%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d1%87%d1%83%d0%ba-1

Анна Ковальчук: «Удача и настоящий подарок для меня – сыграть юмористическую роль»

Анну Ковальчук – актрису петербургского Театра имени Ленсовета – миллионы телезрителей знают по фильмам «Тайны следствия», «Адмиралъ», «Мастер и Маргарита», «Особенности национальной политики», «Против течения» и др. Питерские театралы могут видеть ее в спектаклях театра, в котором она служит без малого 20 лет: «Все мы прекрасные люди», «Три сестры», «Я боюсь любви», «Night and day», «Город. Женитьба. Гоголь.».

– Спектакль, который вы привезли в Минск, очень петербургский. А были ли у вас кинороли и фильмы, связанные с Петербургом?

%d0%b2%d1%81%d0%b5-%d0%bc%d1%8b-%d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%ba%d1%80%d0%b0%d1%81%d0%bd%d1%8b%d0%b5-%d0%bb%d1%8e%d0%b4%d0%b8-img_0444

«Все мы прекрасные люди»

– У Владимира Бортко в фильме «Петр Первый» я играла Анастасию Трубецкую-Кантемир. В «Адмирале» исполнила роль Софии – жены Колчака. Когда столкнулась с характерами, которые воспитывались в настоящем Петербурге, поняла, что только в этом городе могли появиться мои героини. Мы много говорили об этом с режиссерами. И моя героиня в «Тайнах следствия» – тоже типичный петербургский человек. Но у каждого все-таки свой Петербург. Мы и режиссер Юрий Бутусов попытались показать его в спектакле «Город. Женитьба. Гоголь», который привезли в Минск. Нам показалось, что Гоголь мог бы увидеть современный Петербург именно таким.

– Вы выбрали театральный институт в очень непростую эпоху 1990-х, когда многие артисты, режиссеры, наоборот, уходили из профессии. Почему вы пришли в театр? Возможно, были кумиры, которые и определили выбор?

– Все, что я видела в те годы в петербургских театрах Малая драма (Малый драматический театр.Прим. ред.), Мариинка (Мариинский театр.Прим. ред.), Александринка (Александринский театр.Прим. ред.), было великолепно. И я не чувствовала какого-то провала в профессии. В таких больших театрах на постановки всегда выделялись достаточные средства для создания качественного продукта. Я бы сказала, что непростую эпоху мы чувствовали по холодильникам дома, но никак не связывали ее с театром. Мы с утра до вечера учились в академии (Рос­сийский государственный институт сценических искусств.Прим. ред.), отдавались учебе, и я как-то не думала вообще о том, что не смогу сниматься или работать на сцене. Я выросла на прекрасных фильмах, у меня, безусловно, были кумиры: Андрей Миронов, Михаил Боярский, конечно же, Олег Табаков… И сегодня все, что делает Олег Павлович, – это бальзам на душу, его искусство за­вораживает. Возможно, желание быть похожей на великих и, как фокусник или маг, завораживать людей и привело меня в театральную академию.

 

%d0%b3%d0%be%d1%80%d0%be%d0%b4-%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d1%82%d1%8c%d0%b1%d0%b0-%d0%b3%d0%be%d0%b3%d0%be%d0%bb%d1%8c-imgl5737

«Город. Женитьба. Гоголь»

– В ХХ веке в русском театре и кино существовала непрерывная преемственность поколений. А сегодня? Расскажите, пожалуйста, о ваших учителях и старших коллегах.

– Мой педагог Елена Игоревна Черная служила в Александринском театре – играла в спектаклях и делала постановки. Когда я училась на третьем курсе, она позвала меня в Александринку для участия в спектакле по Островскому «Бедность не порок». После этого я уже не боялась, что никогда не попаду на театральную сцену. А на четвертом курсе Геннадий Рафаилович Тростенецкий, известный питерский режиссер, пригласил меня в Театр имени Ленсовета. Это было великолепно, о таком я могла лишь мечтать, мне не пришлось проходить ни прослушивания, ни показы, все как-то само собой получилось.

В Ленсовете в разные периоды истории работали потрясающие профессионалы – Алексей Петренко, Алиса Фрейндлих, Михаил Боярский, Елена Соловей. Ставились фантастические спектакли. Когда я пришла в театр, посчастливилось поработать вместе с Костей Хабенским и Мишей Пореченковым. Потом ребята уехали в Москву, в МХТ, и начали там развиваться каждый по своему пути.

Поначалу старшие коллеги помогали и подсказывали, после спектакля или во время антракта кто-нибудь из взрослых артистов подходил ко мне и советовал: «Лучше сделать вот так – и тебе будет удобней» или «Тебя не слышно, будь громче». Сейчас все стали более «деликатны»… А я, когда была возможность, частенько смотрела спектакли, сидя на «деревяшке» – это такой выход из кулис, где ты практически на сцене, но не виден, зато весь спектакль – как на ладони. С удовольствием наблюдала, как работают коллеги на сцене.

%d0%bc%d0%b0%d1%81%d1%82%d0%b5%d1%80-%d0%b8-%d0%bc%d0%b0%d1%80%d0%b3%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%82%d0%b0-002

«Мастер и Маргарита»

– С кем из кумиров вам довелось встретиться по работе в кино или на театральной сцене? Есть ли интересные истории о таких встречах?

