главная змиева

Алла Змиева: «Чтобы воспринимать произведения искусства, необходимо свободное сознание»

Арт-рынок, арт-менеджмент, кураторский проект, куратор – эти слова вы не услышите в повседневности – они из особого мира, в который есть допуск только самым интересующимся. Посещая выставки, мы почти не задумываемся о том, кто такой куратор и почему его работа важна. Куратор – это чаще всего неизвестное нам имя, написанное мелким шрифтом на афише. Эти люди не входят в топ богатых и влиятельных жителей страны, а могли бы. Ведь именно они являются трансформаторами идей в мире искусства и способны сделать так, чтобы вы эти идеи поняли.  Кто такие кураторы выставок, что такое кураторский проект, как обстоят дела с арт-рынком в Беларуси и существует ли он вообще, – в нашей беседе с Аллой Змиевой, галеристом, куратором, арт-менеджером, издателем.

Алла картины 108

О традиции коллекционирования в мире и в Беларуси

Многие десятилетия у нас не поддерживалась традиция коллекционировать произведения искусства, стремиться к тому, чтобы создавать личные собрания и оставлять их потом как национальное достояние. В период СССР только партийная элита могла позволить себе приобретать дорогостоящие предметы искусства или антиквариат. Считаные люди покупали произведения для собственного пространства. Однако почти никто не задумывался о том, как эти накопленные предметы искусства сделать публичным достоянием, как обеспечить доступ к драгоценной коллекции.

Совершенно противоположная ситуация была в Европе и в Америке: основой почти всех мировых музеев являются частные коллекции. Известные российские меценаты Мамонтов, Третьяков, Щукин были создателями частных собраний, ставших позднее основой коллекций крупнейших российских музеев. Единственная коллекция, которая в Беларуси на данный момент оформилась в постоянную экспозицию, – это корпоративная коллекция Белгазпромбанка.

Важно понимать, что в Беларуси сегодня продолжается процесс формирования национальных элит, и в силу исторических реалий у нас отсутствует аристократия, традиционно проявляющая интерес к коллекционированию произведений искусства. Культурная элита преимущественно состоит из представителей творческой интеллигенции. Объекты искусства, как правило, понятны и интересны самим художникам, которые зачастую сами же и являются собирателями художественных произведений. Это объясняет неразвитый арт-рынок в нашей стране.

Формирование восприятия и вкуса в искусстве – процесс длительный, во многом связанный с образованием и культурными традициями в обществе, и мы находимся в самом начале этого пути. Потребность наполнять свое личное пространство предметами искусства свойственна лишь отдельным людям в нашей стране. У широкой публики традиция приобретать произведения для себя или в подарок близким еще не сформирована. Это в том числе связано с экономической ситуацией и отношением к частной собственности. И также объясняет отсутствие статистики по сделкам на арт-рынке, отсутствие прозрачности продаж, регулярно работающих аукционов и института экспертной оценки.

Что касается систематизированных коллекций в Беларуси, то их практически нет. В европейской традиции, если человек собрал коллекцию, его естественным желанием становится ознакомить мир со своим собранием. Потому что коллекция – в первую очередь отражение характера коллекционера, и только во вторую – это инвестиции. Истинные коллекционеры часто делают серьезные открытия в искусстве, потому что глубоко и долго занимаются предметом своей страсти. Часто даже музейные работники, занимающиеся определенным периодом или художником всю жизнь, менее осведомлены, чем коллекционеры.

Алла картины 192

Я убеждена, что к коллекционированию нельзя подходить только как к инвестированию. Это более глубокая вещь, стиль жизни и стиль мышления.

Если и говорить о коллекционировании во второй половине XX века в наших широтах, то это в большей степени касается книг. В СССР действительно был культ книг, и книгопечатание было на безусловной высоте. Я в своей жизни слышала невероятные истории о том, как создавались частные библиотеки, какие страсти были в ночных очередях у книжных магазинов, как приобретались антикварные книги. В этом случае наша традиция как раз очень близка к западной.

В Беларуси также нет специализированных изданий по искусству, а их наличие является обязательным признаком профессиональных взаимоотношений и существования арт-рынка в стране. Например, американские издания Artforum, Art in America, International review – старейшие журналы, самые авторитетные; очень крутой британский журнал ArtReview; The Art Newspaper Russia – самый актуальный, выходит на разных языках по всему миру. Эти издания не выходят каждый месяц, но по ним ориентируются искусствоведы, коллекционеры, музейные работники, арт-менеджеры, кураторы со всего мира.

 

Про «искусство в массы»

В европейской традиции есть такое понятие: искусство – культ. И подразумевает оно, что существует лишь узкий круг людей, которые понимают эстетическую ценность произведений искусства и разбираются в содержании того, что им предлагают. С этой точки зрения «искусства в массы» быть не может. Однако и Кант, и Шиллер* («Письма об эстетическом воспитании человека». Прим. ред.) в свое время писали о том, что искусство способно разбудить в человеке, даже в самом эмоционально скупом и рациональном, понимание прекрасного. И у всех должны быть надежда и возможность приобщиться к миру культовых объектов.

