алфавит главная

Алфавит Александра Васильева

Знаменитый на весь мир историк моды, декоратор интерьеров, сценограф, автор популярных статей и телеведущий Александр Васильев умеет удивлять и восхищать харизмой. Его знаменитые коллекции элегантных нарядов «гастролируют» по всему миру. В Беларуси, к слову, уже во второй раз демонстрируется выставка маэстро. В нашей традиционной рубрике «Алфавит» нам удалось узнать несколько секретов, которые сделали жизнь Александра Васильева насыщенной и счастливой.

9ae670b4070946882c1f3c18eef3d9e9

А

Аренда. Ко мне часто обращаются люди за тем, чтобы взять на время у меня какой-либо наряд в аренду. Но для меня это табу: я ничего никому не даю. В этом плане я очень жаден. Все экспонаты моего фонд дорогие и, дав их кому-то на время, я рискую их потерять навсегда. Я очень серьезно отношусь ко своему делу, а не просто как многие думают — делаю на нём деньги. В любом процессе важна любовь и уважение к тому, чем ты занимаешься. Для меня эти два понятия — основной аспект в работе.

20190303_140612

20190303_141854

Б

Беларусь. Я очень люблю эту страну, мои корни отсюда. Дедушка родился в Молодечно. Эта земля притягивает особой силой. Как-то мне предлагали дом моего прапрадеда в Молодечно. Но он был в очень плачевном состоянии. Подумал, что просто не наезжусь. Тем более рядом, в Литве, у меня есть семейный дом моего рода, который построил в 1912 году мой двоюродный дедушка. Также в Беларуси особенная публика, интересная, живая, непафосная и очень открытая. Редко такое, где можно встретить. Я очень это ценю.

Фото Александр КАТЕРУША

Д

Дары. Очень часто я принимаю в дар какие-либо платья. Вот недавно мне позвонила белорусская певица Анжелика Агурбаш и сказала, что перебрала шкаф и хочет мне отдать некоторое количество своих сценических нарядов. Я, конечно, заберу. Но это не значит, что все наряды могут быть выставлены. И так происходит со многими артистами. На днях, например, мне прилетело платье певицы Тамары Миансаровой, причем прислала их её подруга. Многие люди просто просят взять. У нас в целом уже трёхэтажный музей. На первом этаже хранятся манекены, их более тысячи.

20190303_141213

20190303_140952

Ж

Жизнь. Мне нравится наслаждаться каждым мгновением. Моя работа подарила мне возможность путешествовать, наслаждаться очарованием мира. Наверное, нет в жизни ничего более прекрасного, чем любить её. А это же не всегда просто. В силу исторических факторов человек привык к самобичеванию, и это часто не позволяет нам расслабиться. И мне тоже бывали свойственны такие моменты, но я как-то умею их в себе бороть впечатлениями.

vassiliev01

К

Коллекция. Коллекцию костюмов разных эпох собираю с 16 лет. Сегодня в ней порядка 15 тысяч экспонатов. Очень многие отдают свои наряды. Получил большое наследство от Надежды Румянцевой, Людмилы Касаткиной, Татьяны Шмыги, Валентины Толкуновой. В основном я специализируюсь на женских нарядах и аксессуарах. С мужскими сложнее. Мужчины по природе неряшливы, и от них мало остаётся хороших вещей. Жакеты найти еще можно, потому что они не так востребованы, но вот брюки огромная беда. Тем не менее, я рад, что могу демонстрировать женщинам самую настоящую историю моды.

М

Моль. Безусловно, нас всех ждёт тлен и опустошение. Поэтому любые платья могут жить столько, сколько они в принципе могут прожить. Текстиль как правильно разрушается через триста лет, особенно шёлк. Лучше всего живет лён и кожа. А хуже всего — шерсть, потому что её ест моль. Шерстяные вещи боятся влаги, света, прямо направленного, и насекомых. Это очень тяжелая работа. И постоянно студия Васильева занимается тем, что чемоданами сдает в реставрацию платья. Бывает, нам подарят шубу. Но шуба сразу означает — моль. Мы купили огромный холодильник индустриального масштаба для заморозки мяса. И промораживаем там меховые изделия для того, чтобы их обеззаразить. Только мороз убивает личинки моли.

