112231638_large_4880584_ copy

Скорлупки пасхальных яиц

Эта статья устроена так, что ее можно читать с любого места, следующего за ближайшей от него точкой: в ней нет ни хронологии событий, ни логики последовательного изложения – ничего такого, из-за чего ее нельзя было бы счесть «неформатной». Традиционных повествований о куличах и пасхальных яйцах в ней тоже нет. По большому счету эта статья – заметки о глобализации. 

– О Пасхе? Что-то такое, о чем до сих пор не писалось?

– Да. То есть не о куличах, не о яйцах, а о чем-то таком…

Я понимаю, что вопрос, заданный в такой форме научному сотруднику Института искусствоведения, этнографии и фольклора Национальной академии наук, должен, мягко говоря, удивить. Но Оксану ВОРОТНИКОВУ, ожидающую меня в институтском Музее древнебелорусской культуры, он нисколько не удивляет.

– Поняла. Вам нужен «неформат». И, полагаю, в режиме «эспрессо».

a55a10feedfacdabbbc685697d8a4983bc5f6c147850878 – Говорить о Пасхе просто как об обряде мне, ученому, на территории Академии наук, – сложно. Потому что я вижу в данном контексте не сам праздник, а его включенность в систему людей. То есть в моем отношении к Пасхе есть не только симпатия к тому, что происходит в ней с литургической точки зрения, – для меня очень важно, что каждый год на протяжении веков и тысячелетий люди, до каких бы высот ни дошла их цивилизация, нарочно, осознанно подчеркивают свою первобытность – в позитивном смысле этого слова.

Моя собеседница говорит о языке как элементе этой первобытности – о связи с живым словом и голосом через красивейшие песнопения и особенные молитвы. Она упоминает ритуалы и называет религию самым большим из мифов, в которых человечество нуждается сейчас особенно остро. Она говорит о том, что Пасха дана нам сейчас как звено между прошлым и будущим. Необходимое звено. И, слушая ее, я улетаю мыслью в космос. Оказывается, быть одновременно там и здесь – это возможно и без Эйнштейна, Морриса и Торна с их теориями относительности и кротовых нор. Об этой возможности давно известно тем, кто серфингует сейчас по волнам интернета в поисках рецептов сладкого хлеба Воскресения Христова и способов крашения яиц.

– На эту тему по-новому можно выйти только через рассуждения о глобализации, не иначе, – констатирует собеседница.

Зайцы, несущие яйца

Первая пасхальная поздравительная открытка появилась в Европе в 1874 году. В имперской России их стали печатать 22 года спустя. И если на нашей территории это были картинки с изображениями ангелов, цыплят и курочек, детей, играющих в битки, раненных солдат Первой мировой и сестер милосердия в госпитальном интерьере, румяных куличей и пирамидок-пасх, то с Запада, подписанные порой даже по-русски специально для нашего пользования, импортировались композиции с расписными петухами, зайцами-кроликами, водяными и ветряными мельницами. Почему не куры несут красные яйца в европейской пасхальной традиции? Оставив курам их право нестись белыми, пожалуй, никак нельзя было отказать зайцам в их весенней привычке подбираться к жилью человека так близко и так смело, что никакому другому существу этот праздничный красный гостинец и в голову не придет приписать.

b21745701f2181e6d578b30c320e19d9bc5f6c147851048

Что ты чувствуешь, читатель, когда видишь на полке супермаркета большого шоколадного зайца в золотистой фольге, с колокольчиком на красной ленточке? Мне лично не кажется, что этот заяц мне чужой и есть его не стоит. Я хочу этого зайца съесть. Ну и что это, как полагаешь? Плоды глобализации или выраженная через любовь к зайцу любовь ко всему человечеству с желанием радоваться каждой-прекаждой мелочи долгожданного праздника? А может, просто любовь к шоколаду?..

