DSC_0677 copy

Алфавит Екатерины Аверковой

Екатерина Аверкова – белорусский режиссер, которую минчане знают по недавно нашумевшей премьере «Синдром Медеи» в Республиканском театре белорусской драматургии, а также спектаклям «Офис» и «Папа» в Национальном академическом театре им. Янки Купалы. Екатерина несколько лет являлась художественным руководителем Могилевского областного драматического театра, сотрудничает с театрами Германии и Швейцарии, но осознанно предпочла белорусскую деревню индустриальным городам.

DSC_0692 copy+ copy+

Ель. Еловые леса обладают определенной энергетикой. Я их не очень люблю, в них немного жутковато. Я думаю, дело в опавших иголках. Ведь когда нижние ветки елей отсыхают, осыпаются иголки, а через них ничего не растет. В еловых лесах практически нет травы, ты идешь по коричневому мягкому ковру, темно, потому что леса обычно густые, и возникает ощущение воронки, в которую затягивает.

Любовь – интересная штука, которую не хочу называть чувством, ведь есть осязание, обоняние и т. д., поэтому назову явлением. Наверное, это единственная вещь, которую, если объяснять с точки зрения биологии, химии, психологии, не ощущаешь. Конечно, любое свое поведение мы можем оправдать скрытым сексуальным влечением, основным инстинктом, еще чем-то. Но я сейчас говорю не про любовь с целью размножения, а про платоническую любовь.

Как только ты пытаешься ее объяснить, она исчезает, но ты можешь описать ее через другое явление. И вот тут очень интересно: любовь к футболисту, которого ты не знаешь, к цветку, который понравился, – все это можно объединить словом «мое». Потому «я» здесь приравнивается к «любви». Мы как раз исследуем его с Виталием Королевым в пьесе, которую сейчас пишем.

Мама. Мне иногда кажется, что я не очень хорошая мама, – еще все помогают так считать. Головой понимаю, что я далеко не самая плохая, может быть, даже и хорошая, но с точки зрения общественных правил, получается, наоборот.

Мы с сыном обладаем очень разными темпераментами, и он совсем другой, нежели я в детстве. Например, он может получить удовольствие, просто гуляя по лесу, хотя я пыталась его развлекать. А бывает, прогуливаясь, говорю ему: «Ну быстрее, пожалуйста».

Иногда я ругаю себя за несдержанность: в минуты, когда сильно занята или напряжена, бываю нетерпимой к не своим проявлениям, чувствую, что раздражаюсь. Непросто сдерживать эмоциональные вспышки именно в общении с близкими людьми.

Наташа. Так звали мою лучшую подругу в подростковую пору. Мы дружили очень долго, а потом начали общаться все меньше и меньше, и последний год я вообще ничего от нее не слышала, как и она от меня.

Это чудесный человек, который учился со мной в музыкальном классе, но при этом у нее математический склад ума. Сейчас она преподает высшую математику в БГУ – очень красивая женщина. Когда мы были помладше, она меня всегда спасала: я портачила достаточно много, а Наташа, как человек организованный, не портачила практически никогда.

И если мы с ней были в непонятных панк-тусовках, ходили на какие-нибудь концерты, куда в 15 лет нам в принципе не очень разрешали ходить, то у Наташи все так организовывалось, что ее никогда не «палили», а я очень часто попадалась. И Наташа меня выгораживала перед моей мамой – настоящий друг.

1800204_602567296492502_2145656487_n

Практика. Полгода своей жизни я трачу на создание спектакля: работаю со сценографом, художниками по свету, звуку, пластике, композитором, с артистами. В период постановки спектакль живет во мне, составляет мою реальность. А потом – раз! – премьера… И все, на следующий день спектакля нет.

Это не то, что можно потрогать, не то, что можно запечатлеть, но это именно тот пресловутый обмен энергиями. Ты даже не то что сохранить, зафиксировать его никак не можешь, каждый раз он возобновляется по-разному. И вот вроде ходила на репетиции, работала, а спектакля словно и нет. Даже записанное музыкальное произведение в более выигрышном положении. Поэтому мне нравится делать что-то своими руками, что-то, что можно на следующий день потрогать. Это и есть практика.

