4 copy

Apple Tea: рецепт, проверенный временем

За группой Apple Tea прочно закрепилось звание первопроходцев белорусского джаза. История джаз-бенда началась в 1994 году, и, всем перипетиям вопреки, музыканты до сих пор вместе, продолжают активно выступать, участвовать в международных проектах и джазовых фестивалях. О «Джазовом мосте» в Минске, гендерном вопросе в джазе и рецепте «Яблочного чая» – в нашем интервью.

Действующий состав (слева направо): Михаил Филипеня-младший (гитара), Игорь Лютый (саксофон),  Александр Сапега (ударные),  Александра Захарик (вокал),  Константин Горячий (клавишные),  Артем Краснобаев (клавишные),  Игорь Сацевич (бас-гитара), Виталий Ямутеев (саксофон).

Действующий состав (слева направо): Михаил Филипеня-младший (гитара), Игорь Лютый (саксофон), Александр Сапега (ударные), Александра Захарик (вокал), Константин Горячий (клавишные), Артем Краснобаев (клавишные), Игорь Сацевич (бас-гитара), Виталий Ямутеев (саксофон).

– В проекте «Джазовый мост» Apple Tea c 2010 года. Даже сложно представить его без вашего участия.

Константин Горячий: Наверное, организаторы видят в нас потенциал (улыбается). А если без шуток, то «Джазовый мост» – отличная возможность работать вместе с артистами мировой величины на одной сцене, аккомпанировать им. Чего стоят только совместные концерты с Грегори Портером, Сачалом Васандани, Иеном Шоу. Невероятно приятно, что Apple Tea имеет к этому отношение.

Александр Сапега: Выступление Грегори Портера, двукратного обладателя премии «Грэмми» (музыкальная премия Американской академии звукозаписи, одна из самых престижных музыкальных премий мира. – Прим. ред.), я считаю настоящей удачей не только для белорусской публики, но и для нас, джазовых музыкантов.

Несмотря на свой статус, Грегори абсолютно простой и открытый человек. Помню, как после концерта он хлопнул меня по плечу и сказал: «Thank you, brother». Это лучший профессиональный комплимент для меня. Благодаря «Джазовому мосту» мы общаемся джазово, континенты и статусы здесь не в счет.

Виталий Ямутеев: «Джазовый мост» дает и зрителям, и музыкантам качественный культурный обмен. У нас есть возможность знакомиться с джазовой культурой США, Великобритании, Германии, Швейцарии, Польши, Литвы, России. В конце сентября этого года в Минск приезжало швейцарское джаз-трио VEIN, которому я аккомпанировал как саксофонист.

А 13 ноября уже всем составом «Яблочного чая» мы выступили на сцене драмтеатра имени Горького (Национальный академический драматический театр им. М. Горького. – Прим. ред.) вместе с американской джазовой вокалисткой Деборой Картер и представили белорусской публике программу, посвященную творчеству великой Эллы Фицджеральд и ее 100-летнему юбилею.

Александр Сапега copy

– Можно ли говорить, что сегодня в Беларуси отношение к джазу изменилось в лучшую сторону? Что публика понимает и ценит это музыкальное направление?

Александр Сапега: В глобальном смысле ситуация действительно изменилась в лучшую сторону. Это заметно уже по количеству джазовых мероприятий, которые проходят в Минске, и количеству людей, которые на мероприятия приходят. Но если рассматривать ситуацию детально, то есть еще куда развиваться и что совершенствовать.

Джазовая жизнь сосредоточена в столице, в регионах все далеко не так радужно по-прежнему. Кроме того, в Беларуси до сих пор нет джазовой школы, никто особо не занимается подготовкой джазовых музыкантов. По сути, все успехи в этой сфере – благодаря или личному усердию, или счастливому случаю.

В наших музыкальных образовательных учреждениях есть только эстрадные отделения, и я, поскольку сам преподаю в Университете культуры (Белорусский государственный университет культуры и искусств. – Прим. ред.), вижу, чему в целом здесь обучают молодежь. Ратую, чтобы у нас все-таки появилось джазовое отделение. Надеюсь, мои слова будут услышаны.

Факт-лист Apple Tea

  • Первооткрыватели этноджаза в белорусской музыке.
  • Первый белорусский джаз-бенд, который принял участие в крупных джаз-фестивалях Восточной Европы: «Бирштонас-94», «Каунас Джаз».
  • Первые в Беларуси выпустили видеоверсию сольного концерта в режиме live.
  • В 1999 году альбом Angry Girls (с англ. «Злые девушки») стал первым CD в дискографии группы и в истории белорусского джаза.
  • Автор логотипа и обложек 5 последних альбомов группы – дизайнер Владимир Цеслер.

