dc

Анатолий Лазарев. Импозантный стилист гетеросексуальной ориентации

Однажды деревенский парень Толик, студент факультета энергетического строительства, понял, что в «Метрострое» работать инженером ему будет скучно. И начал творческие поиски себя. Модель, танцор, ведущий… Ничего не приносило ему удовлетворения. И вот, совершенно случайно он попал на курсы парикмахеров. После года обучения стал преподавателем школы парикмахеров. И почти сразу его забрали в сборную Республики Беларусь. Потом он стал чемпионом страны, серебряным призером Москвы, Украины и Польши, обладателем титула «Мастер года» на международном чемпионате. Начал тренировать молодых мастеров и организовывать поездки на чемпионаты и семинары, например, в Париж. А потом открыл L’Studio – салон красоты Анатолия Лазарева, чтобы делать наших женщин еще красивее.

– Анатолий, вы позиционируете себя как стилист?

– Не могу назвать себя стилистом с большой буквы. Я позиционирую себя как парикмахер, тренер, креативный директор своего салона. Стилисты занимаются подбором образа полностью – прической, макияжем и одеждой. У нас есть в команде такие люди, с особым врожденным чутьем. Чутье можно и развивать, но параллельно с изменениями внутреннего мира. Ведь чем более человек красив внутри, тем глубже он чувствует прекрасное. Парикмахеры должны работать с такими людьми, чтобы развивать вкус и художественное видение.

– У вас, кстати, очень поставлена речь.

6– Это природное. Я с детства люблю выступать перед публикой. Как говорят мудрецы Востока, у каждого есть семь талантов – и важно их раскрывать. Я чувствую способность, что могу управлять энергетикой аудитории со сцены и заряжать людей позитивом.

– Вы последователь восточных философий?

– Я верю в Восток и Запад. Истина где-то посередине.

– В Беларуси?

– (Смеемся.) Вы же видите, мы соединяем Запад и Восток, к нам приезжают. Знания можно взять в любой стороне, но важнее слушать свое сердце.

– В 2011 году вы открыли салон красоты. С тех пор вы всех белорусских женщин сделали голливудскими?

– Нашим женщинам тяжело не ходить к парикмахеру, особенно если нравятся его профессиональные качества. Сейчас информационный век, мы везде видим красивые образы и тоже хотим быть такими. Но увидеть себя со стороны свежим взглядом сложно. Для этого нужно быть свободным внутри. Если честно, большинство клиентов, приходя в салон, не имеют четкого понимания, чего они хотят. Задача стилиста в этом и состоит: знать психологию, «считать» характер, манеры, особенности лица и предложить какую-то новую идею. Могу сказать, все наши женщины-клиенты остались довольны работой стилистов салона.

– А мужчины?

– Мужчинам вообще не надо зацикливаться на внешности, я считаю. Сложно много думать, какой костюмчик тебе надеть, когда ты ответственен за бизнес, за семью. Изначально должен быть мужской стержень. Вы, женщины, часто говорите: «Он не красивый, но у него есть харизма». А потому что он естественный. Но белорусские мужчины чересчур консервативны, не хотят выделяться из толпы. И толпу не переделаешь. У меня был один клиент, бизнесмен. Я ему делал такую стрижку: расчешешь волосы вперед – обычная короткая стрижка для деловых встреч, а поставишь вверх – ирокез для вечеринок. Так что середину всегда найти можно.

7

– И все-таки с какими трудностями пришлось столкнуться, открывая и развивая салон красоты?