А что ты ощущаешь, когда монета твоей страны побеждает в международном конкурсе? Украшенная кристаллом Swarovski серебряная с позолотой памятная монета «Пасха» стала монетой с лучшим художественным решением по версии жюри конкурса, организованного американским издательством «Краузе Пабликейшнс». Художественным решением в ней можно назвать не только яйцо как символ самого праздника, но и фон: чисто, до выбеленных дощечек убранная крестьянская изба – символ преддверия праздника, Чистого четверга, когда дом подвергается тотальному очищению. Вот ведь понятно им было, членам жюри, чисто наше, исконно славянское. И это тоже плод глобализации.

6

История об окроплении картин и ведре воды, вылитом на священника

«Один священник, обходя в Страстную субботу свой приход, чтобы разнести, как то принято, святую воду по домам, зашел в комнату к одному живописцу, где и окропил той водой несколько его картин; а этот живописец, обернувшись к нему, с некоторой раздраженностью спросил, для чего мочит он так его картины. На это священник ответствовал, что таково обыкновенье, и что его обязанность так поступать, и что поступает он благостно, а кто поступает благостно, тот должен и себе ждать добра сторицей, что так-де обещал Господь, и что за всякое добро, какое делается на земле, воздается свыше стократ.

Тогда живописец, выждав, чтоб тот ушел, высунулся сверху из окна и вылил преизрядное ведро воды тому священнику на голову, промолвив: «Вот тебе, получи свыше стократ, согласно твоему слову, как ты мне сказал, чтобы воздать за благо, что ты мне сделал своей святой водой, которой ты наполовину испортил мои картины».

Эта фацеция – остроумно изложенное анекдотическое приключение с философским подтекстом, обличительно-сатирическое, «в назидание и во избежание», – как и многое другое, написанное Леонардо ди сер Пьеро да Винчи, «великим флорентинцем» (трактаты и аллегории, афоризмы и загадки, дидактические писания и пророчества, прочее-прочее-прочее – всего больше семи тысяч страниц уцелевшего текста), особенно заслуживает прочтения именно сейчас, когда Пасха совпадает с тем, что Национальный художественный музей выставляет на обозрение публики чертежи и макеты изобретений полутысячелетней давности, которые современникам нашим «даже не снились».

8

«Мадонна в гроте» Леонардо да Винчи

– Посмотрите эту статью Бориса Яковлевича Рамма, историка религии, – говорит собеседница и протягивает изданный в 1954 году Академией наук СССР сборник «Вопросы истории религии и атеизма», в котором помимо прочих тем освещается антирелигиозное свободомыслие Леонардо.

Полагаешь, читатель, что это сомнительная ссылка для статьи, которая хоть и посвящена глобализации, но повествует о Пасхе как светлом празднике? А вот сейчас поглядим.

Леонардо да Винчи как человек и художник был чужд религиозности, это да. Его миропонимание лежало в совершенно иной – не божественной, а человеческой плоскости. Он не выстраивал риторических диагоналей от земного к небесному, не опускал перпендикуляров от святых вершин на бренную землю, а свободно, реально и правдиво показывал человека. «У ангела этого нет даже крыльев, настолько он земной», – пишет Рамм о картине «Мадонна в гроте», не представляющей собой «ничего небесного», а только демонстрирующей идеал красоты человека. Тот, кому Рамм посвятил статью, мог произнести слово «божественно», но только подразумевая под этим высшую степень «человечности», потому что нет и не может быть, по его убеждению, существа обаятельнее, духовнее и сильнее человека. «Божественно» – значит подчинено порядку, непреложно, просто по-человечески. И еще – согласно законам природы, которая как раз и есть Бог.

