ЛОЛА

О нарядах и театрах

Колонка «Лягушка в водке и медведь в шампанском» посвящена рассказам о жизни русскоязычных женщин за границей. Колонка основана на деятельности одноименной группы Facebook, где собраны 70 тысяч эмигранток, живущих по всему миру. Группа, в свою очередь, пошла от одноименной книги основательницы группы Лолы Елистратовой (с соавторами А. Муравиной и И. Дю Файет де ла Тур).

Начинаются праздники. В воздухе пахнет елкой, шампанским и… театрами. Поговорим немного о театрах?

Одна моя французская подруга написала мне так из Москвы: «В Большом театре эти грубые мужчины кричали «Бра-а-во» со слезами на глазах. Честно, Лолик, я ничего не понимаю в твоих русских…». И еще она спрашивала, как нужно одеваться для похода туда. Что я ей ответила? «Русские любят праздники и любят наряжаться. Иногда это выглядит слишком overdressed» (кстати, в русском языке нет перевода этого слова, что говорит о многом). Например, где-нибудь на ужине в весьма демократичном заведении. Но Большой театр – это святое. Никакого «over» тут быть не может!

Недавно я была в Венском оперном театре. Как же меня поразили люди, которые собрались на балет! Мужчины были в смокингах с бабочками, женщины в длинных платьях с открытыми спинами. Они пили шампанское в фойе из стеклянных бокалов, неторопливо что-то обсуждали. Еще до начала спектакля была создана волшебная атмосфера, некое предвкушение предстоящего праздника, которое не менее ценно, чем сам праздник. Несколько кварталов вокруг оперного театра сплошь состоит из антикварных магазинчиков и бутиков, в которых можно купить или cшить себе вечерние наряды. Покупаешь утром костюм со смокингом и рубашкой, и к вечеру он уже будет подшит по фигуре и доставлен в гостиницу. Так, чтобы вы успели к началу спектакля или бала.

В Москве тоже одеваются для того, чтобы пойти в Большой. Не в смокинги, правда, а в костюмы. И дамы – не в вечерних платьях в пол (хотя иногда и это можно увидеть), а в коктейльных. Или это могут быть костюмные ансамбли, но тоже яркие и нарядные. Джинсы со свитером бросаются в глаза и выглядят моветоном. Однажды на опере в Вене я видела русских в свитерах и джинсах. Это был разгар лыжного сезона и видимо, они были проездом. На них все смотрели с ужасом, а мне было стыдно за соотечественников…

На это я получила целый роман от своей французской подруги: «Когда я узнала о том, что надо ехать в экспатриацию в Москву, мой муж, зная о моей большой любви к балету и опере, заманил меня сообщением о том, что фирма зарезервировала нам постоянные места в ложе Большого театра.

И мы, наконец, туда пошли. На премьеру «Легенды о любви». Большой театр – это мифическое и магическое место, спектакли – как религиозная служба. Ты знаешь, что я воспитана в классических традициях аристократической семьи, поэтому я воображала себе, как я туда пойду в платье из воздушного муслина, опираясь на руку мужчины во фраке и с прилизанными воском волосами…

Поскольку спектакль начинается, с нашей точки зрения, рано – в 19.00, а опаздывать нельзя, мой муж приехал в театр прямо из офиса в костюме. Я, со своей стороны, оделась строго и в классическом стиле. Сделала укладку, накрасила губы, надела бриллиантовые клипсы. Не много, не мало, французский шарм, как ты любишь говорить.

Я поехала в театр на метро, поскольку в Москве это не проблема. С точки зрения безопасности бояться нечего, и никто на тебя не пялится, что это ты так вырядилась. На красной линии метро, где много выходов к театрам, часто можно видеть русских в праздничной одежде, иногда очень нарядных. Понятно, что в джинсах в такое место не пойдешь. Если надо, русские сдают в гардероб сапоги и шерстяную кофту в пакете и надевают вместо них лакированную обувь, шпильки, а также выставляют напоказ такое платье, которое во Франции ни один человек бы не осмелился купить.

Париж – мировая столица моды и хорошего вкуса, но у нас в Оперу больше никто не наряжается: и мужчины, и женщины приходят туда прямо из офиса, в рабочих костюмах и даже в голову не берут переодеваться: ни тебе прически, ни клатча, ни высоких каблуков. Французские женщины могут наряжаться только один раз в год: на Рождество. У нас есть такое выражение «нарядиться, как 31» (в смысле, что 31-х чисел в году мало). Так что мы в «31 виде» только на Рождество, а вы, русские, с нашей точки зрения, весь год в «31 виде».

Туалет переполнен, и в него стоит очередь. Оказывается – к зеркалам, чтобы поправить макияж и прическу. Особенно молодые девушки стараются: прихорашиваются и оправляют свои мини-юбочки, которые перед этим были спрятаны под норковыми манто, оставляемыми в гардеробе. Никогда не видела такой концентрации норковых манто сразу…

Кстати, о мужчинах. Бывают вежливые пожилые мужчины, которые систематически уступают тебе место в метро или в автобусе, но молодежь, с моей точки зрения, совершенно не воспитанная. И меня в Большом поразило то, что те же самые – по идее – мужчины вдруг становятся вежливыми, целуют женщинам руки и… улыбаются. Как если бы вдруг подул ветерок легкости и воспитанности.

В конце каждого акта я слышу, с каким чувством они кричат «Бра-а-аво»; у некоторых даже слезы на глазах… Может, объяснишь мне, откуда берется эта неожиданная чувствительность, нежность, мягкость и восхищение?

Меня еще ни разу не приглашали в гости или на дачу к русским. Может быть, им нужна частная обстановка для выражения таких эмоций или только искусство вызывает подобные движения души?».

Хотите поделиться с нами своим жизненным опытом? Прокомментировать прочитанное? Задать вопросы? Пишите в нашу группу на Фейсбуке «Лягушка в водке и медведь в шампанском»!