восточный регион не люблю, за отмывание бабла, за позицию дотационного региона, как кормящего. Я 10 лет работал инженером в холдинге «Метинвест» и знаю, кто кого кормит в этих отраслях. И мы – украинские исполнители – стали для них лишними, а сейчас и врагами вовсе. Возьмите День Победы. «Спасибо деду за победу!» – я говорил своему деду, когда он был жив. Ветеранов тех осталось – по пальцам пересчитать. Чиновники проводят парады и концерты в их честь, там стоит сумасшедший звук, свет, выступают артисты за энные суммы денег, что этим ветеранам хватило бы на профилактории пожизненно и даже кататься в теплые края. А им выдадут разовую премию, может быть, подарят что-нибудь. К чему эта показуха? Не нужны нам их подвиги и сами они не нужны, нужно зомбирование молодежи.

– То есть твое участие в туре «Підтримаємо своїх» – это попытки культурного воссоединения?

– Нет, это посильная реальная поддержка «своих». Есть национализм и патриотизм – два разных явления. Национализм – это правильно. Это когда человек даже не поймет вопроса: почему вы говорите на украинском языке? А как?.. Я же в Украине живу, мне что, на французском говорить? А патриотизм – это когда идет навязывание, мол, французский язык нам не нужен и так далее. Это происходит от того, что люди гордятся не собой, а своей страной. Ребята, надо же гордиться своими поступками, своим народом. Чтобы украинцы, живущие за пределами страны, гордились своим происхождением.

– Все же мне близки мировоззрения хиппи: мы – дети одной планеты, а не бережем ни друг друга, ни планету.

– Это глобализм. Есть люди, ратующие за расу, а есть поддерживающие национальную идею и культуру. В условиях глобализма это невозможно. Глобализм – интересная идея: все братья, один язык на всех и одно мировое правительство (смеется). Но я хочу четко разделять и понимать свою национальность. В каком-то вопросе ваш президент был прав: «Мы гостеприимные, всех ждем, любим и ценим, русский язык – достояние, но давайте понимать, что белорусский язык – родной. Его нужно просто знать, даже если не общаешься с его помощью». Конечно, как литературный инструмент – русский язык гениален. Как искусство надо ценить все. Возьмем русского поэта Ивана Мятлева: красиво и в рифму. Но сейчас такое написать может каждый. И ни один стих не попадет в учебник, а стихи Мятлева попали. Значит, тогда ценили, а сейчас не ценят. Сегодня люди пишут гораздо умнее, если перешерстить поэтов российских и украинских, – я других языков не знаю и не люблю творчества со спекуляцией и пропагандой. Вот музыкант или поэт должен быть глобалистом, как и журналист. Находиться над конфликтом, осознавая ответственность за прививаемые общественности вкусы. Единственная претензия: после развала Советского Союза все хорошее стало российским. Даже песни Владимира Высоцкого.

IMG_6682

– Выходит, искусство глобальным быть не может, его тоже национализируют?

– Как сказал Оноре де Бальзак: «Искусство – лицо нации». Как когда-то Соединенные Штаты сказали: «Вы там с ракетами, с автоматами. Мы вас колой и джинсами доведем до распада». Они так и сделали. У нас сейчас не политический кризис, а национальный конфликт. Решать национальные конфликты с оружием в руках никогда никому не удавалось. Ни один военный не сможет запретить украинцу быть украинцем. Ну, как и россиянину. Все эти провокации – предательство на всех уровнях. Вот я – персонаж из Запорожья. Кто-то называет меня «бандеровцем», «проамериканцем» и «майданутим». А там кричат, что я уже «регионал». Скажите, можно просто работать, не делать никаких митингов? Запорожье всегда было спокойным городом. Все это маскарад, театры и постановки. Не хотят люди работать, жить. Говорят, что не дают им. Кто не дает? Проще всего придумать себе отмазку, чем действительно взять и что-то сделать.

– Вернемся к туру «Підтримаємо своїх». Мне известно, что организатор тура своими силами поднимал каждый концерт, даже заложил в банк автомобиль. Но есть артисты, которые отказывались выступать бесплатно.

– Я платно ездил. Я за это плачу. Мы постоянно собираем и высылаем ребятам средства гигиены, носки, сигареты. Осенью и зимой высылали термобелье, камуфлированную форму на пуху, ботинки «-25 комфорт». Там есть спецрота, им обычная форма не подходит – они спят в снегу. Иногда провиант отправляем. В курсе, что там варят, сами в этих столовых были не раз. Хлопцы, конечно, в лесу самодельничают, еда же по талонам. Хотя для меня это странно. 31 декабря наши волонтеры возили тонну оливье. Новогодняя акция такая была.