Картины Леонардо да Винчи многие наши современники, не слишком вникающие в подробности истории и смысла искусства, считают религиозными. Но эффект от них был в его годы обратным! Религиозность в зрителе обескураживалась и сокрушалась, падала ниц перед восстающей внезапно верой в человека – в самого себя. Потому что Леонардо против всего такого, что «сковывает мысль и давит разум», а этому как раз и способствовали поступки служителей церкви, заангажированной и политизированной, сошедшей до охоты на ведьм. Кстати, читатель, могу познакомить тебя с рецептом против колдовства, наваждений и порчи. В середине лета, когда Солнце в созвездии Пса, надо наловить скорпионов, опустить их живыми в столетнее оливковое масло с крестовиком, матридатом и змеевиком (это все растения такие), настоять на солнце 5–10 дней и каждый вечер мазать больному под мышками.

Он был против нелепостей веры, но за любовь к ближнему, просто к людям. Он видел их не «греховными существами», сама греховность которых дана им якобы по факту рождения, от праотцов (чего ж тогда от нас хотеть-то?!), а гармоничными личностями, непорочными от природы и заслуживающими права на счастье одним только фактом рождения. Много ли плохого в том, что вместо того, чтобы «безропотно нести свой крест», Леонардо да Винчи предлагает не смиряться с обстоятельствами (через 500 лет это смирение стало называться «забить на все»), а продолжать напрягаться: с неистребимой верой в свои силы барахтаться, карабкаться, пыжиться, преодолевать.

«Люди будут обращаться с речью к людям, которые ничего не будут понимать; их глаза будут открыты, но они не будут видеть; они будут обращаться к ним и не будет им ответа; они будут испрашивать милости у того, кто имеет уши, но не слышит; они будут жечь свечи перед тем, кто слеп, и к глухому они будут взывать с великим криком».

Это типичное Леонардово иносказание, каких вообще очень много. Речь идет об иконах и поклонении им. Правда, метко? Думаешь, мы сейчас богохульствуем? Как посмотреть…

Как думаешь, читатель, грех или все-таки что-то другое в предпраздничные дни смотреть не на иконы, а на картины, допустим, Василия Перова? Вот его «Сельский крестный ход на Пасхе». Первый показ этой работы вызвал скандал. Еще бы! На пороге крестьянского дома стоит «уже отметивший» священник, рядом – причт, который, судя по положению тела, с порога «не ходок». Рядом с девицей с подоткнутой юбкой – мужичок, держащий икону ликом к себе, нацеленным прямо в живот. Бодрящиеся парни впереди шествия – именно что бодрящиеся.

13

«Сельский крестный ход на Пасху». Василий Перов.

Не один только Леонардо да Винчи стремился передать духовную истину через живопись. Таких художников много. Другое дело, что ни у кого эта истина не засекречена так, как в Леонардовом зазеркалье, откуда происхождением все его дневники. Ты ведь знаешь, читатель, что Леонардо да Винчи писал левой рукой и «зеркально»? Зеркало – зерцало?

Зерцало-цитатник

– Посмотрите эту книгу. Обратите внимание на год издания.

Оксана Воротникова предлагает пролистать «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов, печатанное по велению Царского Величества в Санкт-Петербурге лета Господня 1717, февраля 4 дня». Не оригинал, а так называемое репринтное издание, выполненное в 1990 году с факсимиле 1976 года московским издательством «Планета». Тебе, читатель, ничего здесь не кажется странным или удивительным? В социалистическом, атеистическом 1976-м, а потом и в самый канун распада большой и с виду дружной страны издается богоугодная, «душезрительная» книга – «Зерцало». Слово-то какое! Являет собой и должно пониматься как название литературного произведения поучительно-воспитательного характера. Зерцало сиречь диоптра: есть такое сочинение византийского монаха Филиппа Монотропа (что значит – Пустынника), писанное в XI веке как диалог госпожи Души и служанки Плоти. Зерцало в широком смысле вообще – «зеркало правды». А в иконописи так называется изображение той прозрачной сферы, которую можно едва различить в руке ангела, – сферы с надписью «Иисус Христос».