20190303_140905

20190303_141616

20190303_142444

20190303_140820

П

Платья. Мы очень трепетно относимся к нашим экспонатом. Храним в хороших металлических кофрах, перевозим в хороших условиях, следим за тем, чтобы платья были хорошо упакованы. Но после каждой выставки есть проблемы от веса. Женщины присутствуют только три часа на балу, а на манекене платье закреплено на три месяца. Вес приходится на плечи, и вся эта часть текстиля до веса юбки начинает обвисать. Многие платья боятся паровой обработки. Мы много работаем, но мы добились успеха: за историю фонда организовали 197 выставок, связанных с историей платьев. То, что наша команда привозит на выставки, это платья хорошего происхождения. Они не висели на антресолях, а пропитаны историей.

20190303_140504

20190303_140021

Р

Реставрация. Этот процесс в моём фонде идет ежедневно. У нас работает двенадцать реставраторов. Бывают же реставраторы в живописи, графике, а есть реставраторы, которые тоже могут работать в текстиле, и тоже в разных направлениях. Не только, например, реставраторы тканей, но и шляп перчаток. Это большая работа. Обычно музеи не могут позволить себе такое количество специалистов, потому что их негде объединить в одном пространстве. Мы же работаем с надомниками. Процесс непростой, реставрация ткани может длится годами. Дело в том, что за последние два века (а в моей коллекции вещи начиная с 1700-х годов) сильно изменились производства. Многие детали не выпускаются: пайетки, бисер, стеклярус, шелковый тюль… Вам кажется: но как же, вон сколько бисера в магазине продается! Однако речь идет о бисере размером с песчинку, который больше не делают вообще. О металлических, позолоченных или серебряных пайетках определенного формата, а не о пластиковых блестках. О шелковом тюле, который даже во Франции сняли с производства. Теперь его делают в Китае. Однако он не того цвета, качества, размера ячеек. Поэтому работаем исключительно с винтажными материалами. Их очень трудно отыскать. Но это отличает качество коллекции, имеющей музейный уровень.

20190303_135237

20190303_135231

С

Случай. Мне всегда хотелось иметь в коллекции платье Аллы Борисовны Пугачёвой. Она долго мне отказывала, говорила, что у нее ничего нет. А теперь она готовится к своему 70-летнему юбилейному концерту и оказалось, что у нее платьев, которые она может мне предоставить, штук пятьдесят. Очень часто известные актрисы при жизни не хотят расставаться со своими предметами гардероба. Говорят: «Я похудею и влезу». Но такое случается не часто. А после смерти наследники, пытаясь продать недвижимость, начинают с вычистки текстиля. Таким образом, ко мне не раз попадали вещи известных людей.

d173d992-9a25-11e7-bc40-df36a9ac18b9

Т

Тенденции. В современном мире мы каждый раз слышим, что меняются тенденции. Но они не меняются, а повторяются. Мода весьма циклична. Наверное, это страшно, но ничего нового больше никто не придумает. Все уже было. Тысячу раз к нам возвращалась высокая талия и клёш, сегодня очень популярно все рваное. Нищета сыграла в моде свою роль. Но и это пройдёт. Поверьте. На мой взгляд, будущее мировой моды — это одежда унисекс, которая уже сегодня очень укоренилась среди нас. Сегодня большинство людей носят трикотаж. А его может носить человек любого пола, ибо он растягивается на выпуклостях.

Беседовала Виктория Аскеро-Дубовик

Фото: Александр Катеруша, Ольга Ропот, открытые источники

1255250-011109-27x257960