– К слову, в джазе достаточно много женщин-вокалисток, но совсем мало инструменталисток, особенно в Беларуси. С чем связан такой дисбаланс?

Виталий Ямутеев: По моему мнению, джаз требует мужского характера, жесткости. Поэтому в джазе не так много женщин на самом деле. Не потому, что не женское это дело, а потому, что женщины мягче, добрее и чаще предпочитают развиваться в других музыкальных направлениях.

Я знаю прекрасных джазовых инструменталисток – но это женщины с очень сильным характером. Один из ярких примеров – японская пианистка и композитор Хироми Уехара. Пока не услышишь, как она играет, никогда не подумаешь, что эта «девочка в кедах» – гениальный музыкант и звезда мировой джазовой сцены.

Александр Сапега: Я считаю, что нельзя оценивать музыку по гендерному признаку. В том числе джаз. Утверждение, что хорошо джаз могут сыграть только мужчины, – стереотип. В европейском и американском джазе много женщин-музыкантов – интересных, колоритных. Почему мало женщин на белорусской джазовой сцене?

Это недостаток нашего музыкального образования, о котором я уже говорил. Девушки мало вовлечены в процесс. Тем не менее есть и в Беларуси свои «звездочки»: бас-гитаристка Людмила Круковская, вокалистки Евгения Летун, Александра Захарик. Саша Захарик, к слову, с 2013 года входит в состав «Яблочного чая» и выступает с нами. Девушки ничуть не уступают парням по способностям и таланту. Им просто нужно увереннее заявлять о себе.

Константин Горячий

– В 2017 джаз-бенду – 23 года…

Виталий Ямутеев: На самом деле нам все 25. В 1992 году ребята решили объединиться и начали репетировать. Я присоединился в 1996-м.

Александр Сапега: Если уж совсем глубоко копать, то все началось в 1980-х. Но официальным годом рождения «Яблочного чая» стал именно 1994-й: у нас появилось название, и мы впервые выступили как коллектив в литовском Бирштонасе на международном джазовом фестивале. Так что не будем себя сильно старить – нам 23 (улыбается).

Здорово то, что мы до сих пор вместе. И это уникальный случай, если учитывать, что буквально до недавнего времени у нас вообще не было менеджера, продюсера. Своим продвижением мы занимались сами. По сути, «Яблочный чай» стал своеобразным прецедентом в развитии джазовой культуры в Беларуси и примером для многих музыкантов. Думаю, секрет нашего «чая» в том, что нас объединяет не коммерческая цель, а крепкая многолетняя дружба.

Виталий Ямутеев: Мы не просто друзья, а практически семья. Мы вместе и на репетициях, и в жизни. За все это время умудрились не надоесть друг другу (смеется). Бывает, ругаемся. Но для встряски это тоже необходимо. Поругались, помирились – дальше идем.

097

– Если бы была возможность, что изменили бы?

Виталий Ямутеев: Все, что мы сделали, – все правильно. Игорь Сацевич пишет прекрасную музыку. Собственно, он автор почти всего репертуара «Яблочного чая». В последние несколько лет пишет Костя Горячий. Почти созрел и наш Михаил (Михаил Филипеня-младший. – Прим. ред.). Я тоже пишу, но пока это лишь ерунда, мои «гениальные нетленки» не хочется ребятам показывать (смеется).

Константин Горячий: Если смотреть на те композиции, которые мы играли 20 лет назад, то лично я бы все сделал иначе. Не потому, что было сделано плохо, а потому что сейчас видение в корне изменилось. Хотя мы провели такой эксперимент: попробовали переиграть одну из наших лучших композиций – и получилось совсем по-иному, но не так хорошо, как первоначально.

Вроде бы те же самые ноты, однако всегда выходит по-новому. Но это импровизация, она не может быть одинаковой два раза подряд. Объяснить, почему один раз получается хуже, в другой – лучше, сложно. Это состояние «здесь и сейчас».

Александр Сапега: Как было, так должно было быть. Я помню нас 20-летних. И знаете, мы совсем не изменились. Конечно, обросли опытом, солидностью (улыбается), но сохранили желание пробовать новое, удивляться и удивлять. Если бы этого не было, мы бы уже не занимались музыкой. «Яблочный чай» – это судьба.

Беседовала Наталья Гантиевская

Фото из личного архива

При содействии концертно-гастрольного агентства «Эквилибриум АРТС»