Рык. У нас в деревне есть только сумасшедшая лиса, которая орет по ночам. А с рычащими животными я и не сталкивалась. Вообще это интересный звук, который люди не используют, разве что иронизируя: для того чтобы выразить агрессию, мы кричим.

Транспорт. Я люблю ездить в дежурных троллейбусах ночью, когда нет или почти нет других пассажиров. Иногда дежурные троллейбусы подвозят людей – часто они подбирают людей даже не на остановке, а посреди улицы. Правда, последний раз я так ездила пару лет назад. Темный асфальт, теплый ночной свет фонарей – несмотря на то что почти все уличные лампы в Минске галогеновые, появляется какая-то теплота, даже если холодно.

Также люблю ездить в полупустых трамваях. А еще прошел год с тех пор, как я получила права, – раньше очень не хотела водить, да и в машине ездить не любила, больше в поездах. А потом, когда начала жить в деревне, это стало необходимостью. У меня как раз освободилось время из-за отмененной постановки и были деньги – все совпало.

Инструктор попался невероятный: 36-летний Андрей, мужчина-мечта, любит свою жену, спортивно сложен. А еще он вязал крючком – и во время занятий тоже. Он так сохранял спокойствие, только один раз сказал: «Стой, Катя! Что ты делаешь?» Я до вождения наслушалась столько историй про инструкторов, которые орут матом, а оказалось, бывают другие. А вязал Сергей в основном салфетки, бабушкины такие, ажурные, на которые обычно терпения не хватает. (Улыбается.)

1939927_602567303159168_196643787_n

Штамп. Не актерский, а тот, которым документы штампуют. Такие штампы вызывают неимоверное удивление у моих зарубежных коллег, с которыми я работаю в театрах Германии и Швейцарии. Для нас главное, чтобы в документе стоял штамп.

При этом есть очень конкретные указания: какого цвета и формы, кем поставлен. А они хватаются за голову и говорят: «Ну я же поставил свою подпись, так гораздо надежнее. Штамп ведь могут и из интернета распечатать».

Однажды у нас случилась запоминающаяся история с гастролями театра «Зеленый соус»: немцам, которые играли в моем спектакле «Три раза король», проштамповали такое количество бумаг на границе, что они поняли, о чем сцена из спектакля, где короли постоянно штампуют бумажки. «Я думал, мы делаем музыкальный номер, но не знал, что это имеет такой смысл», – сказал мне потом один из актеров.

Это. В детстве я писала философские сказки – так помогли определить этот жанр знающие люди. (Улыбается.) И вот лет в пятнадцать я написала сказку, главными героями которой были Мальчик, Девочка и Это. Я думаю, что писала про любовь, но мне этого слова, наверное, было недостаточно. «Это» оказывалось неким пространством, в котором плавали Мальчик и Девочка и которое было снаружи и внутри них.

Записала Анастасия Василевская

Фото: Анастасия Василевская, Иван Бессер

Алфавит Максима Леонидова

Алфавіт Уладзіміра Садоўскага

Алфавит KANAPLEV+LEYDIK

Алфавіт Андруся Такінданга

Алфавит Анны Силивончик

Алфавит Владимира Козлова

Алфавит Дяди Вани

Алфавит Лары Фабиан 

Алфавит Кирилла Шимко

Алфавит Алексея Ягудина

Алфавит Ангелины Уэльской

Алфавит Саши Варламова 

Алфавит Юрия Зиссера

Алфавит Сати Спиваковой

Алфавит Ники Сандрос

Алфавит Светы Бень

Алфавит Анны Бонд

Алфавит Ильи Лагутенко 

Алфавит Владимира Цеслера

Алфавит Мелиты Станюты

Алфавит Дениса Дудинского 

Алфавит Александра Куллинковича

Алфавит Максима Поташева