5569

11 килокалорий

О том, как вес влияет на гормональную деятельность, «Город женщин» уже писал. А вот тема обратного влияния – гормонов на вес – осталась незатронутой. Устраняем этот пробел с врачом-эндокринологом, кандидатом медицинских наук Валентиной Шутовой.

Валентина-Шутова-copy+

Валентина Шутова, врач-эндокринолог, кандидат медицинских наук 

– Поговорим о загадке закона сохранения массы и энергии, а точнее, об этой его фантастической несостоятельности, которую констатируют едва ли не все люди с избыточным весом. Если им верить, то можно поправляться, питаясь росой. Но как же так?

– Организм человека изучен пока недостаточно: чем больше имеешь с ним дело как врач, тем больше вопросов возникает. Но вы правы: когда пациенты с избыточным весом говорят, что ничего не едят, питаются чуть ли не воздухом, а при этом все равно не худеют и даже поправляются, они, конечно, лукавят: не худеют, потому что едят. Пациенту, который хочет похудеть, я предлагаю вести «Дневник питания». Если он будет вести его регулярно и правильно: честно вписывая каждый, даже самый мелкий прием пищи вроде печеньки, мимо которой проходил и не удержался, или конфетки, которую съел, потому что угостили, или яблочка, которое было уже вторым или третьим, – если он будет постоянно фиксировать, что и сколько съедает, хотя бы в течение нескольких дней, то очень скоро поймет, что никакой это не воздух и не роса. Мы как думаем? Что, мол, такое это яблочко? Сколько, мол, этой конфетки? А между тем доказано, что 11 лишних килокалорий в день настраивают организм на стабильную прибавку в весе.

– Одиннадцать килокалорий? Это ведь почти ничего: апельсиновая долька.

– И каждая долька, представьте себе, толкает организм на такие обменные рельсы, с которых стащить его почти невозможно.

– Какие причины, кроме переедания, могут способствовать набору веса?

– Условно все существующие причины ожирения можно разделить на четыре группы: наследственные, гормональные, метаболические и экзогенные.

– Наследственное ожирение у нас ведь трактуют неправильно: наследственностью оправдывают пищевые привычки, которые сложились в семье и действуют несколько поколений…

– Безусловно. Причин ожирения, которые по-настоящему наследственные, или генетические, – очень мало. Это те, которые связаны, например, с лептинорезистентностью – нарушением работы генов, отвечающих за работу рецепторов по отношению к лептину, их выявлено несколько видов. С такой патологией человек еще при рождении имеет определенные внешние признаки, а потом, питаясь как все, набирает вес активнее других. Сейчас научились такие факторы выявлять, но лечение довольно трудное: подобная патология требует очень серьезного подхода, и не всегда он дает положительный результат. Есть явные генетические нарушения, есть «смазанные», дающие предрасположенность. Но такой патологии, повторю, очень мало, наименьшая часть от всех причин ожирения.

Вторая группа причин – гормональные нарушения – включает несколько эндокринных патологий. В качестве примеров можно привести разные виды диспитуитаризма, то есть нарушений гипоталамо-гипофизарной области и расположенных в ней центров насыщения и голода; изменения со стороны половых желез – их гормоны тоже могут способствовать снижению активности обменных процессов; синдром и болезнь Иценко-Кушинга, при которых наблюдается гиперфункция коры надпочечников – они продуцируют глюкокортикоиды, а те обладают выраженным анаболическим эффектом и способствуют локальным изменениям в жировой ткани. Это тяжелые случаи, вызываемые чаще всего опухолями. А вот сказать, что гипотиреоз, или гипофункция щитовидной железы, дает ожирение – не совсем правильно. Гипотиреоз проявляется одутловатостью, пастозностью, снижением трофики тканей, но никак не может привести к ожирению второй или третьей степени. Скорее произойдет обратное: на фоне ожирения возникнет вторичный гипотиреоз.

Метаболические нарушения, или то, что сейчас вкладывается в понятие «метаболический синдром», включают инсулинорезистентность, то есть снижение чувствительности к инсулину, и гиперинсулинемию, то есть повышение уровня инсулина в крови. При, казалось бы, хорошем питании организм ощущает выраженную слабость вплоть до бессилия, а все объясняется тем, что глюкоза, не сумев обеспечить питание тканей организма, превращается в жир, потому что инсулин находит такой путь снижения уровня глюкозы в крови.

Экзогенные факторы ожирения – это прежде всего избыточное питание при невысокой мышечной активности: когда человек ест больше, чем надо, а двигается мало.

shutterstock_492390328

Вот четыре фактора, которые порой очень сложно четко разграничить. Но важно выявить причины, чтобы найти пути решения. И даже если мы устраним все гормональные нарушения, проблема с весом останется до тех пор, пока будет сохраняться действие дополнительных, экзогенных факторов, поддерживающих полноту и препятствующих похудению: избыточное питание и малоподвижный образ жизни.

Ожирение второй и третьей степени, особенно абдоминальный его тип, который чаще бывает при метаболическом синдроме, связано с тем, что жировая клетчатка, которая образуется вокруг внутренних органов и на передней брюшной стенке, сама становится эндокринной железой. Жировая клетка не так проста, как о ней раньше думали. Это не пузырек с жиром – она продуцирует биологически активные вещества, в том числе и гормоны, которые оказывают действие на весь организм: и на активность обменных процессов, и на работу эндокринных желез, то есть уже не гипофиз, гипоталамус и периферические железы дают команды отложить в тканях жир, а им сами ткани такое командуют. И тогда исправлять работу желез лекарствами не имеет смысла: это бесполезное дело и напрасная трата денег. А вот снижая вес коррекцией питания и физическими нагрузками, мы и фигуру приводим в порядок, и гормональные нарушения устраняем.