«Искусство в массы» сегодня – это постер. Не искусство плаката, которое уже осталось в прошлом, а обычный постер. В белорусской реальности искусство относится не к той части культуры, которая рассматривается ценителями и профессионалами, а к массовой культуре. Потому мы имеем то, что имеем, – повсеместные «дожинки».

Мы должны проанализировать те важные национальные культурные явления, которые существуют: могут ли они стать объектами современного белорусского арт-рынка?

У меня есть теория, которая сложилась за многие годы, в том числе благодаря серьезному погружению в темы искусства и посещениям европейских выставок и биеналле: белорусская публика не очень восприимчива к искусству в принципе.

Алла картины 241

Есть нации, которые на генном уровне чувствуют эти тонкие настройки и способны легко проникать в мир искусства, испытывая целую гамму эмоций, – французы, испанцы, итальянцы, например. Иногда я и себя ловлю на том, что не могу просто так, в потоке, погрузиться в произведение. У меня это точно так же не привито, как у многих наших людей. Потому что я тоже продукт своего времени. С другой стороны, иногда бывает такая переполненность эмоциями от увиденного, когда ты просто садишься и плачешь. Вот так я очнулась однажды на четвертом этаже Рейна-София в Мадриде* (Национальный музей Центр искусств королевы Софии. – Прим. ред.). Чтобы воспринимать произведения искусства, необходимо свободное сознание. Когда мы заняты повседневностью, то что может зайти в этот канал? Он просто закрыт.

Что могло бы способствовать развитию восприятия искусства в целом, в том числе через современные формы? Создание полноценного музея современного искусства в нашей стране, как это принято в мире. Это значит, что в коллекции музея собраны произведения современного искусства, признанные экспертами, систематизированные, атрибутированные. Тем более обидно, что у нас в стране нет такого музея, учитывая географическое положение Беларуси. Мы могли бы стать более интересными для туристов, имея такой объект.

О том, что такое кураторский проект и кто такой куратор

Споры о том, является ли кураторство профессией, ведутся до сих пор. Несмотря на то что основные арт-площадки в мире – это как раз кураторские проекты. Например, известная выставка современного искусства Documenta, которая проводится раз в пять лет в немецком Касселе и длится 100 дней, – это кураторский проект. На последней «Документе», которая прошла в Касселе и в Афинах в 2017 году, польский куратор Адам Шимчик работал с 267 художниками и скульпторами. Основной задачей куратора является найти ту самую идею, которая способна объединить совершенно разных художников в единое целое, и грамотно подать ее зрителю.

Видение общей концепции и ее воплощение от а до я – это целое культурное движение, словно мост между мирами для налаживания связей в будущем и для сохранения наследия – вот что такое настоящий кураторский проект. Мыслить глобально, стратегически, быть трансформатором, способным взять культурное наследие, которое существует, и соединить его с миром современным, а после рассказать об этом зрителю – вот что такое работа куратора. Будем реалистами, сегодня посадить человека за чтение книг, чтобы он осваивал наследие прошлого, это редкая удача. Через визуальный ряд, с помощью арт-объектов, лично мне кажется, наладить этот процесс более реально.

В западной традиции кураторство – это чистейшее творчество, даже своего рода некое прорицание, ведь на той же «Документе» задаются тенденции в искусстве на многие десятилетия вперед. Но при этом кураторство – это очень хорошо оплачиваемый вид деятельности. И не только в Америке и в Европе, даже в России кураторы – коммерчески успешные специалисты.

Это очень актуальная профессия будущего. И для нас сегодня она архиактуальна. Если мы хотим, чтобы у нас сформировалась приобщенность к мировому и собственному культурному наследию, при новых темпах жизни и новых условиях, в Беларуси необходимо развивать институт кураторства.

Потому что в этом у нас пока очень примитивный подход. В нашей среде кураторство воспринимается как арт-менеджмент, в европейской традиции – арт-менеджер всего лишь один из членов команды куратора.

Куратор – это необязательно искусствовед. Лучшие кураторы в мире – это философы, историки. Причем на Западе это чаще всего мужчины. У нас – женщины. И единственное, где в Беларуси считается уместным упоминание куратора выставки, – это мелким шрифтом в конце пресс-релиза.

Занятие искусством в жизни я определяю как возможность не чувствовать себя винтиком в социальном механизме, в который все мы встроены практически с рождения. Сфера искусства – это чувства, эмоции, часто сомнения из-за субъективности оценок и подходов. В общем, это то, что заставляет тебя постоянно развиваться и следить, как реагирует твое восприятие.