– Я лидер по характеру, мне тяжело работать «на кого-то». И когда решил организовать собственный салон – были кредиты и риски разориться. Но когда над головой взлетает меч – я мобилизую все силы, чтобы защитить свою крепость. Есть специфика нашего бизнеса: инвестиции в людей. Салон вкладывает силы и время в профессиональный рост своего работника, но, достигнув определенных высот – а вырасти до хорошего уровня мастер успевает в течение года, – он может уйти и забрать клиентскую базу. И этот парикмахер даже близко не осознает, какое количество энергии и времени салон тратит на привлечение клиента. Мы никак – ни юридически, ни психологически – не застрахованы от таких ударов. Из опыта стараемся выстраивать многогранную систему. Но основное – микроклимат внутри коллектива. Мы семья, мы помогаем друг другу, проводим вместе время. Люди должны понимать, к чему они идут, видеть свой моральный и материальный рост. Это есть моя задача. Поэтому я считаю себя креативным директором, и основная моя цель не командовать, а управлять. Кстати, последний успех – участие в чемпионате «Роза ветров», где мы вошли в тройку лучших салонов страны.

– Какие прически сегодня в моде?

– Очень популярно колорирование, в частности, омбре с вкраплениями фиолетовых оттенков, брондирование и балаяж. Среди ультрамодных людей есть тенденция окрашивания волос в розовый цвет. Особенно в Токио, откуда черпают вдохновение многие высокие дома моды. В Токио идет необычное смешение стилей и фактур. У меня есть книга Face of fish, в которой в картинках представлены все цвета и их сочетания в лицах рыб. Можно работать по этой книге и создавать самые необычные окрашивания. В целом я не сторонник следить за тенденциями. Зачастую мы создаем их сами. Вот недавно окрашивали волосы моей сестре. Нанесли краску первый раз – не понравилось. Нанесли другую краску. И вышел странный, но интересный цвет в стиле омбре. А сколько таких случайных открытий может происходить в салонах каждый день!

– Вы бы увлеклись девушкой с розовыми волосами?

– Я предпочитаю природную красоту. Но я за свободу самовыражения.

– Ваша жена есть воплощение ваших вкусов как стилиста?

– Я сторонник того, чтобы каждая женщина меняла свой образ. Как можно чаще. Это подчеркивает ее многогранность и загадочность. Часто бывает так, что моя жена отращивает волосы, а я ей потом контрастно делаю короткую стрижку. Так же и с моими детьми: если идет творческая мысль – я их беру и так делаю. Им очень нравится. Еще никогда не были недовольны.

– А реакция мужчины-стилиста на женщину отличается от стандартной мужской оценки?

– Я ценю в женщинах тонкий вкус, когда они имеют художественное видение. Они проявляют себя в одежде. Я проявляю их в волосах. Конечно, я как специалист первые секунды могу оценивать состояние волос, стрижку, окрашивание, но быстро закрываю на это глаза. Это не влияет на мое восприятие женщины. Я ценю внутренний мир. В любом случае я лучше сначала промолчу, а через какое-то время могу тактично предложить что-то подправить. Потому что просто хочу по-дружески быть полезным.

– Не так давно вы открыли Школу стиля Анатолия Лазарева…

– Школа – это одна из моих целей. Я никогда не жалел передавать свои знания, и этому обучаю своих тренеров. В школе несколько направлений обучения: базовый курс парикмахера, курс стилиста, визажиста, но все они работают в тандеме. Недавно мы получили предложение работать со школой фотографов. Это здорово, ведь на фото видны все недочеты, фото развивает ощущение формы, воображения, стиля. Наш принцип: к совершенству через понимание. У нас своя методика подготовки мастеров, как я ее называю: «парикмахер будущего». Прежде всего, обладая знаниями психологии, энергетики и физиологии, мы заботимся о том, чтобы ученики приходили к успеху здоровыми. Например, если он неправильно стоит – можно получить заболевание позвоночника. Или если работает в состоянии спазма в локте или колене, то нарушено как минимум дыхание, значит, не будет мягкости в работе, он будет терять энергию и быстро уставать. Только здоровый человек может быть счастливым и делать счастливыми своих клиентов.

– Есть планы на будущее?

– Из того, что я еще не реализовал, – надо сделать классное шоу с танцами (смеется). Артистизма много. Но я пока жду момента.

Беседовала Екатерина Нестерович.