Не только материальная пища влияет на вес человека и работу гормонов, но и духовная – то, какие вещества и в каком количестве производит наш организм и в каком состоянии при этом он пребывает. Плохо, когда человек возбужден, когда переживает больше негативного, чем позитивного. Индивидуальная реакция на события может быть разной. Замечено, что на фоне стресса одни полнеют, а другие худеют: кто-то его заедает, а кому-то «кусок в горло не лезет».

Ожирений одинаковых нет, причины у всех свои, и случается, что за один или два визита к врачу в них не разобраться. Наследственную патологию мы исключаем, исходя из существующей истории болезни: если генетические отклонения есть, они известны с рождения. Нам необходимо выяснить, есть ли гормональные нарушения и это ли изначальная причина ожирения или они возникли вторично, на фоне уже имеющегося избытка веса. Часто мы имеем дело с ожирением второй и третьей степеней. Третья степень – это морбидная форма, то есть приводящая к заболеваниям и сопровождающаяся целым их комплексом, их надо лечить. Мало кто с третьей степенью ожирения только на диете и физической нагрузке из него выбирается. Часто приходится прибегать к более серьезным, радикальным методам – хирургическому лечению. Метаболические факторы частично наследственно обусловлены, поэтому мы спрашиваем у пациента, есть ли в его семье больные диабетом и гипертонией, проводим дополнительные исследования, проверяем на инсулинорезистентность.

– Гипертоников привыкли видеть полными, хотя это явный стереотип: они часто не имеют лишнего веса. А полные гипертоники – из-за чего полные?

– Полные гипертоники – это как раз пример проявления метаболического синдрома. У таких людей наблюдается четыре признака: инсулинорезистентность, избыточный вес, дислипидемия, то есть нарушение баланса разных видов жиров в организме, и артериальная гипертензия. Гипертония здесь – следствие ожирения, а не его причина: лишняя жировая ткань вырабатывает среди прочих и такие вещества, которые являются выраженными констрикторами – способствуют стойкому сужению сосудов, чем и вызывают гипертонию. Не будь человек полным – и гипертонии бы не было.

2786890

– Можно ли по локализации жировой ткани судить о причине ожирения и других проблемах организма?

– Чаще всего можно. Все знают, что есть ожирение по мужскому и по женскому типу: первое дает фигуру «яблоко», второе – фигуру «груша». Ожирение по мужскому типу (когда ноги тонкие, а живот и грудь большие) чаще свидетельствует о метаболических нарушениях. Это всегда более опасная форма. Ожирение по женскому типу (когда жир локализуется на бедрах) чаще обусловлено экзогенными факторами, то есть обильным питанием при малой подвижности. Наследственную предрасположенность к локализации жировой ткани никто не отменяет, но речь идет не о наследственном ожирении, а о наследственной конституции. Все мы разные, каждый из нас имеет свои биологические рамки – параметры, заданные природой. И когда при похудении или наборе веса мы их нарушаем, организм воспринимает это как не-норму. И включает механизм защиты, который может сработать наоборот – стать повреждающим. То есть если конституционально человек ближе к 50-му размеру, чем к 44-му, но хочет иметь 44-й, у него это не получится: при усиленном похудении возникнут «поломки» на гормональном уровне. И на метаболическом тоже.

– Значит, иметь желанный размер не у всех получится, даже если очень стараться?

– Когда достигается желанный размер, но он не в рамках, заданных природой, его почти невозможно поддерживать: как только человек отпускает свою жесточайшую диету, он раздувается, словно шарик, – стремительно набирает то, что ему «полагается». Это последействие всех диет, которые не соответствуют природным потребностям организма. У нас так повелось, что диета – это что-то сродни временной жесткой мере, но ведь правильное значение слова «диета» – «образ жизни». То есть надо всю жизнь быть на диете – это значит иметь правильный образ жизни. Другими словами, знать, что такое здоровое питание, и придерживаться его год от года, учитывая свой пол, тип занятости и возраст – потребность в калориях зависит от них.

Организм – система открытая и саморегулирующаяся, и если из этой системы что-то одно выпадает, тут же подключается что-то другое. Иногда важно ей не мешать.

– А как сейчас относятся к той довольно условной формуле правильного веса, которой руководствовались в советское время: рост минус сто?

– Ее можно применять, но, как вы и сказали, условно. Сейчас используется индекс массы тела, но и он применим с оговорками. Как невозможно всем людям дать одни и те же рекомендации по питанию, так и оценивать всех по одному только весу или индексу массы тела неправильно. Мы не можем судить по нему, не обращая внимания на конституцию. Даже если человек не спортсмен, но выраженный гиперстеник (так называемая широкая кость), у него масса мышц может быть довольно большой. И чтобы понять, есть ли у него на самом деле лишний жир (хотя индекс массы тела на это однозначно укажет), мы должны оценить толщину кожной складки в области живота и трицепса. Лишнего жира может и не быть, и тогда, несмотря на высокий индекс массы, худеть незачем. Возьмем теперь человека ростом около двух метров и весом 60 килограммов. Индекс массы тела будет явно не в норме – он укажет на выраженный дефицит веса. Но что же ему, этому человеку в два метра ростом, – сто килограммов весить? Тоже ведь неправильно.

Все относительно. Нельзя взять табличку и по ней о человеке судить. Важно судить так: если человек чувствует себя хорошо, не имеет заболеваний, хорошо выполняет свою работу, умственную и физическую, не страдает снижением памяти и интеллекта, подвижный, но весит несколько больше или меньше нормы, – что же мы будем вмешиваться, чтобы нарушить все то, что в нем благополучно? Главное – не мешать организму.

Текст: Светлана Вотинова