Бывает, улавливаешь, как притупились твои рецепторы от рутины, которая неизбежна в нашей жизни, значит, пришло время делать очередной «разворот», находить путь, который принесет вдохновение, поможет подняться на новый уровень понимания себя в мире. Для меня в этом состоит смысл жизни – трудиться над развитием своей души, не позволять материальной сфере «забивать» тонкие уровни. Поэтому кураторство в сфере искусства, в моем понимании, не связано напрямую с получением финансовой и материальной выгоды. Скорее – это необходимость делиться с другими своими осознаниями, которые доносишь до зрителя, используя эстетику и профессиональные приемы, что тебе удалось освоить. Этим ты как бы фиксируешь для себя уже достигнутый уровень и двигаешься дальше. Иногда масштаб новых задач глобально отличается от пройденного этапа. Тут уж главное – правильно оценить свои силы и выбрать цель, которая немного их превосходит!

3TM_5208

О проекте к 500-летию книгопечатания в Беларуси

В 2017 году, когда принимались заявки на участие в 57-й Венецианской биеналле, я поняла, что у меня уже давно есть идея проекта и пора ее воплотить. Так родился художественный проект «500 лет. Искусство, книга и искусство книги», посвященный знаменитому белорусскому гуманисту, первопечатнику Франциску Скорине. Грани жизни и деятельности знаменитого земляка, а также исторических реалий того времени отражены в работах четырех белорусских художников-графиков, чье творчество тесно связано с книгой. Павел Татарников, Юрий Яковенко, Валентина Шоба и Владимир Довгяло – эти имена неоднократно отмечены престижными международными наградами, их известность простирается от Западной Европы до Китая, и каждый из них является уникальным мастером.

3TM_5204

Идея проекта – соединение кураторского и издательского опыта в одной концепции, показ выдающихся художественных произведений и произведений издательского книжного искусства. Это оригинальные работы, послужившие иллюстрациями отдельных изданий, а также выполненные специально в рамках проекта произведения, рассказывающие о многогранной деятельности и широкой жизненной географии Ф. Скорины и представляющие главный труд его жизни – Библию, изданную в XVI веке на белорусской кириллице.

3TM_5216

Художественный проект  «500 лет. Искусство, книга и искусство книги»

60544562_2340806692870202_1033008448654016512_o

Художественный проект  «500 лет. Искусство, книга и искусство книги»

Наш проект был особо отмечен Министерством культуры как имеющий национальную значимость. Впервые он был показан на национальной выставке «Скориниана» в Минске, в мае 2019 года он экспонировался в главной галерее Национальной библиотеки Эстонии, а далее его маршрут: Прага – Падуя – Рим – Краков – Вильнюс. Лично для меня, как для куратора, важно, что именно в этом проекте удачно сложилась команда и сверхудачно реализовалась идея.

О выставке «белорусского Дали»

Как галерист я давно начала работу с наследием белорусских художников. Сейчас это работы Георгия Скрипниченко, художника совершенно небанального для нас, интересного, самобытного. Его называют «белорусским Дали», потому что его творчество – абсолютно завершенный сюрреализм, редко встречающийся в Беларуси. Если учитывать, что стиль Георгия Скрипниченко начинался в 60-е годы прошлого века и у него нет академического образования – это просто находка для нашего искусства.

p_147

Благодаря некоторым меценатам и друзьям у него еще при жизни появилось два замечательных художественных альбома. Это большая удача для художника, когда у него есть каталоги. Но то, что с его произведениями не работает ни один профессиональный куратор, ни один галерист – это пример того, как не должно быть, но, увы, есть в Беларуси. Если мы сами не ценим свое, то кто оценит? Я не могла пройти мимо этого наследия. К счастью, мы нашли общий язык и с его наследниками, и с коллекционерами: летом мы покажем собрание его сюрреалистических произведений в Национальном историческом музее, в Гомеле и, надеюсь, в Бресте. Стартуем в июне – приходите.

Алла Змиева (Минск) – издатель, куратор выставок, арт-менеджер, учредитель издательства «Научный мир», основатель культурного проекта «Книжный салон» (г. Минск, 2009 год). Профессиональная деятельность тесно связана с книгой и искусством графики. Сфера художественных интересов – произведения мастеров Парижской школы. За время кураторской работы было проведено более 20 международных и персональных выставок в галереях Национальной библиотеки Беларуси, Национальном историческом музее, Музее истории города Минска, галерее Art librum и на других площадках Беларуси, а также за рубежом. В 2015–2016 гг. была организатором серии международных художественных пленэров «Пространство Сутина», которые проходили в Беларуси и Франции. Как галерист представляла интересы молодых художников на двух минских «Осенних салонах», а также на ярмарке ArtVilnius’18.  В 2019 г. на ярмарке ArtVilnius представляет художницу из Испании Aixa Portero.

Выставка «Сюрреалистические дали Георгия Скрипниченко» будет  проходить до 24 июня в Национальном историческом музее Республики Беларусь по адресу: г. Минск, ул. Карла Маркса, 12.

Беседовала Мария Столярова

Фото: Национальная библиотека Беларуси

Style: Анна Дани

Photo: Николя Лучи

Mua/hair: Виктория Кадлубович