– Поменялось мироощущение после увиденного в горячих точках?

– Да… Люди – глупцы. Все эти статусы в социальных сетях, высокие мысли. Проводят параллели, вспоминают Вторую мировую войну, фашистов. И у всех философия. А разве была философия в той войне? Кто-то писал про мирных жителей? Это – война, мирные жители в любом случае будут погибать. И экономику начинают вспоминать, как было, как будет. Все привыкли видеть разницу. Не нужно делать выводы из телевизора. Приезжай и посмотри. Поговори с мирным населением. Чтобы махать языком – надо что-то знать. Я не помогаю армии, я помогаю людям. Ребятам, которые выполняют долг. И хочется быть полезным, но не использованным.

– Не страшно было брать Тоню (певица, дочь народной артистки Украинской ССР Нины Матвиенко, девушка Арсена. – Прим. авт.) с собой?

– Это ее желание. Там было много женщин. Случалось, на блок-постах и потолкаться нужно было, и идти долго, и автоматы, бывало, стреляли. Но там не страшно. Не страшно на войне. Ты можешь находиться в самом опасном месте, с самыми опасными людьми и при этом чувствовать себя в безопасности. Есть видимый враг, его видно в прицел и издалека. А здесь, на гражданке, враг невидимый. Ты, например, публичная личность. Завтра ночью тебя в подъезде зарежут, а ты не поймешь кто и за что.

– Арсен, с Тоней вы познакомились на «Голосе країни» и к отношениям шли очень долго. Ты ведь оставил жену и двух сыновей ради нее. Это было взвешенное решение. Сейчас ты счастлив?

– Счастье – это короткие моменты. В другой ситуации было бы хуже. Все складывается, черт возьми, как я хотел.

– Что для тебя главное в женщине?

– Те обычные понятия, которые применяются, – женственность, феромоны, – ни к чему. Женщина должна быть женщиной. Женщины об этом забывают, но хотят, чтобы мужчины об этом помнили. Но и мужчина есть мужчина, а женщины об этом тоже забывают. Феминизм крепчает в наши дни. Сейчас женщина не будет любить мужчину из-за обаяния. Ей главное, чтобы внимательный был.

– Ты внимательный кавалер?

– Не всегда. Тоня с пониманием к этому относится. Представь себе: завтра два концерта – аншлага, а на сцене будет новый состав, три раза с тобой репетировавший. Но я готовлю завтраки! У нас традиция: по утрам едим овсянку и пьем фреш.

– У тебя есть мечта?

– Открыть металлургический завод. И заниматься творчеством, музыкой. Два альбома уже выпущено, готовимся к третьему. Выпустим третий – займемся четвертым.

– А потом и заводом?

– Завод – дело наживное. В 15 лет я работал монтажником 4-го разряда. С 1993 года и по сегодняшний день работаю на заводах. Я видел, что там было и как было. И знаю, как должно быть.

– Ты амбициозный человек?

– Да. Амбиции – это когда ты говоришь, что нет ничего невозможного, и начинаешь это доказывать. Амбиции – это наш первый тур по Украине. Я понимаю, почему люди меня считали выскочкой. Первый «Голос країни» показывает на всю страну обычного парня, который работает на заводе, и тут не успело закончиться шоу, выходит альбом и тур по Украине. Те, кто знают мои возможности, по-другому относятся к моим амбициям.

– Сейчас ты много пишешь о войне. О чем будут следующие песни?

– Это не прогнозируется. Зависит от музы, от вдохновения. А вдохновить может что угодно – случай, книга, диалог с прохожим. Могу просто ехать в поезде и перед сном написать пару песен. Кто-то, наверное, ждал от меня целый альбом, посвященный войне. Но я написал немного песен. И половина из них осталась на бумаге, это неприятная тема. Я не хочу посвящать свое творчество этой тематике. Есть выводы, на эмоциональном срыве. Но дальше брать, вытягивать из этого философию… Я так не люблю наших конъюнктурщиков.

– Девиз твоей жизни?

– Победа не означает быть первым, победа – это лучше, чем ты был. Тренер всегда говорил: «Ты не обязан сейчас выйти и повторить то, что было на тренировке. Соревнования – это тренировка. А на каждой тренировке ты становишься лучше, чем был. А если ты стал лучше, ты не будешь винить себя в том, что проиграл».

Беседовала Екатерина Нестерович

Фото из личного архива 

  • http://desha.by Roman

    Мне очень понравилась эта статья. Хотелось бы побольше таких материалов.