Чтение богоугодной, «душезрительной» литературы – непременный атрибут предпасхальных дней для тех, кто жаждет приближать этот праздник осмысленно, с чистым сердцем.

За чем же дело стало?

  • Всегда недругов заочно, когда они не слышат, хвали, а в присутствии их почитай и в нужде их им служи, так же и об умерших никогда зла не говори.
  • Всегда время пробавляй в делах благочестных, а празден и без дела отнюдь не бывай, ибо от того случается, что некоторые живут лениво, не бодро, и разум их затмится и иступится, потом из того добра никакого ожидать можно, кроме дряхлого тела и червоточины, которое с лености тучно бывает.
  • Никто не имеет повесив голову и потупив глаза вниз по улице ходить или на людей косо взглядывать, но прямо и не согнувшись ступать, и голову держать прямо, а на людей глядеть весело и приятно, с благообразным постоянством, чтоб не сказали: он лукаво на людей смотрит.
  • Когда о каком деле сомневаешься, то не говори того за подлинную правду, но или весьма умолчи, или объяви за сомнительное, дабы после, когда инако окажется, тебе не причтено было в вину.
  • Никто себя сам много не хвали и не уничижай (не стыди), и не срами, и ниже дела своего возвеличивая, расширяй боле, нежели как оное в подлинном действе состоит. И никогда роду своего и прозвания без нужды не возвышай, ибо так чинят люди всегда такие, которые токмо недавно прославились. А особливо в той земле, где кто знаком, весьма не надлежит того делать, но ожидать, пока со стороны другие похвалят.
  • Когда тебя о чем спросят, то надлежит тебе отозваться и дать ответ, как пристойно, а не маши рукою и не кивай головою или иным каким непристойным образом, наподобие немых, которые признаками говорят ли весьма никакой отповеди не дают.
  • Кто тебя наказует, тому благодари, и почитай его за такого, который тебе всякого добра желает.
  • Никакое неполезное слово или непотребная речь да не изыдет из устень твоих. Всякий гнев, ярость, вражда, ссоры и злоба да отдалятся от тебя. И не делай, не приготовляй никаких ссор: все, что делаешь, делай с прилежанием, с рассуждением, то и похвален будешь. Когда ты верно обходишься, то и Богу благоприятно, и так благополучно тебе будет. А ежели ты неверно поступаешь, то наказания Божия не минуешь, ибо он видит все твои дела.

* * *

– И едва ли не важнейший атрибут – приветствие. Когда слышишь «Христос воскрес», то отвечать на это нужно искренне: «Воистину воскрес». Иначе ничего не работает. То есть если человек не настраивается на эту ежегодно новую полосу в своей жизни, то у него и не получается потом ничего весь последующий год.

Выбравшись из храма науки – Института искусствоведения, этнографии и фольклора, из стен музея древней, как наша цивилизация, культуры, и продвигаясь против весеннего рвущего волосы ветра в сторону шума проспекта, я вот о чем думала. Глобализация – это ведь то, что видится наизнанку. Как говорил мне однажды певец Майсурадзе, глобализация – это взять и забыть вдруг о том, что все разные, что кто-то любит черный чай, кто-то зеленый, а кто-то фруктовый или мятный, все виды чая смешать в общей банке, а потом напоить этим чаем всех. Кто получит удовольствие от такого чаепития? Никто. А глобализация тем временем дает позитивные всходы. Потому что у изнанки есть лицо.

Тренькнул телефон – принял эсэмэску. «Забыла мое любимое: Нико Пиросмани «Женщина, несущая пасхальные яйца».

пиросмани-женщина

«Женщина, несущая пасхальные яйца». Нико Пиросмани.

Отправляя телефон обратно в карман, я вдруг вспомнила, что наша планета ведь вовсе не круглая, как принято полагать. И глобус (однокоренной с глобализацией) – это только модель. Земля имеет форму яйца, а не шара.

Светлана Денисова