– Я не очень умею рассказывать истории. Но если посмотреть мои фильмы, можно увидеть, с кем мне посчастливилось работать: Кирилл Лавров, Олег Басилашвили, Александр Абдулов…

Для телевизионного сериала «Тайны следствия» снято уже 15 сезонов. И в каждой серии появляются новые персонажи. Благодаря этому я познакомилась со многими, иногда мне кажется – со всеми, петербургскими актерами. И это здорово.

Я снималась и в Минске, в картине «Рифмуется с любовью». Я играла доктора. Тема фильма мне очень нравилась – она вообще благостная, такие роли исполнять — большое счастье. Съемки продолжались три недели, и я жила здесь, в Минске. С удовольствием вспоминаю эти дни, приезжала моя семья, и мы наслаждались спокойствием, уютом, чистотой, тишиной, доброжелательностью людей.

– Можно ли сказать, что ваше амплуа – положительные, «правильные» героини?

– У меня были разные роли. Разве можно назвать абсолютно положительной героиней, например, Маргариту из фильма по роману Михаила Булгакова? Была также очень сложная роль в сериале «Дело капитана Рюмина». Я играла сумасшедшую в прямом смысле этого слова, которая сбежала из психушки и стала преступницей. Когда я работала над этим фильмом, поняла, что мне такие роли не нужны, не нравятся, не импонируют, они меня не очищают и ничего мне не дают.

%d0%bd%d0%b0%d1%82%d0%b0%d1%88%d0%b0-%d1%82%d1%80%d0%b8-%d1%81%d0%b5%d1%81%d1%82%d1%80%d1%8b

Наташа «Три сестры»

– Но распространено мнение, что отрицательные роли двигают вперед актера в профессиональном смысле.

– Для меня творческое развитие заключается в другом – в возможности дарить позитив людям. Потому что человеку и так нелегко живется. Я сама люблю прийти в театр и увидеть что-то светлое, позитивное, вдохновляющее. Для меня большая удача и настоящий подарок – сыграть юмористическую роль – смешного персонажа, но не злого и не отрицательного.

– А получается? Говорят, клоуном надо родиться…

– Да. В институте я играла дипломный спектакль «Юбилей» по Чехову – очень смешной. Позже, уже в Ленсовете, режиссер Юрий Бутусов, когда мы репетировали тургеневский «Месяц в деревне» (спектакль называется «Все мы прекрасные люди».Прим.ред. ), вспомнил мой диплом со словами: «Я же видел тебя, ты же очень смешная, было очень весело, давай – вытаскивай это!» Может быть, я родилась клоуном, просто не все режиссеры, у которых я сейчас работаю, раскрыли во мне это. Самое большое мое удовольствие в детстве было смешить других людей – как и у моего сына сейчас. Хорошо помню эти эмоции: когда я старалась развеселить, пела, кривлялась, а люди в ответ смеялись, – тогда я чувствовала просто чистую радость.

42e982b70a36558185f07a5344d7778f– Расскажите о вашем городе, о любимых местах, уголках, с которыми связаны воспоминания.

– Я переехала в Петербург с родителями в четыре года (Анна родилась в г.Нойштрелиц, Германия, где служил отец.Прим. ред.). Обожаю этот город. Мне трудно восхищаться другими местами, потому что я невольно все время сравниваю. Я знаю, что в Петербурге, гуляя по одной Фонтанке, можно потратить недели, чтобы узнать побольше о зданиях, на ней расположенных, – почти каждое из них с историей.

Мы живем не в центре, на окраине, ближе к Финскому заливу, дети могут и к морю ходить, и в парках гулять. В центр мы, безусловно, выбираемся: в Эрмитаж, в Русский и другие музеи, которых у нас огромное количество. Интересно, что практически каждый музей сохраняется людьми фанатичными – в хорошем смысле этого слова. Они, как свой дом родной, хранят традиции. Я счастлива, что это не переросло в коммерческое действо. Одна из наших семейных традиций – прогулки на катере в хорошую погоду, это красиво, приятно, познавательно. Сын любит посещать Храм Спаса-на-Крови. Я – Царское Село и вообще пушкинские места. В школе я даже посвящала стихи Александру Сергеевичу Пушкину – это была моя первая любовь.

Мы часто бываем в Исаакиевском соборе, я люблю присоединяться к разным экскурсоводам, каждый из них рассказывает свои истории, поэтому там можно находиться часами. Но все-таки устаешь, ребенок хочет перекусить, выходишь, а рядом есть так называемый «видовой» ресторан, мне нравятся и такие развивающиеся инфраструктуры: сидишь за столиком – и у тебя перед глазами вид прямо на крышу собора.

Я люблю запах Петербурга, который чувствуешь особенно остро, когда возвращаешься в этот город, это — запах детства, вызывающий щемящее чувство. Мой город – это как отчий дом, я его люблю, я радуюсь за него, он сейчас особенно прекрасен, его сейчас так украшают. В Петербурге столько дорогих сердцу мест, что невозможно выбрать одно, чтобы им наслаждаться.

Беседовала Ольга Савицкая

Фото предоставлены Санкт-Петербургским академическим театром им. Ленсовета